Налейте мне пару бочек нефти

Евгения Обухова
редактор отдела экономика и финансы журнала «Эксперт»
Евгений Огородников
редактор отдела рейтинги журнала «Эксперт»
5 декабря 2016, 00:25

Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа запускает тестовые торги нефтью Urals. На бирже верят в успех: на контракт есть спрос, а его создатели постарались учесть весь негативный опыт предыдущих попыток организовать биржевые торги нефтью

РИА НОВОСТИ
Российские нефтяники готовятся к запуску поставочных фьючерсов на нефть Urals. На фото: председатель совета директоров СПбМТСБ Игорь Сечин

Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа (СПбМТСБ) намерена в ближайшее время запустить торги фьючерсом на российскую нефть марок Urals и ESPO в тестовом режиме. А уже через год, после обкатки технологии, биржа планирует начать реальные торги российской нефтью. 

Это далеко не первая попытка создать ценовой «маркер» российской нефти и не первый случай запуска фьючерсов на Urals. Поставочную торговлю нефтью Urals (контракт REBCO) пытались запустить на Нью-Йоркской товарно-сырьевой бирже. Однако с 2006 по 2012 год сделок по нему не заключалось, и с 2013 года контракт перестал котироваться. 

Другую попытку предприняла биржа РТС, запустившая беспоставочный (расчетный) контракт на нефть Urals. Однако после поглощения площадки Московской биржей этот проект тоже был закрыт. «Через РТС работали в основном финансовые институты и спекулянты, а им такой контракт не понадобился, так как всегда есть более ликвидные контракты на нефть марок Brent и WTI на CME», — говорит аналитик УК «Альфа-Капитал» Андрей Шенк. 

Теперь заняться организацией бенчмарка на торгах Urals решила СПбМТСБ. Преимущества этой площадки в том, что через нее совершают сделки реальные поставщики и потребители нефти, у которых может быть потребность в поставочном контракте (в отличие от расчетного такой контракт заканчивается поставкой реального актива — но в период до исполнения по нему, так же как и по расчетному, ежедневно начисляется финансовый результат; таким образом, использоваться такой контракт может как для покупки/продажи реального актива, так и для спекуляций и инвестиций). Главная цель проекта СпбМТСБ — создать прозрачную систему ценообразования на российскую нефть в российской же юрисдикции путем создания эталонного сорта, или бенчмарка. Это даст возможность минимизировать «побочные шумы» при ценообразовании. «Основным признаком бенчмарка, помимо того что на него есть прямая фиксированная котировка, является то, что на его основе строится формульное ценообразование по другим потокам и сортам нефти, — говорит первый вице-президент СанктПетербургской международной товарносырьевой биржи Михаил Темниченко. — Внутри страны бенчмарк на Urals может использоваться при расчете экспортных пошлин, налоговых платежей и так далее. Рынок поставочных фьючерсов на Urals интересен и крупным нефтяным компаниям — не секрет, что нефтяники сейчас в таком положении, что им фактически навязывают внешнюю котировку, в формировании которой они участия не принимают. Здесь же они смогут сами влиять на цену». 

Сопутствующая цель — упростить механизмы торговли российской нефтью. Немаловажно и то, что создание контракта на СпбМТСБ позволит перевести расчеты на российскую нефть в рубли. 

Производное от производного 

Urals — это российская марка нефти, состоящая из различных сортов, смешение которых происходит в трубопроводах ОАО «Транснефть». К нефти, добываемой на Урале и в Поволжье, добавляются сорта Западной Сибири. В итоге получается смесь с содержанием серы около 1,3%. Основные производители нефти Urals — «ЛУКойл», «Сургутнефтегаз», «Газпром нефть», «Татнефть» и «Роснефть». Российский энергоноситель имеет достойное качество и пользуется спросом в первую очередь на европейском рынке, где основные потребители нефти — НПЗ — оптимизированы для работы именно с российской нефтью. 

Нефть Urals поставляется по системе нефтепроводов «Дружба» и через порты Новороссийский, Усть-Луга и Приморск, а ценообразование происходит исходя из цены на Brent плюс-минус дифференциал. Второй сорт, ESPO, подразумевает отгрузку в порту Козьмино на Дальнем Востоке. 

В сложившейся системе ценообразования есть несколько нюансов, ставящих российских производителей нефти не в самое выгодное положение. Цена на Urals — это производная от цены на Brent, которая уже давно является виртуальной нефтью, имеющей мало общего с реальными поставками. Сама же Brent очень плотно привязана к американской WTI. Цена WTI, в свою очередь, очень сильно зависит от локального американского рынка, в частности от терминала Кушинг — крупного нефтяного хаба в США. В итоге избыток или дефицит нефти в одной конкретной точке в одном полушарии влияет на цену поставки нефти в другом. 

«Замечания по этому поводу высказываются давно, — описывает порочность сложившегося ценообразования заместитель гендиректора по инвестициям ИК “Универ Капитал” Дмитрий Александров. — Игроки отмечают резкие отклонения в ценах WTI и резкие расхождения ее спреда с Brent. В принципе это естественно, когда во фьючерсах проходят объемы, во много раз превосходящие объемы базового актива, и при этом фьючерсы являются привлекательным и удобным инструментом и размещения капитала, и спекуляции на статистике, в том числе региональной. Обратите внимание, что реакция на данные о запасах нефти в США, когда результат отличается на несколько сотен тысяч или даже на одиндва миллиона баррелей, приводит к очень серьезным колебаниям цен, притом что фактически эти величины соответствуют максимум паре танкеров VLCC, успевших или не успевших попасть под учетный срез. Это и есть следствие спекулятивного компонента и доминирования не отраслевых, а чисто финансовых игроков». 

Надо сказать, что фьючерсы вообще играют важнейшую роль — свыше 95% оборота нефти марки Brent идет именно во фьючерсах. «Фактически можно сказать, что фьючерс, выросший из форварда как инструмент страхования рисков продавца и покупателя физического товара, после прихода и доминирования чисто финансовых игроков стал сам определять положение на физическом рынке», — говорит Дмитрий Александров. Получилась система, когда базисный актив и производный инструмент до некоторой степени поменялись местами. Настроения на рынках капитала, часто вообще не связанные напрямую с нефтяным рынком, играют колоссальную роль в ценообразовании, порождая повышенную волатильность и увеличивая амплитуду колебаний. Вместе с тем у фьючерсного рынка нефти есть и плюсы, прежде всего ликвидность, которой лишены многие другие товарные рынки.

Маркер made in Russia 

Проект запуска поставочного фьючерса на Urals готовится уже несколько лет. Полтора года при Минэнерго функционирует рабочая группа по созданию маркерного сорта на российской бирже, в эту группу входят все российские нефтяные компании. На СпбМТСБ утверждают, что все они принимали участие в разработке условий поставки и спецификации контракта и уже являются членами биржи СПбМТСБ или получают доступ к срочной секции. Пока неизвестен срок жизни запускаемого контракта — это может быть как трехмесячный, так и годовой фьючерс, все будет зависеть от ликвидности и от потребностей участников торгов. Но уже известно, что котировка по контракту будет долларовая, а вот все расчеты по нему будут вестись в рублях. Если же покупатель и продавец контракта будут выходить на реальную поставку, рассчитываться друг с другом они тоже будут в долларах. При этом, чтобы владеть фьючерсом на нефть, как и любым срочным контрактом, не надо резервировать 100% средств — достаточно лишь 10% стоимости контракта. 

По мнению Дмитрия Александрова, такой контракт действительно может позволить постепенно отвязать российский сорт от динамики Brent и сформировать дополнительный спрос на рубль, но для этого необходимы очень высокая внутренняя ликвидность и хорошо поставленная инфраструктура, в том числе расчеты и валютная конвертация. В таком случае будет интерес как у внутреннего спекулянта и покупателя/продавца, так и у внешних игроков — например, для привязки цен долгосрочных прямых поставочных контрактов. 

Для того чтобы бенчмарк стал действительно востребованным, он должен быть абсолютно сопоставим с условиями, по которым торгуются другие сорта нефти. Этим и определяется сочетание валютной котировки и рублевых расчетов. «Для мирового нефтяного рынка стандартом де-факто является котировка в долларах за баррель. Поэтому мы, проанализировав все возможные варианты, пришли к выводу, что наш контракт должен иметь котировку в долларах за баррель», — поясняет Михаил Темниченко. 

По его словам, модель, сочетающая котировку в долларах и текущие расчеты по контракту в рублях, достаточно проста, и из всех возможных вариантов она представляется самой легкой и понятной для участников. Поскольку на протяжении всего своего срока фьючерс будет торговаться как финансовый инструмент на российской бирже и вся ежедневная расчетная работа будет осуществляться между участниками биржевых торгов российскими резидентами на российской площадке, то логично, что обеспечение под фьючерсный контракт (депозитная маржа) и ежедневные расчеты, которые возникают от операций с фьючерсным контрактом, будут осуществляться в рублях. 

Подгонка к стандарту 

Новый контракт подразумевает безусловную поставку либо в Приморске, либо в Усть-Луге. «Если покупатель выходит на поставку, биржа определяет ему продавца из числа тех, кто стоит против него, и продавец, исходя из того, какой у него график отгрузки, сообщает покупателю, в каком порту и когда он получит свою нефть. А покупатель должен будет подогнать туда танкер, — описывает процедуру поставки Михаил Темниченко. — Если же покупатель хочет поставку, отличающуюся от базовых условий, — по трубе “Дружба”, в порту Новороссийска либо не в танкерной партии — то он должен найти контрагента, который согласится на эти условия, после чего подать специальные заявки на биржу, закрыть позицию и открыть вместо нее уже физический договор». 

На СпбМТСБ уверены, что участники нефтяного рынка, в том числе иностранные покупатели российской нефти, обязательно оценят преимущества биржевых торгов перед прямыми договорами, даже несмотря на то, что для покупки фьючерсного контракта им придется регистрировать специальный рублевый счет. «Биржевой рынок — это рынок стандартизированный и открытый для всех, — говорит г-н Темниченко. — Представьте себе: покупатель приходит на рынок, на котором присутствуют все продавцы нефти плюс куча спекулянтов, он сможет набрать по рыночной цене поставочную партию и потом выйти на поставку — и его даже не будет волновать, кто будет его контрагентом. Либо он пытается бегать по тендерам российских экспортеров, пытаясь купить себе танкер, на каждом тендере своя история, свое ценообразование, причем все это закрыто, и он не знает, выиграет или нет. Не все пользуются возможностью просто заключить контракт в долларах и больше ни о чем не беспокоиться. Более того, если вы выиграли тендер у какой-то компании, а потом у вас ситуация поменялась и вам танкер уже не нужен, вы уже никуда не сможете деться — вам все равно придется его пригнать и загрузить». Фьючерс же дает возможность в любой момент позицию закрыть. Таким образом, биржевой рынок позволяет быть гораздо более гибким и по цене, и по ликвидности, и по возможности исполнения. 

В течение ближайшего года биржа организует работу так называемого игрового сервера, где участники торгов смогут обкатать технологию. За это время биржа надеется привести на рынок и вертикально интегрированные компании (ВИНК), и нефтетрейдеров, и независимые НПЗ, и нефтепереработчиков, в том числе европейских и азиатских. Кроме них интерес к биржевым торгам могут проявить российские малые добывающие компании, финансовые участники, брокеры, инвесторы, для которых этот инструмент может стать объектом вложения средств. «Мы считаем, что каждой из этих групп участников нам есть что предложить, и у нашего контракта есть рецепт успеха», — говорит Михаил Темниченко. 

«Естественно, фьючерсный и спотовый рынки существенно отличаются, и привести на рублевый фьючерс иностранных игроков пока крайне сложно, но на споте для целей хеджа или ценового расчета прямых контрактов это вполне возможно», — соглашается г-н Александров. 

Андрей Шенк полагает, что новый контракт, возможно, будет интересен потребителям, которые хотят зафиксировать цену на нефть с целью хеджирования рисков, в первую очередь из числа крупных потребителей российской нефти, но не думает, что им заинтересуются инвесторы и спекулянты. Впрочем, все будет зависеть от механизма, который выстроит СпбМТСБ, и от активности игроков. «Главное условие — удобство для расчетов с любыми объемами, и сверхмалыми, и сверхкрупными, сопровождаемое соответствующей ликвидностью и обязательствами центрального контрагента, — резюмирует Дмитрий Александров. — В данном случае есть прямой интерес у учредителей площадки — ВИНК (председателем совета директоров СПбМТСБ является Игорь Сечин. — “Эксперт”). Так что если не вводить искусственных ограничений по максимальным объемам реализации с их стороны, по доле от объема торгов и так далее, обеспечив при этом удобство в выборе способов поставки с любого базиса как по нефти, так и по нефтепродуктам, то ликвидность и жизнь у контракта будут».