Греф как симптом

Тема недели
Москва, 02.07.2012
Технологии не могут заменить институты — краудсорсинг и открытое правительство останутся дорогими игрушками, если в стране нет действенных механизмов политического участия

Фото: РИА Новости

На прошлой неделе по рунету пошли ссылки на трехминутный видеоролик, записанный на Петербургском экономическом форуме. На этом ролике председатель Сбербанка Герман Греф со своим фирменным апломбом рассказывал, как это неправильно — привлекать народ к управлению (они уж науправляют!) и как глупо сообщать народу лишнюю информацию, из-за чего станет труднее им манипулировать. Полуграмотные ссылки оратора на Будду, Конфуция и каббалу, которые-де с незапамятных времен учат не допускать плебс к рулю, довершали впечатление поразительного, немыслимого саморазоблачения опытного либерала.

Впечатление это было не вполне справедливым. Те, кто дал себе труд ознакомиться с более длинным роликом, откуда и был взят описанный фрагмент, быстро поняли, что Греф всего лишь чересчур длинно шутил: такой провокацией он хотел оживить модерируемую им дискуссию. Дискуссия называлась «Выход из управленческого тупика: мудрость толпы или авторитарный гений?», и глава Сбербанка пытался подзадорить к более азартным речам адептов правильного, по его мнению, ответа: краудсорсинг и открытое правительство — вот он, искомый выход из тупика.

Примечательно, однако, как дружно зрители краткого ролика поверили, что Греф говорит всерьез, безо всякого второго дна. Поверили и оппозиционеры, и лоялисты; и почитатели Грефа, и его хулители — все; и это само по себе стало примечательным событием. Понятно же, что такие речи в устах опытного и не находящегося под гипнозом политика крайне маловероятны: никто не посмеет такого наговорить публично — тем более в прямом эфире национального телевидения. Но люди поверили — потому, очевидно, что давно и твердо знали: именно так наша правящая элита действует, именно так она думает. А теперь вот и вслух говорить начала.

Элита и публика

Есть управленческие решения, по которым мнение широкого круга лиц — того самого «крауда» — нерелевантно, и спрашивать его незачем: изменение ставки рефинансирования, размещение противоракетных систем — да мало ли. С другой же стороны, есть такие решения, по поводу которых мнение публики исключительно важно, поскольку решения эти касаются самой публики и по идее направлены именно к ее благу. Такое прямое повседневное соприкосновение публики с властью происходит преимущественно в трех сферах: здравоохранение, образование, безопасность. Во всех трех этих сферах идут реформы, по обсуждаемой оси «правящая элита—общество» выглядящие одинаково.

Здравоохранение. Бывший директор МНТК «Микрохирургия глаза», уволенный бывшим министром здравоохранения Татьяной Голиковой, восстановленный на работе судом и уволенный министром снова уже перед самой ее отставкой, говорит в интервью «Эксперту»: «На первом месте — деньги, бухгалтерия. Больной превращается в какой-то неодушевленный объект, который должен поступить по разнарядке с сопроводительным документом в одну ячейку, полежать там, сколько нужно не ему, а этой самой бухгалтерии. И потом он должен по этим ячейкам двигаться так, как задумано в министерстве. Чтобы в конце концов все по гори

У партнеров

    «Эксперт»
    №26 (809) 2 июля 2012
    Госуправление
    Содержание:
    Греф как симптом

    Технологии не могут заменить институты — краудсорсинг и открытое правительство останутся дорогими игрушками, если в стране нет действенных механизмов политического участия

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама