У истоков американской свободы

Книги
Москва, 12.11.2012
«Эксперт» №45 (827)
Идеологи американской революции считали, что любое правительство враждебно свободе и стремится установить духовную монополию. Они пытались защитить граждан от правительства и его слияния с любой церковью

Идеи независимости и республики далеко не сразу пришли в голову американским колонистам. Революции предшествовало несколько десятилетий интенсивной идеологической работы, в результате которой в конце концов и родились принципы, заложенные в основу современного американского государства. Эти принципы определили отношение американцев к своей стране, к ее политической системе и к ее роли в мире. Они оказали значительное влияние на весь мир, в частности на Французскую революцию. До сих пор любое демократическое движение обращается к великим мыслям, когда-то сформулированным отцами-основателями: «Все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью».

Особенность идеологических дискуссий, предшествующих американской революции, в отличие от идеологических дискуссий времен французской и русской революций, в том, что в них практически не затрагивались социальные проблемы. Предметом обсуждения были вопросы защиты свободы, политической организации общества, свободы совести, взаимоотношения гражданина и государства. Будущие революционеры считали, что не свергают старый строй, а защищают его. Бейлин пишет: «Главной целью [американской] революции <…> было не свержение или даже исправление существующего общественного порядка, но защита и утверждение политических свобод, которые оказались под угрозой из-за разложения законного строя», в качестве которого они рассматривали некие идеальные принципы, будто бы лежавшие в основе неписаной британской конституции. Главным из них было недоверие к власти как таковой. Как замечает Бейлин, «они считали, что правительство по природе своей враждебно свободе и счастью человека», а парламент, который должен ограничивать правительство, склонен к разложению под вредоносным влиянием исполнительной власти. Такие взгляды были распространены и в Британии, но в колониях, куда эмигрировало множество сторонников самых радикальных религиозных сект, они приняли характер бесспорной максимы. Из этой убежденности рождалось два следствия. Во-первых, постоянный страх правительственных заговоров против свободы, подкрепляемый тем фактом, что у колоний в британском парламенте не было представителей. А значит, некому было противостоять заговору в его логове. При этом Америка рассматривалась как последнее прибежище свободы, и была уверенность, что «совершенство и благоденствие человеческого рода в Америке превзойдут все до сих пор виденное когда-либо и где-либо». Во-вторых, убеждение, что для защиты свободы и прав недостаточно неписаной конституции, необходим документ, их закрепляющий. Хотя у последнего соображения было и возражение: письменное закрепление свобод введет их регламентацию, которая дает в руки власти орудие произвола. Как писал один из памфлетистов того времени, короли и парламенты не властны даровать «права, необходимые для счастья». Потому что «мы получаем их из высшего источника, от царя царей и владыки всея земли <…> и осно

У партнеров

    «Эксперт»
    №45 (827) 12 ноября 2012
    Министерство обороны
    Содержание:
    К оружию

    Сергею Шойгу досталась уже реформированная его предшественником армия. Поправив самые одиозные детали этой реформы, он устранит хронический конфликт военных с министерством, длившийся при Сердюкове. Договориться с военно-промышленным комплексом будет сложнее

    Международный бизнес
    Частные инвестиции
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама