Восстановление ленинских норм партийной жизни

На улице Правды
Москва, 20.10.2014
«Эксперт» №43 (920)

Фото: РИА Новости

Октябрьский пленум ЦК КПСС, на котором полвека назад был снят со всех постов Н. С. Хрущев, был идеальным образцом дворцового переворота. В российской истории — даже и единственным по своей бескровности и отсутствию побочных последствий в виде разрушения страны и государства.

Ничто не разрушилось, а пострадала только карьера самого Н. С. Хрущева (все-таки переворот, совсем без того нельзя), его сына, а в особенности зятя, а также немногочисленных аппаратчиков среднего звена, не успевших освоить вольт на 180 градусов. В остальном все прошло не просто гладко, а одуряюще гладко. Цезарь Никита беспечно отдыхал в Пицунде с друзьями и наложницами, тем временем домогавшийся высочайшего звания будущий цезарь Леонид созвал в столице сенат и договорился об отрешении Никиты. Спешно прибывшему на заседание сената цезарю Никите, от которого отступились все приверженцы, осталось только подписать отречение, после чего он был отправлен на виллу в Петрово-Дальнее выращивать капусту и иные овощи методом гидропоники, а сенат и народ согласно присягнули божественному Леониду.

На редкость безмятежное отрешение Н. С. Хрущева вдвойне впечатляет, если вспомнить контекст события — как внутренний, так и внешний. Менее чем за год до снятия Хрущева глава другой сверхдержавы, Д. Ф. Кеннеди, был снят значительно менее цивилизованным образом, а на генерала Де Голля, возглавлявшего тогда Францию, покушения шли одно за другим. СССР на этом фоне явил чрезвычайную деликатность.

Притом что последние казни высоких советских сановников состоялись только десять лет назад (замминистра МГБ Рюмин), а уж пятнадцать лет тому назад казнили совсем широко. Переход к вегетарианству разительный, причем сразу к двойному вегетарианству: и заговорщики в Москве не слишком опасались неприятных последствий, и Н. С. Хрущев явно не брал в расчет возможность апоплексического удара посредством табакерки. Будь удар более ожидаемым и соответствующим нравам современного ему ЦК, он, скорее всего, взял бы более мер предосторожности. Так что приписываемая Хрущеву фраза, якобы произнесенная им 14 октября после пленума ЦК: «Может быть, самое главное из того, что я сделал, заключается в том, что они могли меня снять простым голосованием», еще более глубока, чем обычно принято думать: «Не только я дал товарищам по партии такую волю, но и товарищи в качестве ответной любезности упразднили статью русской конституции насчет самодержавия, ограниченно удавкой. Так великодушие смягчило разом все сердца».

А равно и привело к восстановление ленинских норм партийной и государственной жизни, ибо дело 14 октября (Хрущев мог бы в манере Николая Павловича называть Брежнева, Косыгина и Подгорного mes amis de quatorze, «мои друзья четырнадцатого») есть воплощение идеала, продиктованного Лениным 24 декабря 1922 г.: «NN., и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения NN. с этого места и назначить

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (920) 20 октября 2014
    Эксперт 400
    Содержание:
    Рубль фундаментально перепродан

    Но это не оградит его от новых раундов обесценения в случае дальнейшего падения цен на нефть. При этом рост ставок ЦБ нам практически обеспечен: это единственный способ, которым регулятор рассчитывает подавить разбуженные уже случившейся корректировкой курса инфляционные ожидания

    Русский бизнес
    Наука и технологии
    Потребление
    Ленинградская область
    Реклама