Причудливый микст неопределенности и лукавства

Экономика и финансы
Москва, 21.03.2015
«Эксперт» №13 (939)
Прогнозы Минфина и Банка России относительно значений курса доллара в текущем году, скорее всего, излишне оптимистичны. «Сверхплановая» девальвация даст дополнительные «бумажные» доходы и больший маневр в их тратах, а также поддержит производство — вместе с дальнейшим снижением ключевой ставки

В прошлый понедельник Минфин внес в Думу обновленный бюджет на текущий и два последующих года. Основные параметры его не претерпели каких-либо изменений по сравнению с одобренными правительством две недели назад.

Чуть ранее ЦБ также обнародовал обновленный прогноз на ближайшую «трехлетку» в свежем ежеквартальном Докладе о денежно-кредитной политике, который постепенно вытесняет в качестве основного способа коммуникации ЦБ с общественностью такой документ, как Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики, успевающий устареть раньше, чем наступает рассматриваемый в нем прогнозный период.

С учетом обнародованного месяц назад прогноза Минэкономразвития все три ветви макроэкономической власти обновили свое видение кратко- и среднесрочных перспектив экономики России с учетом произошедшего падения цены нефти и девальвации рубля. Каковы же основные месседжи официальных макропрогнозов и насколько они реалистичны? 

Занижая доходы, максимизировать «заход» в Резервный фонд

Ожидаемые доходы снижены против действующего пока бюджета на 3,4 процентного пункта ВВП (при этом сам номинальный ВВП снижается против первоначального прогноза на 5,7% из-за падения рублевых экспортных цен), или почти на 17% в абсолютном выражении. Главным образом — из-за снижения на четверть прогноза в отношении нефтегазовых доходов. Прочие доходы снизятся лишь на 0,8%.

Попробуем оценить реалистичность прогноза. Как ожидается, весьма консервативная среднегодовая цена нефти, заложенная в бюджет (50 долларов за баррель) означает недобор 4 трлн рублей нефтегазовых доходов (примерно половины от первоначальных расчетов). Одновременно существенно более слабый рубль (закладывается среднегодовой курс доллара в размере 61,5 рубля против первоначально прогнозировавшихся 37,7 рубля), напротив, дает номинальный прирост доходов в размере 2,1 трлн рублей. По сравнению с нефтегазовыми доходами января–февраля (с учетом сезонной поправки) прогноз на оставшуюся часть года понизился на 8,9%. Однако Минфин исходил из того, что в нефтегазовых доходах первых двух месяцев еще инерционно отразились вывозные пошлины и НДПИ, рассчитанные при более высокой цене нефти. В целом прогноз Минфина в этой части выглядит правдоподобно.

Остается вопрос о реалистичности закладываемой оценки курса рубля. В действительности даже при том, что внешние долги госкомпаний в 2015 году погашаются из резервов ЦБ (в обновленном прогнозе платежного баланса 50 млрд долларов из 65 млрд), при такой цене нефти исходя из статистических связей курса доллара с импортом товаров и услуг среднегодовой курс доллара должен быть на 20–23% выше (то есть в районе 75 рублей за доллар), а дефицит бюджета, соответственно, ниже (на 1,5 трлн рублей, или 2% ВВП место прогнозируемых 3,7%). Однако Минфин предпочитает заложить в расчеты явно заниженный показатель доходов, чтобы иметь возможность запросить в Думе право до конца года истратить до 3,67 трлн рублей из Резервного фонда (3,17 трлн на покрытие дефицита и еще 500 млрд рубле

У партнеров

    «Эксперт»
    №13 (939) 23 марта 2015
    Товарный империализм
    Содержание:
    Коротко
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Культура
    Потребление
    Специальное обозрение
    На улице Правды
    Реклама