Новая индустриализация — базис консолидации элит

15 июня 2015, 00:00

На первый взгляд очевидно, что развитие региональной экономики должно быть первоочередной задачей любого губернатора — не только для поддержания социальной стабильности, но и для роста качества жизни населения

Это отмечают респонденты в наших регионах: «Анализ показывает, что дестабилизация экономики — это всегда плохо, это деградация уровня жизни населения, культуры, народ уходит на грядки. Те, кто не ушел на грядки, бандитствуют либо начинают заниматься мелкой уличной торговлей. А в этих людей страна много вложила. Пятнадцать — двадцать пять лет пестовала инженеров как белую кость». Конечно, огульно нельзя сказать, что региональная власть не занимается экономическим развитием, но стимулов для совершения прорыва экономики подопечных им территорий в качественно новое состояние у нее явно не хватает.

Рост производства в Белгородской и Калужской областях значительно опережает средний по России zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzindustr_garph1.jpg
Рост производства в Белгородской и Калужской областях значительно опережает средний по России

Действующая сегодня система межбюджетных отношений, основанная на перераспределении доходов от доноров к реципиентам, не стимулирует губернаторов быть первопроходцами в построении принципиально нового образа региона как хозяйствующего субъекта. Такая система способствует политической задаче сохранения территориальной целостности государства путем концентрации финансовых потоков на федеральном уровне с последующим их распределением по регионам. Обратной стороной медали является знание региональными элитами того, что они получат средства как минимум на поддержку социальной стабильности. Поскольку большинство субъектов федерации у нас стабильно дотационные, это обстоятельство формирует соответствующую ментальность губернаторской элиты. Создана система, когда губернаторам достаточно сконцентрироваться на текущих социально-экономических проблемах, которых предостаточно, а развитию уделять внимание по мере сил. Кроме того, если губернатор чувствует, что будет находиться у власти не очень долго, то долгосрочное социально-экономическое развития региона, требующее многих лет упорной работы, автоматически отходит на задний план. В результате преобладает адекватная реакция на сложившуюся ситуацию: «Существенная часть областей страны могла бы быть самодостаточной, если бы не было понимания, что на хрена тебе быть самодостаточным, если рядом есть такие же регионы. Они ничего делать не будут, но 80–85 процентов обеспеченности все равно будет идти из федерального бюджета».

Индекс промышленного производства Тюменской области zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzindustr_garph2.jpg
Индекс промышленного производства Тюменской области

С другой же стороны, совершать качественное изменение отраслевой структуры региональной экономики такая система регионам не препятствует, о чем свидетельствует опыт Белгорода, Тюмени и Калуги.

Получается, что для экономического прорыва региона губернатор должен быть не только политиком, который рулит элитами в текущем режиме, отвечает за социальную стабильность и отчитывается перед федеральным центром. Создание новой экономики — это процесс активного строительства, где неизбежно требуется лидер, обладающий драйвом к развитию. Но подвижников всегда мало, а государственной системы, вынуждающей региональную исполнительную власть стремиться к экономическому прорыву управляемых ими территорий, сегодня нет. Однако и одного желания преобразовать региональную экономику недостаточно. Губернатор должен иметь видение долгосрочной перспективы для принятия правильных стратегических решений. В противном случае есть риск серьезных инвестиционных просчетов. Например, можно увлечься инфраструктурным строительством и построить по концессии мост через реку или дорогу, по которым из-за высокой стоимости проезда будут ездить единицы. При этом население с нетерпением будет ждать завершения строительства, а после ввода объекта большинство станет нелицеприятно поминать власть, не подозревая о концессионных правилах привлечения средств для этих проектов, формирующих цену проездного билета. Поэтому здесь важно бизнес-чутье, чтобы проекты давали не только экономическую, но и социальную отдачу, не превращаясь в пустую декларацию: «Основная задача, которую мы решаем, — повышение благосостояния населения, социальная стабильность в регионе. Есть четкая задача, которую ставят губернатор и парламент: неуклонный рост собственных доходов для наращивания социальных обязательств, а это налоги. Можно увеличить налоги и всех задушить, а можно, как говорят в бизнесе, взять оборотом: развивать экономику и создать много-много предприятий. А с них, не меняя ставок, а где-то и понижая, взять налоги валом».

Белгородская область из бедной сырьевой области превратилась в одного из лидеров пищевой про- мышленности страны zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzindustr1.jpg
Белгородская область из бедной сырьевой области превратилась в одного из лидеров пищевой про- мышленности страны

В свою очередь, это стратегическое видение должно быть структурировано в некую стратегию или программу развития. Конечно, для этого по формальным признакам можно нанять консультантов. Такие программы, подготовленные по распоряжению федеральной власти, сегодня размещены практически на всех сайтах региональных администраций. Но в нашем случае речь идет не о красивом документе на бумаге, а о разработанных под руководством губернатора реальных мероприятиях. Причем впоследствии они должны быть реализованы при личном контроле губернатора и непосредственном участии всех региональных групп элит, имеющих к этому отношение.

Белгородская область нарастила выпуск сельхозпродукции за 10 лет в 4 раза zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzindustr_garph3.jpg
Белгородская область нарастила выпуск сельхозпродукции за 10 лет в 4 раза

Но в какой форме представить губернаторский курс для его детализации и дальнейшего исполнения? Все три губернатора ориентировались на программно-целевое управление и проектный подход. К слову, программно-целевой метод применялся в СССР для составления планов размещения производительных сил. Это был один из факторов успеха: «Когда у вас образ цели создан, возникает задача определения спектра ресурсов — интеллектуальных, организационных, материальных, коммуникационных и так далее, а дальше это все переводится в проекты. Понятно, большой топор сверху, чтобы ребята не баловались, понимая, что проектное управление имеет свои контрольные точки, санкции и отслеживание всего процесса в целом. В регионах, в которых что-то получилось, губернаторы, не читая про проектное управление, на уровне наития к этому пришли». В итоге курс трансформируется в портфель инвестиционных проектов, с конкретными сроками и затратами на их реализацию. Таким образом, осуществляется переход к проектному финансированию. И вот здесь у губернатора должно быть четкое понимание, что в итоге покрывать расходы на развитие придется из денежных потоков новой экономики. Это необходимо, чтобы не загнать регион в долговую яму и прочие неприятности от недоинвестированных проектов.

ВРП Белгородской и Калужской областей растет быстрее, чем в среднем по России zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzindustr_garph4.jpg
ВРП Белгородской и Калужской областей растет быстрее, чем в среднем по России

Возникает вопрос: а кто это все будет реализовывать? Драйв губернатора к развитию — условие формирования вокруг него команды амбициозных людей, стремящихся к самореализации, когда желание самореализоваться компенсирует недостаток уровня дохода от работы в областной администрации, который зачастую ниже, чем в бизнес-структурах. Фактически губернатор формирует вокруг себя штаб единомышленников, с которыми он и осуществляет кардинальные экономические преобразования, отдавая им на откуп часть полномочий, в рамках которых они являются реальными руководителями. В свою очередь участники команды подбирают помощников, подобных себе по ментальности. В результате формируется обратный лифт (сверху вниз) трансляции губернаторского драйва к развитию на более низкие уровни управленческой пирамиды, в идеале — вплоть до рядовых исполнителей. С точки зрения управления портфелем инвестиционных проектов это означает, что инвестиционный проект имеет руководителя со стороны власти, который по своим должностным обязанностям работает вместе с руководителем проекта со стороны инвестора и персонально отвечает за результат. Отчасти компенсацией за невысокую заработную плату является бесценный практический опыт в реализации «живых» бизнес-проектов. Это и привлекает на такую работу амбициозных молодых управленцев.

Тюменская область вовремя осознала, что на нефти хорошо прожить нельзя, и стала развивать нефтехи- мический кластер zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzindustr2.jpg
Тюменская область вовремя осознала, что на нефти хорошо прожить нельзя, и стала развивать нефтехи- мический кластер

В ходе реализации портфеля инвестиционных проектов часть элит, не входящих в сферу губернаторской команды, консолидируется вокруг губернаторского курса социально-экономического развития, основанного на генерации региональной добавочной стоимости, поскольку она имеет прямые или опосредованные интересы в распределении расширяющейся доходной базы. Другая часть встраивается в процесс через механизмы административного управления.

Главное — встроить элиты в инвестиционный процесс

В рассматриваемых нами регионах новая индустриализация имеет триединую основу. Прежде всего — запуск новых крупных для региона предприятий в отраслях региональной экономики. Второй аспект — управление мультипликативным эффектом от запуска новых производств. Это встраивание в процесс развития отраслей, производных от роста промышленности: строительства, объектов инфраструктуры, а также малого и среднего бизнеса, развивающегося вокруг крупных промышленных предприятий и среды обитания населения. Речь идет о подрядчиках, сфере торговли и услуг. Третье направление — создание экономически обоснованного сельского хозяйства, базирующегося на частной инициативе. В том числе отказ от привычки хозяйствующих элит рассматривать его как преимущественно дотационную отрасль — по принципу «всем сестрам по серьгам», но при понимании, что без государственной поддержки обойтись не удастся. Главное — строительство новых промышленных предприятий в разных отраслях промышленности: «Базой является индустрия современная, гибкая, развитая, потому что именно она дает большинство налогов в бюджет и дает людям возможность заработать. Поэтому все сервисные вещи, включая общепит, небольшой бизнес, должны быть привязаны к этой базе. Исходя из этого понимания мы начали реализовывать ряд инвестиционных проектов, в первую очередь в индустриальной сфере».

Рост инвестиций в Калужской и Белгородской областях опережает общероссийский zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzindustr_garph5.jpg
Рост инвестиций в Калужской и Белгородской областях опережает общероссийский

Представление стратегии развития в формате синхронно реализуемого портфеля инвестиционных проектов ставит во главу угла задачу привлечения инвестиций для их реализации. В первую очередь интересны промышленные и инжиниринговые инвесторы — носители новых производственных компетенций. Но для налаживания инвестиционного процесса механизм работы с ними должен быть поставлен на поток и работать без сбоев по всей цепочке: от переговоров о строительстве завода до его ввода в эксплуатацию. А также на всех уровнях: от регионального, с привлечением федеральных структур, до муниципального, где, собственно, и строится предприятие.

Таким образом, масштабное строительство новых предприятий — это сложный и длительный многоступенчатый процесс, предполагающий вовлечение в него самых разных заинтересованных сторон, иными словами, групп региональных элит:

— исполнительная власть: привлечение инвесторов, обеспечение их входа в регион, координация усилий остальных групп элит для реализации инвестиционных проектов;

— законодательная власть: законодательная поддержка процесса новой индустриализации;

— муниципальные власти: поддержка проекта на местах;

— федеральные и региональные надзорные органы: своевременная выдача согласовательной и разрешительной документации;

— бизнес-сообщество: реализация инвестиционных проектов и управление предприятиями новой экономики;

— общественные организации: оценка проектов новой индустриализации с точки зрения повышения качества жизни людей и их принятие/отклонение местными сообществами.

Среднедушевой доход в Калужской и Белгородской областях по отношению к среднероссийскому zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzindustr_garph6.jpg
Среднедушевой доход в Калужской и Белгородской областях по отношению к среднероссийскому

Задача в том, чтобы эти группы элит содействовали инвестиционному процессу, а не тормозили его.

Характерно, что все три региона построили во многом похожую систему управления инвестиционным процессом, базирующуюся на решении трех главных задач: полное исключение поборов с инвесторов, организация сопровождения по всей цепочке строительства завода, предоставление инвестору финансовых и прочих преференций, например помощи в строительстве инженерной инфраструктуры. Это позволяет предположить, что эти задачи являются типовым тормозом регионального экономического развития, если они в регионах не решены.

Первостепенная задача — исключение поборов. Здесь речь идет не только о взяточничестве. Бюджеты муниципальных образований невелики, и местные власти ищут всевозможные способы обустройства территорий. Поэтому к инвестору еще на инвестиционной стадии проекта начинают предъявляться требования в духе социальной ответственности бизнеса: садик нам построй, парк обустрой, спортивную команду материально поддерживай и т. д. Проблема в том, что инстанций много и каждая смотрит на инвестора как на дойную корову. Такое отношение к инвесторам пока еще широко распространено в России. Поэтому жесткое пресечение стремления ободрать его как липку касается всех без исключения представителей элит вплоть до последнего муниципального клерка. В наших регионах эта задача решается административным ресурсом: «На районном уровне, если кто-то воспрепятствовал нормальному бизнесу, бизнес идет к губернатору или губернатору сообщают. Глава муниципалитета знает, что ему голову срубят и никто с ним разбираться не будет». Помимо карательных мер в Тюмени действует полезная практика оценки эффективности главы муниципалитета по объему привлеченных инвестиций. Когда глава приходит к губернатору с просьбой, например, построить или отремонтировать социальный объект, губернатор принимает решение в зависимости от того, на каком месте глава находится в губернаторском рейтинге привлечения муниципалитетом инвестиций.

В Белгородской и Калужской областях оборот розничной торговли на душу населения растет быстрее, чем в РФ zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzindustr_garph7.jpg
В Белгородской и Калужской областях оборот розничной торговли на душу населения растет быстрее, чем в РФ

Вторая по значимости задача — организация сопровождения инвесторов по всему кругу инстанций для получения разрешений, согласований, экспертиз, для решения земельных вопросов, подключения к сетям и проч. Условно все эти элиты делятся на три группы: 1) областные и муниципальные власти плюс надзорные органы; 2) представители федеральных структур в регионах; 3) «ресурсный бизнес» — поставщики электроэнергии, газа и т. д. В нашем случае все три региона применили рассмотренный выше проектный подход, когда за каждым инвестиционным проектом закрепляется куратор или руководитель проекта от областной администрации, который несет персональную ответственность за его реализацию: «Такая приставка в лице сопроводителя, к сожалению, на какой-то период времени необходима. Это как собака Павлова, нежно пять лет ее бить током, чтобы потом она научилась кушать. То есть лет пять посопровождает, потом эти люди уже будут клиентоориентированы». Без поводыря от исполнительной власти или действующего при ней инвестиционного агентства инвестор с концами утонет во всей этой бюрократии. Кроме помощи в прохождении всех обязательных процедур сопровождение также решает первую задачу, загоняя аппетиты поживиться инвестором в латентную стадию.

Наши интервью в трех регионах действительно обнаружили закономерность в изменении менталитета групп элит, взаимодействующих с инвесторами. Отмечалось, что поборы и бюрократическая волокита регулятивных процедур постепенно уходят в прошлое. Контрагенты инвесторов становятся более «клиентоориентированными». Таким образом, их деятельность, теперь уже соответствующая курсу социально-экономического развития региона, внедрена в практику инвестиционного процесса.

Калуга сделала ставку на автомобилестроение и при- влечение иностранного капитала. В результате рост местного ВРП за 12 лет оказался четырехкратным zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzindustr3.jpg
Калуга сделала ставку на автомобилестроение и при- влечение иностранного капитала. В результате рост местного ВРП за 12 лет оказался четырехкратным

Финансовые преференции инвестиционным проектам все три региона считают менее значимыми по сравнению с рассмотренными выше задачами; они определяются законодательством. Льготы предоставляются на инвестиционный период проекта. Наиболее распространенные — снижение ставки налога на имущество и уменьшение находящейся в распоряжении региона части налога на прибыль, субсидирование части процентной ставки по инвестиционным кредитам и предоставление льгот по лизингу оборудования. Эти преференции инвесторам способен предоставить любой субъект РФ.

Помощь в строительстве инженерной инфраструктуры инвестиционного проекта может оказываться разными способами. Например, инженерные коммуникации строит регион, как для отдельных проектов, так и для семейства проектов, расположенных в технопарке, к которому подведены коммуникации. Возможен и другой вариант: инвестор строит инфраструктуру за свой счет, а регион по предварительной договоренности компенсирует ему все затраты или их часть.

Малый и средний бизнес в новой экономике

Новая индустриализация дает сильный стимул развитию малого и среднего бизнеса в силу увеличения количества предприятий и платежеспособного спроса населения. Это подрядчики, выполняющие работы для крупных предприятий, торговля и сфера услуг. В Тюмени, Белгороде и Калуге малый и средний бизнес является активным хозяйствующим субъектом, и власти уделяют ему значительное внимание. Губернаторы рассматривают малый и средний бизнес в первую очередь как источник рабочих мест, понимая, что налогов от него особо ждать не следует.

Системы взаимодействия власти с малым и средним бизнесом весьма похожи и функционируют довольно активно при личном участии губернаторов, что немаловажно для принятия решений. От бизнеса к власти идет поток предложений, касающихся в основном изменения системы налогообложения в пользу бизнеса и упрощения разного рода регуляторных процедур и взаимоотношений с надзорными органами. В свою очередь власть предлагает множество инструментов поддержки, главными из которых являются различные формы предоставления финансовых ресурсов, закрывающих нишу, в которой не работают банки.

Вот лишь несколько примеров совместно реализованных проектов администрации Белгородской области с малым и средним бизнесом: «Это методика исчисления единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности, по которой работает сейчас практически весь малый бизнес: автостоянки, парикмахерские, магазины шаговой доступности. Второй пример: система учета проверок бизнеса надзорными региональными и федеральными органами. Речь идет о систематизации этого дела и об ответственности не только того, кого проверяют, а и того, кто проверяет. Опыт ушел на федеральный уровень. Третий пример: отмена предложенной Управлением по водным ресурсам процедуры регламентации выдачи лицензий, паспортов на водные объекты».

Принципиально, что диалог этот двусторонний и принимаемые решения реально влияют на функционирование бизнеса, который видит результаты и потому проявляет активность в контактах с исполнительной и законодательной властью. С ростом региональной экономики этот двусторонний поток будет только нарастать.

Важный социальный аспект новой экономики — массовое создание на селе экономически состоятельных небольших крестьянских и личных подсобных хозяйства. В Белгороде реализуется концепция создания сельского социального кластера, обеспечивающего комфортную среду жизни на селе с комплексным обеспечением необходимых условий: жилье, инфраструктура, дороги, социальная сфера, рабочие места. Действует программа индивидуального жилищного строительства и выделения участков земли, а также программа поддержки фермерских хозяйств «Семейные фермы Белогорья». Результаты уже есть. Прежний отток населения из сельской местности сегодня сменился притоком. Характерно, что встраивание этой группы элиты в новую экономику в Белгороде сопровождается своего рода идеологической работой со стороны власти, направленной на формирование на селе духа предпринимательства: «Наши подходы к АПК таковы. Мы не просто дали тебе деньги, мы тебе помогаем решать вопросы платной аренды и хорошей земли, но при этом говорим: “Ты инвестор, но мы тебе в этом помогаем”».

Тюмень и Калуга предоставляют ресурсы, необходимые для начала ведения бизнеса на селе. Кроме того, они разработали меры по продвижению продукции небольших сельхозтоваропроизводителей. Тюмень создает каналы сбыта через ярмарки и сетевые магазины, а также разработала механизмы приобретения продукции, что называется, на местах, непосредственно у производителей. Калуга использует возможности сохранившегося на территории механизма потребкооперации.

Новая индустриализация немыслима без внедрения в экономику инновационной составляющей. Для Белгорода характерна сельскохозяйственная направленность, то есть движение в сторону глубоких переделов сельхозпродукции: «С учетом того, что у нас развитое сельское хозяйство и промышленное животноводство, нам сам бог велел двигаться в сторону переработки биоты. А за ней потянется фармацевтика, не фасовка, которую последние годы в России активно развивали, а производство субстанций. Потому что это все построено на микробиологии. В этом мы видим свое будущее — в качестве кластера развития на нашей территории». Весьма интересен калужский опыт: создание инновационных кластеров: информационно-технологического, фармацевтического, аэрокосмического, кластера по выращиванию грибов по новым технологиям. Инициатива шла снизу, от предприятий малого и среднего бизнеса, а власть взяла этот подход на вооружение. В данном случае инновационный кластер представляет собой группу действующих в одной отрасли малых предприятий (иногда отпочковавшихся от базового научного центра), которые раскручивают коммерциализацию идеи до конечного бизнеса. В ряде случаев резидентами кластера также становятся одна или несколько крупных компаний и учебные заведения. Продукция кластера — новые технологии, инжиниринговые услуги, услуги в области образования. Инновационная составляющая, а также развитие вокруг предприятий новой экономики обслуживающей их новой системы образования создают группу интеллектуальной элиты, которая со временем все в большей степени будет удовлетворять поебности экономических субъектов новой индустриализации в кадрах и новых технологиях.