Блеск и кровь золотого века

Культура
Москва, 29.10.2012
«Эксперт» №43 (825)
Централизация власти, упразднение баронской вольницы и военно-патриотическая идеология подарили Британии золотой век. Неспособность британской короны осознать, что время абсолютизма прошло, оставила от него только редкие отблески

Фото: Национальная Портретная Галерея, Лондон

В Московском Кремле открылась выставка «Золотой век английского двора: от Генриха VIII до Карла I», посвященная одному из самых ярких периодов в истории Англии — времени становления английской государственности, национального самосознания и культуры.

При этом с чисто исторической точки зрения выглядит не совсем справедливым, что хронологические рамки экспозиции не включают Генриха VII, поскольку фундамент золотого века заложил именно он. Напомним, что к моменту восшествия Генриха VII на трон английское государство находилось в печальной ситуации. Страна была обескровлена феодальной войной Алой и Белой розы. Единственным экспортным товаром была овечья шерсть, которая вывозилась в Антверпен — главный центр европейской торговли. Причем, поскольку собственного флота у Англии не было, шерсть вывозилась на судах Ганзейского союза, за что ганзейским купцам предоставлялся целый ряд привилегий: они имели в Лондоне свое представительство, а по сути — офшорную зону, «Стальной двор», и были освобождены от всех таможенных пошлин, в результате чего платили за вывоз английской шерсти даже меньше, чем сами англичане. Право ганзейцев беспошлинно ввозить в Англию товары делало «Стальной двор» главным препятствием для развития английской национальной перерабатывающей промышленности.

Собиратель страны

При Генрихе VII картина радикально изменилась. Ведя борьбу против мятежных баронов, он добился утверждения в 1488 году билля о государственной измене, по которому было осуждено 8 тыс. крупных феодалов. Конфискация их земель существенно укрепила казну, как и субсидии, уплаты которых Генрих VII требовал с богачей на том основании, что «их богатство несомненно», — так была изобретена «социальная ответственность бизнеса». В результате такой политики после смерти Генриха VII в казне осталось около 2 млн фунтов стерлингов, что равнялось пятнадцатилетнему объему государственных доходов. Часть конфискованных у мятежных баронов земель король подарил своим соратникам, и в результате этого передела активов в Британии сформировалась национально ориентированная элита, стремящаяся вывести страну в число мировых экономических лидеров.

Основой экономической политики Генриха VII стало обеспечение интересов национальной внешней торговли, что подразумевало создание собственного флота с последующим захватом морских путей и иностранных рынков. С этой целью Генрих VII начал выдавать субсидии на строительство кораблей — пять шиллингов на каждую тонну водоизмещения. Именно так закладывались основы колоссального экономического рывка, вошедшего в историю Англии под названием «золотой век».

Впрочем, организаторов выставки можно понять: эпоха Генриха VII не была богата на гламур, так что единственным экспонатом, соответствующим замыслу экспозиции, стал портрет самого короля работы неизвестного художника. Мало того, даже во времена его наследника Генриха VIII золотой век еще выглядит достаточно скромно: этот период представлен на выставке серебряной посудой с простым геометрическим узором и рыцарс

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (825) 29 октября 2012
    "Роснефть"
    Содержание:
    Делай, что получается

    Поглощение государственной «Роснефтью» частной нефтяной компании ТНК-BP поставило на кон вопрос о дальнейшей судьбе российской нефтянки. Национализации не будет, но и ждать от «Роснефти» превращения в ExxonMobil пока не стоит

    Повестка дня
    Потребление
    Реклама