Пикассо с доставкой от Геббельса

Сергей Сумленный
11 ноября 2013, 00:00

В захламленной квартире пожилого пенсионера из Мюнхена полиция обнаружила более тысячи шедевров мировых мастеров. Это самая большая находка картин неясного происхождения — возможно, след от них тянется к нацистским грабежам

Фото: ЕРА
Найденная работа Отто Дикса

«Мы не распространяем информацию о том, где лежат картины. Точка. Это художественные произведения огромной ценности, и мы не скажем, где они лежат», — ответственный за работу с прессой представитель немецкой прокуратуры Маттиас Николаи ощутимо напрягается, когда речь заходит о находке, сделанной полицейскими в квартире шестиэтажного дома на окраине Мюнхена. В сухом заявлении прокуратуры города Аугсбурга, в чьем ведении находится дело, педантично перечисляется состав найденного: 121 полотно в рамах и 1285 произведений без рам, среди них работы маслом, тушью, карандашом, акварели, литографии и другие гравюры. Среди обнаруженных работ — произведения Оскара Кокошки, Пабло Пикассо, Марка Шагала, Пьера Огюста Ренуара, Анри де Тулуз-Лотрека и других мастеров. Происхождение многих картин из изъятой коллекции до сих пор совершенно не ясно. Все эти шедевры хранились в квартире, принадлежащей 79-летнему пенсионеру Корнелиусу Гурлитту.

Случайная проверка

Полиция заинтересовалась этим пожилым господином случайно: 22 сентября 2010 года Корнелиус Гурлитт попал в выборку таможенного контроля пассажиров поезда, следовавшего из Цюриха в Мюнхен через пограничный курортный городок Линдау. Обычно на этом отрезке немецкая таможня ищет богатых пожилых немцев с большими суммами незадекларированной наличности: обеспеченные граждане ФРГ любят хранить деньги в швейцарских банках и вывозить дивиденды по вкладам в виде черного нала. Хотя при Гурлитте не обнаружилось ничего запрещенного, его поведение в ходе контроля показалось подозрительным, и полиция продолжила к нему присматриваться.

Через полтора года наблюдений прокуратуре удалось убедить суд дать разрешение на обыск в квартире Гурлитта, — стиль жизни пенсионера показался подозрительным. В тот момент, однако, сыщики еще не предполагали, что обыск в обычной квартире затянется на трое суток, — именно столько времени потребовалось для того, чтобы описать все, что было найдено у пенсионера.

Почти полторы тысячи работ великих художников хранились в беспорядке, частично в кладовке, вместе со старыми консервами. Некоторые картины ранее вообще не были известны искусствоведам, например «Аллегорическая сцена» кисти Марка Шагала, изображающая пару, целующуюся на фоне ночного неба, а также «Автопортрет» Отто Дикса. Количество и ценность картин были столь высоки, что власти ничего не сообщали прессе в течение еще полутора лет и устроили камерную пресс-конференцию лишь на прошлой неделе. По сведениям, распространенным журналом Focus, общая стоимость коллекции может превышать миллиард евро. «Сообщения в журнале Focus неверны, — быстро реагирует Маттиас Николаи, не отвечая при этом на вопрос, какова стоимость найденных работ. — Их слишком много, мы не можем оценить их стоимость».

Нацисты насобирали

Хотя прокуратура Аугсбурга не опубликовала полный список картин, обнаруженных в кладовке пенсионера, в немецких СМИ сразу же распространились слухи, что значительную часть коллекции — наряду с отдельными работами Альбрехта Дюрера или Джованни Каналетто — составляют полотна художников-модернистов, конфискованные нацистами из немецких музеев и частных коллекций в 1930-е годы. В первую очередь речь якобы идет о картинах с выставки «Дегенеративное искусство», проведенной в 1937 году в Мюнхене по личному указанию министра пропаганды и образования Йозефа Геббельса. По замыслу министра, эта выставка, на которой были представлены работы модернистов, должна была проходить параллельно с Большой немецкой выставкой, представляющей, в свою очередь, картины идеологически и расово надежных художников.

Такое сравнение должно было продемонстрировать полное превосходство арийских художников над всеми остальными. На деле же вышло иначе: выставку модернистов посетило больше миллиона человек, а выставку арийских работ — менее пятисот тысяч. Тем не менее нацисты заявили об успехе сравнения и стали массово сбывать модернистские работы за рубеж. Вначале планировался бартерный обмен произведений Пикассо, Тулуз-Лотрека и других на работы немецких художников, например романтика-националиста Каспара Давида Фридриха. Однако работы немецких художников в иностранных музеях кончились быстрее, чем работы Пикассо в запасниках нацистов, и модернистов было решено продавать. Именно история продаж картин может оказаться ключом к пониманию того, как сотни первоклассных работ оказались в квартире мюнхенского пенсионера.

«Человек, у которого по чистой случайности были обнаружены картины и рисунки, — сын Гильдебранда Гурлитта, одного из четырех торговцев картинами, уполномоченных в 1930–1940-е годы нацистами продавать за рубеж конфискованные работы художников-модернистов. Гурлитт — очень неоднозначная личность эпохи национал-социализма. Этот ученый-искусствовед еврейского происхождения вначале сам устраивал выставки современного искусства, а когда начались репрессии, заключил соглашение с режимом. Очевидно, Гурлитт продал за рубеж не все работы, многие из них он оставил для себя и своей семьи. Видимо, его сын Корнелиус Гурлитт, у которого нашли огромное собрание, десятилетиями жил за счет этих культурных сокровищ, продавая то одну, то другую работу на аукционах. Это происходило очень аккуратно и, конечно, без особой рекламы», — сказала «Эксперту» Улли Зеегерс, профессор Университета Дюссельдорфа и специалист по истории предметов искусства, утраченных в годы национал-социализма. По мнению искусствоведа, необычен в находке лишь масштаб: «То, что время от времени всплывают предметы искусства, которые нацисты называли дегенеративными и конфисковывали, не является чем-то удивительным. Поражает в мюнхенском случае лишь то, что такое огромное количество картин — более 1400 предметов — найдено в одной квартире».

Найденная работа Эрнста Людвига Кирхнера 062_expert_45.jpg Фото: ЕРА
Найденная работа Эрнста Людвига Кирхнера
Фото: ЕРА

Полвека подполья

Уже сегодня очевидно: речь идет о беспрецедентном случае, вызывающем сразу несколько вопросов. Прежде всего, не ясно, каким образом семье Гурлитт, даже при самых тесных связях в мире искусства, удавалось на протяжении десятков лет сбывать по частям свою невероятную коллекции, сохраняя в тайне информацию о ее размере. Сам Гильдебранд Гурлитт, скончавшийся в 1956 году, утверждал, что все картины, находившиеся в его руках, сгорели во время бомбежки Дрездена авиацией союзников 13 февраля 1945 года. Однако, насколько можно понять, с тех пор Гурлитт-младший неоднократно продавал картины из собрания семьи.

Последнюю продажу он совершил осенью 2011 года — уже после того, как таможенники обыскали его в поезде. Через кельнский аукцион Lempertz Гурлитт продал за 864 тыс. евро картину «Укротитель львов» Макса Бекманна. По заявлению представителя аукциона Карла-Закса Феддерсена, тогда у него не возникло никаких сомнений в легальности происхождения картины. Между тем количество легально обращающихся на европейском рынке картин художников-модернистов крайне ограниченно, а история семьи Гурлитта, тесно связанной с продажами картин, попавших в руки нацистов в ходе грабежа еврейских коллекций, могла бы заставить аукционистов пристальнее изучить происхождение шедевра. Рынок современного искусства в последние годы крайне перегрет, и регулярный вброс новых работ просто обязан был вызвать вопросы.

«По всему миру мы сегодня наблюдаем огромный интерес к современному искусству. При этом предложение работ классического модерна становится все более скудным. Это объясняет местами невероятные цены, которые платятся за картины Пикассо, Шагала или Матисса. Проблемы возникают в том случае, когда всплывают работы, идентифицируемые как награбленные нацистами. В первую очередь это картины, которые нацисты украли из еврейских частных коллекций. Как только становится известно о таком прошлом картины, ее практически невозможно продать, потому что никто не хочет быть владельцем украденной картины. Сознательно скрывать такие данные о картине — преступление», — говорит «Эксперту» Улли Зеегерс.

Кто здесь владелец

Правда, само по себе владение картинами, которые в свое время украли нацисты, сегодня уже не преступление. С чисто юридической точки зрения срок давности претензий бывших владельцев на свое имущество истек в 1975 году. Хотя в 1998 году Германия и еще 43 государства подписали так называемые Вашингтонские принципы, по которым обязывались возвращать бывшим владельцам незаконно изъятые у них картины и после истечения срока давности, данное обязательство касается только работ, находящихся в государственных коллекциях, и не затрагивает частные собрания. Таким образом, можно предположить, что формально на протяжении последних сорока лет Корнелиус Гурлитт ничего не нарушал, и если ему и можно предъявить какие-то обвинения, то скорее лишь в уклонении от уплаты у налогов.

На момент сдачи этого номера в печать сам господин Гурлитт находился на свободе и даже не был обязан сообщать полиции о своем местонахождении. «Ведущий дело прокурор уже заявил на пресс-конференции, что нам неизвестно, где находится этот человек. Сейчас нам необязательно знать это. Уголовное дело открыто, человек допрошен, но у нас нет улик, достаточных для заключения его под стражу», — сказал «Эксперту» представитель прокуратуры.

Председатель Центрального совета евреев Германии Дитер Грауманн уже потребовал «полного расследования» судьбы картин из коллекции Гурлитта, с тем чтобы «законные владельцы или их наследники были найдены». Впрочем, если прокуратура придет к заключению, что благодаря истекшему сроку давности претензий частная коллекция Гурлитта легализовалась, то пожилой житель Мюнхена превратится в одного из самых богатых коллекционеров живописи и угрожать ему может лишь моральное осуждение со стороны других любителей искусства.

Берлин