Дело клеится, реформы продолжаются

11 ноября 2013, 00:00
Фото: ИТАР-ТАСС
Сергей Шойгу продолжает реформы Анатолия Сердюкова по-своему

В годовщину начала громкого коррупционного скандала, получившего название «дело “Оборонсервиса”», главная фигурантка Евгения Васильева выступила с открытым письмом, в котором пожаловалась на нарушение ее прав и выразила полную уверенность в собственной невиновности. А 23 ноября, согласно УПК, истекает максимальный срок ее содержания под домашним арестом. Однако официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин достаточно определенно заявил, что дело будет передано в суд. В пользу такого развития событий свидетельствует и тот факт, что бывшая начальница «Оборонстроя», подразделения «Оборонсервиса», Лариса Егорина, а ранее и другая фигурантка, Екатерина Сметанова, заключили сделку со следствием, а значит, свидетельствовали о злоупотреблениях.

Такого резонансного расследования в верхах не было за всю новейшую историю России, а потому до сих пор остаются вопросы: удастся ли довести дело до суда и сменит ли бывший министр обороны Анатолий Сердюков статус со свидетеля на обвиняемого? Позиции Сердюкова кажутся незыблемыми, а шансы очутиться на одной скамье подсудимых с бывшими подчиненными — минимальными. Правда, на днях в СМИ появилась информация о возможности привлечения экс-министра уже в качестве обвиняемого по делу о злоупотреблении служебными полномочиями при благоустройстве базы отдыха «Житное» (расследование было продлено до января 2014 года).

 006_expert_45_3.jpg Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

В свое время Сердюков возглавил Минобороны как кризисный менеджер — для проведения болезненной и радикальной военной реформы. Под его началом сократили численность офицерского состава, воинские части были переведены в состояние постоянной боевой готовности, ликвидирован институт прапорщиков и мичманов, изменена организационная архитектура армейского командования, дивизии частично заменили бригадами. Был создан и ныне печально знаменитый холдинг «Оборонсервис», которому должны были перейти на аутсорсинг непрофильные обеспечительные и хозяйственные функции. Это давало возможность освободить солдат от воспетых армейскими анекдотами чистки картошки или уборки плацев и сосредоточиться исключительно на боевой подготовке.

Сменивший Сердюкова на волне скандала год назад Сергей Шойгу значительно пересмотрел план реформы, однако не отказался от общего принципа, заложенного политическим руководством: создание мобильной, высокоэффективной и преимущественно профессиональной армии. Шойгу последовательно отменял самые непопулярные шаги прежнего министра — отозвал решение о переформировании ряда военных учебных заведений, вернул учащихся Суворовского и Нахимовского училищ в парад Победы, призвал ряд уволенных офицеров, остановил сокращение военно-медицинской службы. А в дальнейшем учинил едва ли не большую встряску для военного ведомства.

Произведены масштабные кадровые перестановки в руководстве, стали регулярными внезапные проверки боевой готовности, военные учения проводятся значительно чаще, они прокатились практически по всем военным округам, в том числе одно из самых масштабных прошло на Дальнем Востоке летом этого года. В октябре состоялись учения российских стратегических ядерных сил — Ракетных войск стратегического назначения. Инициировано создание Ставки Верховного главнокомандования — единого центра управления Вооруженными силами на случай крупномасштабной войны. Значительно стабилизировались и взаимоотношения Министерства обороны с предприятиями оборонно-промышленного комплекса, увеличено количество сотрудников института военной приемки.

Нынешний министр обороны, очевидно, предпочитает оперативное управление масштабным структурным реформам — хотя последние тоже происходят. Это неудивительно, учитывая 22-летний опыт работы Сергея Шойгу на посту самого «чрезвычайного» ведомства — МЧС. В стиле работы и деятельности министра прослеживается явное стремление превратить Минобороны в структуру, оперативно реагирующую как на внезапные события, так и на новые системные вызовы. И хотя сегодня министерство ассоциируется во многом с коррупционным расследованием, представить себе новый «Оборонсервис» под руководством Шойгу практически невозможно.