Издержки схоластики

Тема недели
Москва, 20.10.2014
«Эксперт» №43 (920)

Несмотря на череду рекордов рублевой стоимости доллара, развернувшаяся на валютном рынке «движуха» пока развивается в формате технической коррекции, а не «большой» девальвации. Обывательские наблюдения за обменным курсом всегда склонны к близорукости, бесстрастный же анализ говорит о том, что с поправкой на инфляцию доллар сегодня стоит столько же, сколько осенью 2008-го, накануне кризисной девальвации. И пока не просматривается достаточных фундаментальных причин, обрекающих нас на новую переоценку национальной валюты схожих масштабов. Да, неприятно и уже долго, с лета, дешевеет нефть, да, из-за санкций затруднено рефинансирование внешнего долга компаний и банков, но зато уменьшился импорт. В результате сальдо текущего счета платежного баланса достигло 4% ВВП и продолжает расти. Нужно сильно постараться, чтобы с таким сальдо чистого притока валюты в страну учинить девальвацию.

Впрочем, Банк России старается. С упорством, достойным лучшего применения, он все меньше и меньше вмешивается в работу валютного рынка. Почему ЦБ так делает, допуская избыточную волатильность курса, когда она менее всего приемлема на фоне затормозившей экономики и оставления банковской системы страны крупными вкладчиками, объяснить с позиции здравого смысла затруднительно. По меткому выражению профессора Якова Миркина, наш валютный рынок напоминает самолет, попавший в зону турбулентности, пассажирам которого становится совсем не по себе из-за того, что творится в кабине пилотов.

На все возражения о неадекватности такой политики ЦБ дает настолько же жесткий, насколько и схоластичный ответ: принятая нами на вооружение политика инфляционного таргетирования не подразумевает управления курсом, мы занимаемся только инфляцией и инфляционными ожиданиями. Однако при всем том регулятор вряд ли станет спорить с тем, что любая мало-мальски заметная коррекция курса с коротким, в один-два месяца, лагом неминуемо переносится на цены. И тут уж у ЦБ развязаны руки — подъем ли в экономике, о котором уже стали подзабывать, или стагнация пополам с рецессией, как сегодня, — назначаем химиотерапию: повышаем ключевую ставку. Насколько это лекарство гасит, а насколько консервирует инфляционные ожидания, можно спорить и проводить десятки научных исследований, но вот что такие «инъекции» угнетают экономическую активность, делая еще менее доступным рыночный кредит, сомневаться не приходится.

Да и с доктриной инфляционного таргетирования неплохо бы разобраться детальнее. На наш взгляд, взятый на вооружение Банком России долгосрочный целевой ориентир по инфляции 4% годовых неадекватен нынешним реалиям российской экономики. В высокомонополизированной экономике инфляция 4% достижима только ценой подавления экономического роста. Более или менее реалистично ставить цель как минимум 6% годовых, притом что наиболее вероятный коридор роста индекса потребительских цен в ближайшие два-три года составит 8–10% годовых. Возможно, мы вообще поторопились, некритически заимствуя модную политику таргетирования инфляци

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (920) 20 октября 2014
    Эксперт 400
    Содержание:
    Рубль фундаментально перепродан

    Но это не оградит его от новых раундов обесценения в случае дальнейшего падения цен на нефть. При этом рост ставок ЦБ нам практически обеспечен: это единственный способ, которым регулятор рассчитывает подавить разбуженные уже случившейся корректировкой курса инфляционные ожидания

    Русский бизнес
    Наука и технологии
    Потребление
    Ленинградская область
    Реклама