Тот же жакет 108 раз

Елена Стафьева
29 октября 2012, 00:00
Фото: Karl Lagerfeld
Амелин Валад, модель

Жаль, что каламбур «Все мы вышли из Шанели» уже затерт до дыр и нет ни малейшей возможности сделать его заголовком для этого текста. Потому что выставка The Little Black Jacket: Chanel’s classic revisited by Karl Lagerfeld and Carine Roitfeld именно про это. Про то, что такое настоящий iconic item, культовый, абсолютно узнаваемый предмет, сделать который мечта любого дизайнера и любого бренда. Если он у вас есть — ваше будущее обеспечено. У Chanel таких не один, не два и даже не три. В названии остроумно соединили две вещи, прочно связанные в массовом сознании с Chanel: маленькое черное платье и твидовый жакет, так и вошедший в историю под названием «жакет Шанель». Отделанный тесьмой, из рыхлого твида, без воротника, с накладными карманами, он стал хитом начиная с середины 50-х, когда семидесятилетняя Габриель Шанель придумала его после своего возвращения в моду. Он воспроизводился бессчетное число раз и далеко не всегда под брендом Chanel — и каждый видел его, а многие и носили.

Авторы

Это не первый художественный проект Chanel, и обычно в выборе имен и концепций они абсолютно прозрачны. Например, в предыдущем проекте Mobile Art CHANEL Contemporary Art Container Заха Хадид, одна из самых знаменитых современных архитекторов, построила передвижной павильон, в центре которого лежал огромный муляж сумки Chanel 2.55. На этот раз камера — вполне предсказуемо — оказалась в руках арт-директора Chanel Карла Лагерфельда, который уже давно снимает всю рекламу Chanel, делает съемки для глянца и другие фотопроекты. А стилистом стала Карин Ройтфельд — женщина в этой индустрии легендарная, придумавшая в 90-е с Томом Фордом порношик для Gucci, потом 10 лет руководившая французским Vogue, в сентябре запустившая собственный журнал, а буквально пару недель назад назначенная международным директором моды Harper’s Bazaar, да и просто один из лучших современных стилистов. Но если вы ожидаете увидеть что-то вызывающее и провокационное, то будете разочарованы — это вполне качественная коммерческая fashion-фотография, конвенциальная и консервативная. Хотя, стилизуя один и тот же жакет на девушках, женщинах, старушках, детях и мужчинах, Карин и проявила ловкость и изобретательность. Всего в проекте приняло участие 108 человек, и далеко не все они знаменитости. Идея, как было сказано, проста — взять один и тот же черный твидовый жакет и надеть его на самых разных людей, как бы говоря нам: «Вот посмотрите, как классический жакет способен высветить индивидуальность каждого». Именно на это работает и вся унификация — одинаковый жакет, одинаковый темный фон. Но вот как раз именно это получается с переменным успехом.

Модели

Самые интересные фотографии те, на которых люди из ближнего круга Карла Лагерфельда. На них меньше всего стилистических ухищрений и при этом больше всего работы фотографа с моделью. Например, Виржини Виар, директор студии Chanel, много лет работающая бок о бок с Лагерфельдом, — сдержанная, собранная, застегнутая на все пуговицы, но при этом в жакете с шипами и цепями, то есть не без вызова и антибуржуазности. Или Мари-Луиз де Клермон-Тоннер, международный PR-директор Chanel, она пришла в дом еще при самой Шанель: похожая на героинь фильмов Клода Шаброля, словно родившаяся в этом черном твидовом костюме, туфлях с камелией и с идеальной укладкой — эталонное воплощение безупречной французской элегантности. Или радостная, бесконечно очаровательная Инесс де ла Фрессанж в джинсах и стоптанных балетках — знаменитая модель, фаворитка Лагерфельда в 80-е, с которой он потом громко разругался и совсем недавно тихо помирился. Видно, что он тепло относится к своим моделям, что они для него не случайны, что ему нравятся эти особенные, очень французские женщины и у него есть собственное представление об их личностях, которое он пытается передать. А вот женщины моложе 40 лет — все модели, актрисы и певицы — получились достаточно предсказуемо, как на любых фото в любом глянце. Карин Ройтфельд довольно лихо представила себя в образе самой Габриель Шанель — и так поместила на обложку приуроченного к выставке альбома: в знаменитой шляпке, которую Коко не снимала все последнее десятилетие своей жизни, и с ножницами, которые в студии всегда висели у нее на груди. И конечно, в юбке и жакете Chanel. Но главная удача фотографа — и с концептуальной и с художественной точки зрения — портрет главного редактора американского Vogue, самой могущественной женщины в этом бизнесе, великой и ужасной Анны Винтур. Она стоит спиной к зрителю, и мы видим только ее идеальный боб и накинутый на плечи жакет Chanel. Винтур одновременно и равна своему публичному образу — именно такой ее все обычно и видят, и такой она показана в фильме «Дьявол носит Prada», — и совершенно ускользает от него. Повернувшись к нам, она может оказаться какой угодно, потому что истинного лица этой железной женщины не знает никто.

Кристен МакМенами, модель expert_825_081.jpg Фото: Karl Lagerfeld
Кристен МакМенами, модель
Фото: Karl Lagerfeld

Публика

Знаменитости на выставке — в основном люди из международной fashion тусовки — в массе своей без специальных пояснений узнаваемы только для тех, кто так или иначе с этой тусовкой связан или живо ею интересуется. Но аудиторию The Little Black Jacket это вряд ли сузит, скорее, напротив, именно на внимание мирных обывателей и рассчитан весь этот цвет международного джет-сета. Именно они придут в Artplay и будут рассматривать it-girls, вспоминая, что и на каком селебрети-сайте, в каком журнале они про них недавно прочли. И в этом одно из главных развлечений, предоставляемых публике проектом, который в первую очередь, конечно, entertainment, а уже во вторую или даже в третью — art. Такой культурный симбиоз развлечения, маркетинга и моды сегодня один из главных социокультурных форматов. Chanel вообще очень грамотно реагирует на вызовы времени, и, например, появление значительного количества мужчин в проекте, говорит вовсе не о стремлении гендерно расширить аудиторию бренда. Это, как и недавнее появление Бреда Питта в рекламе Chanel № 5 (впервые в его истории это мужчина), — реакция на важный современный тренд, который в интернете принято называть «парни с кубиками». Суть его в том, что женщины начинают воспринимать мужчин примерно так, как мужчины всегда воспринимали женщин: они больше не думают, что «мужчина должен быть чуть краше обезьяны», и хотят смотреть на красивых гетеросексуальных (или выглядящих таковым) парней. Так что и здесь Chanel очень своевременно реагирует на запросы публики и расширяет именно женскую аудиторию.

Кстати, в этом контексте можно попробовать предположить, какой окажется следующая выставка Chanel. Скорее всего, что-то на тему легендарного флакона духов Chanel №5, еще одного символа бренда. И нам покажут видео-арт, где стройные, аккуратно прокаченные актеры и спортсмены, например Майкл Фассбендер или Майкл Фелпс, будут обнимать гигантский флакон и позировать на его фоне. И знаете что? Имеют полное право. Потому что, повторим еще раз, мало кто может вот так извлекать из собственных запасов один за другим iconic item и предъявлять их публике не только на витринах и прилавках, но и в культурном контексте. В этом у Chanel, пожалуй, нет конкурентов.