Сюрпризы евразийского венчура

Экономика и финансы
Москва, 22.10.2012
«Эксперт» №42 (824)
Таможенный союз трех постсоветских стран не привел пока к расцвету и диверсификации взаимной торговли и инвестиций. Реальные плоды интеграции произрастут не из подписанных соглашений, а из энергии бизнеса и заинтересованной активности регуляторов

Рисунок: Игорь Шапошников

Вот уже три года мы являемся свидетелями грандиозного институционального эксперимента — Россия, Казахстан и Белоруссия волею политического руководства стран предприняли решительные шаги к углублению интеграции. В этом году формат сближения вышел на новый уровень — Таможенный союз (ТС) сменило Единое экономическое пространство (ЕЭП), предполагающее уже не просто общий рынок товаров, а интеграцию рынков капитала, труда и гармонизацию экономической политики стран-участниц.

Каковы первые результаты функционирования ТС и ЕЭП? Можно ли уверенно говорить о позитивном влиянии интеграционных институтов на взаимную торговлю, инвестиционную деятельность, бизнес-практику? Какие непредвиденные и, возможно, нежелательные эффекты дали о себе знать? Все эти вопросы находились в центре внимания на конференции «Возможности расширения взаимной торговли в рамках ЕЭП», организованной в конце сентября посольством и торгпредством Республики Казахстан в России.

Эйфория не оправдана

Прежде всего попробуем разобраться с влиянием ТС и ЕЭП на взаимную торговлю трех стран. Корректная оценка такого влияния — дело непростое, уж больно много привходящих обстоятельств влияет на реальные торговые потоки. Позиция официальных лиц, как правило, весьма оптимистична. Вот, например, какие аргументы привел на конференции министр Единой экономической комиссии (ЕЭК), наднационального исполнительного органа ЕЭП, Андрей Слепнев: «В прошлом году внешняя торговля стран тройки выросла на 35 процентов, при этом их взаимная торговля — на 38 процентов. К тому же надо учитывать, что доля нефтегазовых товаров во взаимной торговле стран ТС (чуть более 40 процентов) существенно меньше, чем во внешней торговле наших стран (70 процентов). По семи месяцам текущего года внешняя торговля ТС выросла на 8 процентов, а внутренняя — на 13,5 процента. При этом взаимные поставки машин, оборудования, транспортных средств и продукции химической промышленности увеличиваются существенно более высокими темпами. Налицо позитивный эффект ТС не только в смысле объемов взаимных поставок, но и в части структурного сдвига в торговле от сырья к готовой продукции».

Есть, однако, и неприятные результаты. Если сопоставлять цифры за ряд лет и принимать во внимание, что с 2010 года наблюдается общий рост торговли трех стран, связанный с восстановлением после кризисного спада в 2009-м, то никаких особых достижений у ТС/ЕЭП нет. Так, в 2010 году экспорт в Белоруссию и Казахстан у России восстанавливался значительно медленнее, чем совокупный экспорт. Белоруссия по внешним поставкам рванула в 2010 году, а в 2011-м притормозила. Сильно распиаренный более чем пятикратный рост экспорта Казахстана в Белоруссию в 2010 году был лишь разовым замещением схлопнувшихся в тот год российских поставок (полмиллиона тонн казахстанских нефтепродуктов закрыли пятую часть потерянных российских объемов). Однако с 2011 года Лукашенко удалось достичь договоренности с Москвой о новой схеме взаимоотношений по поставкам и расчетам за нефть и нефтепродукты

У партнеров

    «Эксперт»
    №42 (824) 22 октября 2012
    Турецко-сирийский конфликт
    Содержание:
    Большая турецкая ошибка

    Развязав войну с Сирией, Турция понесет колоссальные экономические и политические потери. Этот шаг уничтожит ее десятилетние достижения и претензии на региональное лидерство

    Повестка дня
    Частные инвестиции
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама