О выборах мэра Москвы

Александр Привалов
научный редактор журнала "Эксперт"
17 июня 2013, 00:00

Нельзя сказать, что с ними совсем уж всё ясно. Скажем, политологи ещё смогут найти какие-нибудь третьи и пятые смыслы в том, как демонстративно и. о. мэра Москвы и победитель предстоящих выборов Собянин предпочёл тяготы самовыдвиженца званию кандидата от «Единой России». Но это всё пустяки — широкой публике третьи смыслы неинтересны; ей, по правде сказать, не очень-то интересен и первый. От партии? Ладно. Не от партии? Тоже хорошо. Кто выиграет выборы, публика так и так прекрасно знает, а никакими иными важными новостями 8 сентября уже не чревато — во всяком случае, на текущий момент. После того как глава «Гражданской платформы» Прохоров заявил, что и сам на выборы не пойдёт, и никого другого выставлять не будет, сюжет схлопнулся.

На иной взгляд, сюжет был не слишком богат на варианты развития и при участии в выборах г-на Прохорова: способность лидера ГП хоть что-нибудь сделать толково и последовательно ещё с прошлых кампаний вызывает огромные сомнения. Но ведь всегда остаётся надежда на благую перемену. В конце концов, на последних президентских выборах, даже не весьма внятно проведя кампанию, г-н Прохоров набрал в Москве 20,45% голосов — что бы ему не повторить этот результат и в сентябре? Если же, как полагают многие авторы, доля либерально настроенного и протестного электората в Москве растёт, то почему бы не постараться и превзойти прошлогодний результат? А уж кабы дело дошло до второго тура (что в принципе могло случиться при хороших результатах двух-трёх других кандидатов), Прохорову был бы обеспечен воз лавров и превосходные перспективы на будущее.

Однако миллиардер уклонился от участия в кампании — как можно было понять, из-за того, что не успевает избавиться от своих многочисленных зарубежных активов. Правда, днём раньше его соратники заверяли «Интерфакс», что успевает; но тут ведь дело тонкое: вчера думал, что успеешь, а нынче не успеваешь… Но это уже и неважно. Шаг сделан, и шаг этот, на мой взгляд, ошибочен. Зарубежные активы надолго, если не навсегда, пребудут ахиллесовой пятой политика Прохорова. В игру, в которую оппозиция недавно так весело играла с Бастрыкиным или Пехтиным, сумеет играть и власть; риск, что в самую неподходящую минуту всплывёт какой-нибудь забытый и самим миллиардером, и его адвокатами забугорный счётец, будет оставаться всегда. Но как раз на нынешних выборах этот риск был бы наименьшим: и времени до сентября мало, и не настолько опасен Собянину конкурент, чтобы спешно его таким манером подрезать. И потом, не идёшь на выборы сам — выстави другого кандидата; сестру жалко — кого-нибудь ещё найди. Совсем не показать на этих выборах флага «Гражданской платформы» означает подвести не только ее сторонников, но гораздо более широкий круг лиц.

На сентябрьских выборах победит Собянин — это данность; можно, коли кому охота, объяснять её лишь досрочностью выборов, данностью она быть не перестанет. Собянину просто не с чего проигрывать — посмотрите цифры любых опросов. А вот стопроцентно подмэрской городской Думы Москва и вправду, пожалуй, больше не захочет, и муляжа, которым заменялись выборы в Мосгордуму последних двух созывов, в будущем году с прежней отвагой не повторить. И это очень хорошо. Городской совет, как бы он ни назывался, в любом городе мира изрядно зависит от действующего мэра; но если он и формируется по принципу лояльности горячо любимому градоначальнику, как было в Москве при Лужкове, получается кисло. Не будь московские депутаты так поголовно преданы Лужкову, он купно с Батуриной всё-таки лучше бы видел берега. В том, чтобы выборы в Московскую думу дали в 2014 году более дееспособный результат, важную роль могли бы сыграть новые силы, не обязанные объясняться за годы соглашательства с мэрией. И вот прохоровская команда своими руками сбивает шансы в будущей кампании. Я знаю, что сам Прохоров говорит обратное — отказавшись от выборов мэра, он все силы положит на выборы депутатов: «Мэр — ваш, Дума — наша». Но странные это речи. Можно вообразить хитрые рассуждения, по которым бороться за Думу, безвольно упустив такой удачный повод завоёвывать сторонников, окажется куда эффективнее, чем после второго места, добытого в открытой борьбе. Зато нельзя вообразить простака, который подобным рассуждениям поверит. Ну ладно, умерла так умерла. Людей, видящих в г-не Прохорове серьёзного политика, стало заметно меньше; будем честны, это только естественно.

А добавить интереса начинающейся кампании ещё можно, и сделать это по силам только действующей власти. Надо обеспечить регистрацию в качестве кандидата — Навального. Сейчас, когда я дописываю колонку, ещё не пришло известие о том, что московское отделение РПР-ПАРНАС последовало совету руководства партии и выдвинуло Навального в мэры, но полагаю, такое известие придёт. Дальше, мне кажется, власти надо бы не мешать (а в случае необходимости и негромко помочь) этому кандидату получить необходимое количество подписей от муниципальных депутатов. Ну и, само собой разумеется, прекратить или как минимум надёжно затормозить суету с его уголовным преследованием. Пусть себе баллотируется на здоровье.

Как кричат нетерпеливые водители медлящему трогаться со светофора коллеге, «зеленее не будет»: более удобного случая без вредных последствий ввести в систему любимца внесистемной оппозиции (не обязательно именно этого — любого) не дождаться. Сейчас не любящие Навального социологи сулят ему в сентябре один процент голосов, любящие — три. Допустим, он получит пять или даже семь. Только совсем повреждённые его фанаты смогут сказать, что по правде пять — это пятьдесят один, а совсем повреждённых на свете не так уж много. «И всё, мистер Додсон?» — «И всё мистер Фогг». Баснословие вокруг Навального вскоре прекратится; не исключено даже, что уже к выборам 2014 года РПР сменит фронтмена, но это уже детали. Главное — политический пазл сложится воедино, причём с адекватным реальности соотношением частей. Повторяю: более удобного случая не будет. Нет, можно и не интегрировать внесистемных противников в систему — как можно, например, делать колёсные экипажи совсем без рессор. Но только в том случае, если гарантировано, что впереди нет ни единого ухаба.