Цивилизованный лоббизм

15 октября 2012, 00:00
Фото: ИТАР-ТАСС
Глава МЭР Андрей Белоусов поддерживает несырьевой экспорт

Министерство экономического развития подписало большую партию соглашений с крупнейшими российскими компаниями. «Мечел», «Русал», Объединенная авиастроительная корпорация, АвтоВАЗ, «Интер РАО», «Силовые машины», «Ренова», ГМК «Норильский никель» договорились взаимодействовать с МЭР по вопросам внешнеэкономической деятельности. Смысл в том, что компании будут активно пользоваться помощью министерства в продвижении своих интересов за рубежом, то есть в реализации там своих проектов и продаже продукции. Такая помощь будет оказываться через торговые представительства за рубежом, которые МЭР намерено серьезно реформировать.

О необходимости систем торгпредств журнал «Эксперт» поговорил с министром экономического развития Андреем Белоусовым:

В чем суть подписанных соглашений?

— Основная задача нашего внешнеэкономического аппарата — продвижение экономических интересов российских компаний за рубежом. Подписанные соглашения — это некий финал интенсивной работы, которая велась на протяжении последних двух с половиной месяцев. Мы провели встречи с главами компаний, чтобы выявить, какие проекты у них есть в конкретных странах и чем МЭР может им помочь.

Стоит отметить, что это работа не с нефтегазовыми компаниями, у которых на внешних рынках и так все хорошо. Но это помощь со стороны МЭР крупнейшим экспортерам, таким как «Русал», «Мечел», «Ростехнологии», «Росатом» или «Аэрофлот». Все эти компании уже давно работают на мировых рынках, но им все равно нужно содействие.

И в чем конкретно будет состоять это содействие?

— Сегодня, когда на рынок выходит продавец сложной техники, он, как правило, несет целый ряд услуг для покупателей продукции: послепродажное обслуживание и сервис.

При этом продавец предоставляет покупателю льготный кредит, и этот кредит является практически необходимым условием любой сделки. Иначе просто не продашь. Раньше у нас таких комплексных продуктов не было. Это стало очень серьезным барьером на пути продвижения российской техники за рубеж. Наши товары качественные, но без дополнительных финансовых услуг продать их практически невозможно.

Сейчас мы с помощью ВЭБа такие инструменты создаем. В качестве пилотного проекта министерство помогает Объединенной авиастроительной корпорации продвигать самолет Sukhoi Superjet. Отработав схему кредитования и сопутствующей поддержки, мы хотим создать готовый продукт для других видов экспорта.

На основе этого опыта мы создадим линейку услуг для крупных и средних экспортеров. Они будут обращаться в торгпредства, а те будут предлагать им готовые решения. Это другое качество. Это работа с массовым потребителем, а не с штучными компаниями, как происходит сейчас.

В каких отраслях можно стимулировать экспорт таким образом?

— Это авиастроение, судостроение, тяжелое машиностроение, сельхозтехника. Все это конкурентные рынки, на них работают компании, которые пользуются мощным арсеналом политической, организационной и экономической поддержки своих стран.

Но это же лоббизм.

— Лоббизм на международных рынках вещь распространенная и обязательная. Я знаю одну латиноамериканскую страну, которая экспортирует в Россию очень много фруктов. Казалось бы, фрукты и фрукты. Экзотика какая-нибудь? Нет, выяснилось что это обычные яблоки. Я удивился и начал выяснять этот вопрос. Оказалось, что во многом это работа местного торгпредства этой страны. Торгпред «оббежал» все крупные сетевые компании со списком своих компаний. Встретился с руководителями этих сетей, и для них условия оказались вполне приемлемыми. В результате они заключили соглашения. И теперь яблоки из Америки продаются в Москве и других городах России. Это нормальная работа торгпреда.

Каковы же перспективы наших несырьевых экспортеров?

— Сейчас несырьевой экспорт достигает 20 миллиардов долларов в год. В 2007 году мы делали расчеты, каков был бы потенциал нашего машиностроительного экспорта в условиях, если бы наши компании обладали опытом, имели финансовые и организационные ресурсы, как в других странах. Тогда, по нашим расчетам, вышло, что машиностроение могло давать 100 миллиардов долларов экспортной выручки в год.

Потенциал в пять раз больше! Есть над чем работать...

— Другого пути у нас нет. Сырьевой экспорт расти прекратил, теперь надо укреплять позиции на рынках неэнергетических товаров. Начиная с металлургии, химии и леса и заканчивая продуктами питания и продукцией машиностроения.

Но ведь не только крупный бизнес нуждается в поддержке.

— Да, помощь крупным компаниям — один из элементов новой политики. Помимо этого МЭР будет оказывать поддержку регионам в привлечении инвесторов под конкретные проекты. Третий блок — средний бизнес, который, по сути, отгорожен от мировых рынков, различными барьерами: от законодательных до отсутствия простой финансовой поддержки, а иногда и просто банальным отсутствием переводчика.