Бизнес в депрессии

Владимир Тетерин
6 октября 2014, 00:00

С начала 2014 года ощутимо ухудшилась платежная дисциплина не только малых и средних, но и крупных российских предприятий. И если в сегменте МСБ ситуацию можно будет удержать за счет ужесточения риск-политики банков, то в сегменте крупного бизнеса без господдержки не обойтись

Иллюстрация: Игорь Шапошников

Банковская статистика, как и любая другая, полна загадок. Вот одна из них. Несмотря на явное торможение роста реального сектора экономики и ухудшение финансового положения тысяч предприятий, включая крупнейшие, показатель доли просроченных кредитов корпоративных клиентов на банковских балансах за год практически не изменился, составив 4,4–4,5%. Нелогично, не правда ли? А все дело в том, что отраженная на банковских балансах просрочка, не всегда является адекватным мерилом качества кредитного портфеля. В части крупного бизнеса фактором искажения становится пролонгация кредитных договоров, нередко сопровождающаяся предоставлением отсрочки по уплате основного долга, пересмотром графика погашения и уменьшением ежемесячных платежей. Поэтому в банковской отчетности ухудшение платежной дисциплины крупных компаний можно увидеть лишь по косвенным признакам, один из которых — снижение кредитовых оборотов по кредитам юридических лиц.

Мы решили посмотреть, как ведет себя показатель оборачиваемости кредитного портфеля, который представляет собой отношение кредитовых оборотов (то есть фактических погашений кредитов) по счетам, на которых учитываются кредиты, к средним остаткам на этих же счетах за несколько предшествующих месяцев. Выяснилось, что с начала 2014 года имеет место тенденция к сокращению оборачиваемости кредитов по ряду крупнейших корпоративных банков (см. график 1). При этом у некоторых банков этот показатель снижается достаточно серьезно: например, у банка «Россия» за 12 месяцев, с 1 сентября 2013 года по 1 сентября 2014-го, он сократился втрое — с 1,8 до 0,6; у Газпромбанка — в два раза, с 1,6 до 0,8. В среднем по первой десятке корпоративных банков оборачиваемость снизилась с 1,3 до 1,0, хотя просрочка в корпоративном сегменте за указанный период, как мы уже говорили, оставалась неизменной.

Конечно, оборачиваемость тоже не идеальный индикатор: она не показывает роста «перекредитовки», то есть погашения кредитов в банке А за счет бридж-кредита в банке Б с получением на следующий день нового кредита в банке А. Кроме того, она может реагировать снижением на резкий рост остатков кредитов с погашением тела долга в конце срока, а многие крупные банки в апреле–июле как раз наращивали кредитный портфель, замещая для российских компаний внешнее фондирование. Но в ближайшее время оборачиваемость вряд ли восстановится, и это станет подтверждением тревожных выводов о качестве кредитного портфеля.

 

К ЦБ с протянутой рукой

Проблемы банков, кредитующих крупный бизнес на фоне напряженной ситуации с ликвидностью и ослабления притока депозитов населения в банковскую систему, вынужден будет решать регулятор. Помимо традиционных каналов пополнения ликвидности посредством сделок репо и кредитования под залог нерыночных активов (как правило, требований по кредитным договорам в соответствии с положением 312-П) регулятор уже согласовал рефинансирование кредитов на инвестпроекты для банков с капиталом свыше 50 млрд рублей. Мы ожидаем, что в случае дальнейшего нарастания негативных тенденций в секторе Банк России возобновит практику выдачи беззалоговых кредитов банкам, что позволит стабилизировать ситуацию с ликвидностью. В сентябре 2014 года в проекте «Основных направлений денежно-кредитной политики на 2015–2017 годы» сам регулятор не исключил вероятности такого сценария в случае резкого роста напряженности на денежном рынке. В результате тенденция к росту зависимости сектора от средств ЦБ сохранится: по нашим оценкам, доля Банка России в пассивах банков уже до конца года вырастет с нынешних 9 до 10–11%, а к середине 2015-го — до 13–15%.

 

МСБ заштормило

С 2011–2012 года широкое распространение получили банковские «кредитные фабрики» для МСБ — это институт выдачи коротких кредитов на небольшие суммы без обеспечения с сокращенным сроком рассмотрения заявки. По мере их развития крупным банкам удалось стабилизировать относительно высокий уровень просроченной задолженности, характерный для подобных продуктов, и достаточно успешно управлять им. Тем не менее замедление экономического роста, внешнеполитическая нестабильность и колебания курсов валют нанесли ощутимый удар и по платежеспособности МСБ. Основными факторами снижения платежной дисциплины малого и среднего бизнеса стали замедление производственной активности самих компаний и их контрагентов, снижение потребительского спроса, а также ослабление потенциала внешнеэкономической деятельности. Это привело к тому, что после сокращения доли просроченной задолженности по кредитам МСБ в конце 2013 года, которое во многом было обусловлено списанием проблемной задолженности, по итогам первого полугодия 2014 уровень просрочки вырос, даже несмотря на «искусственные» механизмы ее занижения (рефинансирование долгов, пролонгации, списание безнадежной задолженности). По состоянию на 1 августа 2014 года доля просроченной задолженности в сегменте МСБ достигла 8%, что на 0,9 п. п. больше, чем на 1 января 2014-го (см. график 2), а к середине 2015 года, по нашим прогнозам, она приблизится к 9%.

Основным вызовом для банков в этих условиях становится изменение подходов к управлению рисками, и некоторые банки сделали это уже в первом полугодии. По нашим данным, за шесть месяцев 2014 года процент одобрения кредитов у некоторых крупных игроков сократился почти вдвое по сравнению с показателями 2012–2013 годов. Кроме того, еще на конференции «Финансы растущему бизнесу — 2014», проведенной «Эксперт РА» в апреле, около 70% топ-менеджеров банков сообщили, что планируют скорректировать модели оценки рисков для МСБ, а 8% даже признались, что приостановили работу «кредитных конвейеров». Сроки, на которые банкиры готовы предоставлять МСБ финансирование, сокращаются. По итогам первого полугодия года 68% кредитов было выдано сроком до 12 месяцев (за три года их доля выросла на 12 п. п.). Доля ссуд сроком свыше трех лет при этом сократилась до 11% против 19% в 2011 году (см. график 3).

Столкнувшись с проблемами при рефинансировании старых кредитов, многие малые и средние компании (в основном торговые) в поиске новых источников ликвидности обратились к таким инструментам, как факторинг. В результате факторы отметили всплеск спроса на свои услуги в первом-втором кварталах 2014 года, а объемная доля рынка, приходящаяся на крупный бизнес, которая в 2011–2013 годах постоянно увеличилась, за первое полугодие 2014 года не изменилась, составив около 73%. Таким образом, частично потребность МСБ в оборотном капитале была компенсирована, однако столкнувшись с валом заявок, крупнейшие факторы начали более избирательно подходить к отбору потенциальных клиентов. Тем не менее это не помешало отдельным крупным игрокам показать внушительные темпы роста бизнеса именно за счет МСБ: например, объем уступленных денежных требований «Газпромбанк-факторинга» увеличился за первое полугодие 2014 года на 75,1% по отношению к сопоставимому периоду 2013-го; хороший результат показал Металлинвестбанк (прирост его факторингового оборота составил около 41%). В то же время стоит отметить, что возможности привлечения факторингового финансирования ограничиваются стоимостью товаров или услуг, за которые клиенты его получают, поэтому полноценной заменой кредиту факторинг стать не может.

Очевидно, что сокращение объемов выдачи кредитов и ухудшение качества обслуживания долга действующими заемщиками приведут к падению кредитных доходов банкиров. По нашему мнению, наиболее эффективной стратегией развития для рынка на фоне ожидаемого снижения процентных доходов от кредитования может стать развитие комплексного обслуживания МСБ. Упор на комплексное обслуживание позволит увеличить банковскую комиссию и таким образом диверсифицировать доходы банков, снизив зависимость от платежей по кредитам, что в конечном итоге позволит поддержать прибыльность. Вместе с тем ставка на расчетно-кассовое обслуживание сопряжена с повышенными регулятивными рисками в рамках борьбы с обналичкой и отмыванием денег (в этом смысле весьма поучителен кейс недавнего отзыва лицензии у одного из лидеров этого сегмента — Банка24.ру), поэтому переориентация бизнеса должна сопровождаться ростом издержек на обеспечение надлежащего уровня системы внутреннего контроля.