Без Рязани не будет Лондона

Для нормального развития российского финансового рынка нужно не так уж много — для начала достаточно, чтобы отечественные компании продавали акции отечественным же инвесторам

Фото: Олег Сердечников

Интрига вокруг будущего IPO Московской биржи, взаимоотношения ее акционеров, ее возможные конкуренты и вопрос, может ли Москва тягаться с Лондоном, как-то заслонили самую главную проблему. Что надо сделать, чтобы российский фондовый рынок выполнял свою главную функцию: помогал компаниям получать капитал, а инвесторам — вкладывать деньги? И как добиться того, чтобы он эту функцию выполнял хорошо? Потому что если одни компании не могут получить капитал на нашем рынке — не важно, долговом или рынке акций, — а другие и не хотят его здесь получать, предпочитая западные площадки, значит, с нашим рынком что-то не в порядке.

Обсудить эти вопросы мы пригласили представителей брокеров и бирж; в круглом столе в редакции «Эксперта» приняли участие президент НП РТС Роман Горюнов, председатель наблюдательного совета группы компаний «Алор» Анатолий Гавриленко, президент ЗАО «Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа» Алексей Рыбников и президент инвестиционного холдинга «Финам» Владислав Кочетков. К сожалению, на наше приглашение не откликнулась Московская биржа — тогда как участникам рынка очень важно понять, как она будет выстраивать взаимоотношения с ними и каким видит свое будущее. Похоже, пока у самой биржи нет четкого ответа на эти вопросы. А ответы эти очень важны: рыночная инфраструктура должна работать как часы, и для этого между брокерами, биржей и другими элементами этой инфраструктуры (центральным депозитарием, межброкерскими торговыми системами и т. д.) все должно быть предельно ясно и прозрачно. Пока же до полной ясности далеко: к примеру, система торгов T+N, над которой Московская биржа активно работает, на самом деле может оказаться вовсе не оптимальной.

Начали же мы беседу с представителями фондового рынка с простого вопроса:

Как вы считаете, сколько России нужно бирж и с кем они должны конкурировать — с Лондоном или друг с другом?

Анатолий Гавриленко: Во-первых, Россия — очень большая страна. Например, в США раньше прекрасно уживались две-три фьючерсные биржи, там было несколько площадок для акций. То же самое было в Германии. Все эти биржи проработали какое-то время — 20–30 лет, — прежде чем пришли к идее объединения. В России все происходило по-другому: наверху было принято решение объединить биржи РТС и ММВБ. Образовалась единственная биржа — со всеми плюсами и минусами. Плюсы — это поддержка государства и ЦБ, Центральный депозитарий. Но пока мы объединялись, Лондон сильно оторвался. А, к примеру, Варшавская биржа перевела к себе всех украинских эмитентов. Во-вторых, когда у нас было две биржевые площадки, они постоянно конкурировали между собой. Эта конкуренция была реальным драйвером развития биржевой торговли в России. Объединились биржи — ушел драйв, ушла конкуренция.

Роман Юрьевич, в НП РТС вы будете развивать какую-то биржевую площадку или ECN (Electronic Communication Network, межброкерскую торговую систему)?

Роман Горюнов: Роль НП РТС — это роль интегратора на финансовом рынке. Мы объединяем участников финансовог

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (825) 29 октября 2012
    "Роснефть"
    Содержание:
    Делай, что получается

    Поглощение государственной «Роснефтью» частной нефтяной компании ТНК-BP поставило на кон вопрос о дальнейшей судьбе российской нефтянки. Национализации не будет, но и ждать от «Роснефти» превращения в ExxonMobil пока не стоит

    Потребление
    Реклама