«Неприличная» партия

Петр Черкасов
14 декабря 2015, 00:00

Марин Ле Пен «перезагрузила» программу Национального фронта, смягчив ряд жестких установок отца. В ее представлении НФ не ультраправая, а народная партия, озабоченная защитой национальных интересов и благосостояния сограждан

Помню, в апреле 2012 года сидели мы с моим французским другом в Люксембургском саду и беседовали на разные темы, в том числе и о проходивших в то время во Франции выборах президента. Ранее мой друг четыре года прожил в Москве, где работал по контракту. Неожиданно Мишель произнес фразу, которая меня, признаюсь, смутила: «Завидую я вам, русским. Вы более свободны, чем мы — французы». На мою просьбу разъяснить это, безусловно, крамольное, на мой взгляд, утверждение Мишель ответил: «Я имею в виду не проблему качества вашей демократии, а то, что вы в России можете совершенно открыто: в частных разговорах, в публичных дискуссиях или в СМИ — обсуждать все без исключения темы. Для вас здесь нет табу, и это само по себе уже счастье. Нас же, французов, как и всех европейцев, за последние два десятилетия так “отформатировали” по единому “политкорректному” стандарту, что мы теперь не можем обсуждать многие острые проблемы: однополые браки и их последствия, мигрантов, исламизм, национализм, терроризм, антисемитизм и так далее. Говорить на эти темы в “приличном” обществе считается неприличным». Столь же неприлично, добавил мой друг, пытаться с кем-то обсудить у нас, что такое Национальный фронт (НФ) и кто такая Марин Ле Пен (к моменту нашего разговора она только что получила в первом туре президентских выборов 17,9% голосов). К слову сказать, мой друг голосовал тогда за центриста Франсуа Байру и потому не может быть отнесен к числу болельщиков НФ, за симпатии к которому в Париже вам могут даже отказать от дома (в буквальном смысле слова).

Долгий путь к успеху

Многие во Франции предпочли посчитать тот успех Марин Ле Пен случайным и продолжали повторять мантру об экстремистском и даже о фашистском характере Национального фронта и «нерукопожатности» ее лидера. Между тем НФ, несмотря на все явные и скрытые преграды, создаваемые мажоритарной избирательной системой и энергичным использованием хорошо известного нам в России административного ресурса, упорно, шаг за шагом, укреплял свои позиции и расширял влияние не только в правой, но и в левой части электората. Как известно, в 2007 году на парламентских выборах НФ не получил ни одного места в Национальном собрании, но уже на следующих выборах, в 2012-м, он провел двух своих кандидатов в нижнюю палату. Этот успех был закреплен в 2014 году на выборах в Сенат, где НФ получил два места. Тогда же, в 2014-м, партия Марин Ле Пен провела 24 своих представителей в Европарламент. За то время, что Марин Ле Пен стоит во главе НФ, его численность выросла в четыре раза — с 20 тыс. членов в 2011 году до 80 тыс. в 2015-м.

Хотя победоносные (30%) для этой партии итоги первого тура региональных выборов (6 декабря 2015 года), скорее всего, будут скорректированы во втором туре (13 декабря), тенденция к повышению ее избирательного рейтинга не вызывает сомнения у большинства аналитиков и наблюдателей. Некоторые заговорили даже о крахе устоявшейся за десятилетия двухполюсной политической системы Пятой республики с доминированием левых во главе с Соцпартией и правых («республиканцев») и о рождении трехполюсной системы (левые, правый центр и крайне правые, то есть НФ).

Чем же объяснить этот, можно уже сказать состоявшийся, выход Национального фронта на авансцену политической жизни Франции?

Если совсем кратко, то среди главных причин — разочарование значительной части электората в традиционных «системных» партиях, неспособных решить насущные задачи: борьбы с безработицей и преодоления экономического кризиса; вскрывшаяся неготовность элит к новым угрозам — вала мигрантов и разрушения безопасности, что показали события 2015 года; распространение «евроскептических» настроений во французском обществе, отражающих неудовлетворенность части электората ходом реализации Европейского проекта.

Марин Ле Пен пришлось «выдавить» отца из партии, которую он же и создал. В результате «Национальный фронт» получил умеренный электорат zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzpartiya2.jpg
Марин Ле Пен пришлось «выдавить» отца из партии, которую он же и создал. В результате «Национальный фронт» получил умеренный электорат

Все накопившееся у французов недовольство НФ сумел обратить себе на пользу. Но он никогда не добился бы столь впечатляющих успехов, если не сумел бы адекватно оценить новейшие тенденции общественного развития и, переосмыслив свое сомнительное прошлое, отказаться от многого, что его компрометировало и даже дискредитировало в глазах избирателей. Заслуга в деле реформирования и обновления НФ принадлежит Марин Ле Пен, возглавившей партию в январе 2011 года.

Нелегкое наследство

Процесс модернизации Национального Фронта, находившегося на крайне правом фланге французского политического спектра, проходил непросто. Напомню, что история НФ насчитывает более 40 лет. Его отцом-основателем в 1972 стал был Жан-Мари Ле Пен, бывший парламентарий и наемник Иностранного легиона, участник Суэцкой военной операции 1956 года и боевых действий в Алжире в 1957-м, высланный в мае 1958 года в метрополию за антиправительственную деятельность. Этот воспитанник иезуитов с юных лет и до глубокой старости исповедует крайний национализм, не скрывая симпатии к нацизму, отличается неприятием демократии и ее ценностей, остается неискоренимым ксенофобом и антисемитом.

Свои убеждения и комплексы Ле Пен воплотил в программу и практику деятельности созданного им Национального фронта, десятилетиями принадлежавшего к «несистемной» оппозиции. Ле Пен и его партия всегда считались политическими маргиналами и, казалось, не имели ни малейшего шанса оказаться на авансцене французской политики. Тем не менее в 2002 году, воспользовавшись удачной предвыборной ситуацией, Ле Пен даже смог выйти во второй тур президентских выборов, наряду с Ж. Шираком, но в конечном счете все же потерпел поражение.

В руководстве НФ постепенно созревало желание покинуть задворки французской политики, а это требовало глубокого реформирования программных и политических установок, что оставалось невозможным, до тех пор пока Жан-Мари Ле Пен стоит во главе партии.

«Историческая» миссия по обновлению Национального фронта и попытке превратить его в «системную» партию Пятой республики выпала на долю Марин Ле Пен (родилась в 1968-м), младшей из трех дочерей основателя НФ от первого брака. Воспитанная отцом в «верном» направлении, она получила диплом юриста в одном из парижских университетов и первое время занималась адвокатской практикой. К политической деятельности Марин приобщилась (разумеется, в рядах НФ) в середине 1990-х, сконцентрировавшись на партийной работе в регионе Нор-Па-де Кале. В 2000 году она вошла в один из руководящих органов Национального фронта — Политическое бюро, а в 2007-м стала вице-президентом партии. К этому времени она начинает понимать, что необходимо структурное реформирование НФ. Именно под ее влиянием Жан-Мари Ле Пен, борясь за пост главы государства в 2002 и 2007 годах, попытался смягчить ряд одиозных установок НФ: отказался от антисемитизма, агрессивного отношения к мигрантам и т. д.

Однако французы не поверили «обновленному» Ле Пену — и оказались совершенно правы. Уже в 2005 году разразился скандал в связи с заявлением вождя НФ о том, что немецкая оккупация с ее концлагерями «не была столь уж негуманной». Подобные регулярные срывы Ле Пена искренне огорчали его дочь, пытавшуюся позиционировать себя как одного из лидеров Национального фронта нового поколения, «смотрящего в будущее, а не зацикленного на прошлом» (здесь при желании можно было найти скрытый намек на старика Ле Пена).

Вопреки тому что говорил и делал ее отец, Марин Ле Пен настойчиво старалась внушить тем, кто соглашался ее слушать и читать, что НФ — это вовсе не ультраправая, а поистине народная партия, озабоченная защитой нации и ее граждан от всевозможных угроз. Накануне президентских выборов 2007 года (в очередной раз проигранных Ле Пеном) Марин сумела добиться включения в программные заявления отца утверждения о приверженности Национального фронта ценностям демократической, светской и социальной Республики. Это было беспрецедентным отступлением от доктрины НФ, не признававшего даже национальный праздник 14 июля!

И опять французы Ле Пену не поверили. Да он и сам не верил в то, что вписывала ему в предвыборные тексты его дочь.

Конфликт между ними становился неизбежным. Марин отчетливо осознавала, что отец никогда не изменит себе и своим «принципам», с которыми намеревается умереть. А это означало дальнейшее прозябание НФ на обочине французской политики.

В 2011 году с согласия потерявшего бдительность папаши амбициозная Марин сменяет его на посту президента Национального фронта, а весной 2015-го добивается лишения его поста почетного президента и даже исключения из партии. Предлогом послужили новые скандальные заявления Ле Пена о газовых камерах эпохи Второй мировой войны, оправдание маршала Петена и оскорбительные нападки на премьер-министра Мануэля Вальса (каталонца по происхождению), которого Ле Пен назвал иммигрантом.

Разумеется, это был не только личный конфликт дочери с отцом. За ним крылась острая борьба в руководстве НФ между «обновленцами» и «традиционалистами». Возглавляя обновленческое течение, Марин Ле Пен накануне президентских выборов 2012 года разработала новую стратегию партии, оказавшуюся привлекательной для части французских избирателей. Во всяком случае, по результатам первого тура она, как уже говорилось, получила 17,9% голосов, а это трудно назвать поражением для новичка в президентской гонке.

87-летний основатель французского «Национального фронта» Жан-Мари Ле Пен создал новую партию «Сине-бело-красное объединение» для верных последователей ультраправой идеи zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzpartiya3.jpg
87-летний основатель французского «Национального фронта» Жан-Мари Ле Пен создал новую партию «Сине-бело-красное объединение» для верных последователей ультраправой идеи

Новая стратегия Марин Ле Пен

В чем же суть обновленной стараниями Ле Пен стратегии НФ? Каковы ее основные положения?

Традиционный для этой партии евроскептицизм в ее программе сочетался с антиглобалистскими лозунгами и апологией «экономического патриотизма», защиты интересов французской экономики от произвола брюссельских бюрократов, призывом выйти из еврозоны и вернуться к франку, требованием расширить роль государства в решении социально-экономических вопросов. Здесь налицо соединение правых установок и идей, заимствованных у левых и даже у леваков (гошистов).

В обновленной стратегии НФ более взвешенной и осторожной стала трактовка вопросов, связанных с исламом и безопасностью граждан. Объявляя себя врагом исламизации Франции, Национальный фронт настаивает на уважении светскости государства, проводя границу между гражданами-мусульманами и фундаменталистами, между исламом и нормами шариата, совершенно недопустимыми в светском государстве, каковым является Франция. Одновременно НФ и его лидер последовательно высказываются за эффективное ограничение миграции и связанных с ней государственных расходов, которые негативно отражаются на положении французских граждан. Ле Пен и ее партия требуют сворачивания государственной медицинской помощи и программ воссоединения семей для мигрантов, настаивают на ужесточении правил получения французского гражданства.

Фронтисты пропагандируют возврат к национальным ценностям: ратуют за ограничение абортов, поощрение многодетных семей, сохранение французской культуры. Они категорически отвергают однополые браки и возможность усыновления детей однополыми парами.

Мадам Ле Пен и ее однопартийцы настаивают на возвращении смертной казни и снижении возраста уголовной ответственности с 18 до 15 лет, требуют ужесточения наказаний и урезания социальных льгот рецидивистам.

В плане конституционного устройства НФ высказывается за ограничение президентских полномочий одним сроком при восстановлении семилетнего мандата главы государства, за отмену мажоритарной выборной системы и возвращение пропорциональной, за расширение практики национальных референдумов и восстановление примата национального законодательства над европейским, наконец, за пересмотр договоров с ЕС и выход из НАТО.

Сторонники Марин Ле Пен требуют вывода французского контингента из Афганистана и выступают против принятия Турции в Евросоюз. С началом украинского кризиса эта партия высказалась в пользу федерализации Украины и осудила санкции, введенные США и странами ЕС против России после возвращения Крыма в состав Российской Федерации. Свое внезапное русофильство Марин Ле Пен неоднократно объясняла тем, что Россия подает Франции пример подлинно самостоятельной, суверенной политики.

Как видим, в этих программных установках содержится немало популистских и даже экзотических положений вроде возвращения к франку или выхода из НАТО и ЕС. Подобные призывы способна воспринять лишь «отмороженная», то есть ничтожная, часть электората.

В то же время очевиден сдвиг в преодолении политической изоляции НФ, достигнутый под руководством Марин Ле Пен. Президенту НФ удалось несколько облагообразить доселе неприглядный имидж своей партии, продвинуться по пути ее дедемонизации в глазах общественного мнения, хотя ей по-прежнему не удается найти союзников среди других политических сил. Однако если верить некоторым опросам, около 50% французов склонны теперь считать Марин Ле Пен правым политиком, придерживающимся традиционных ценностей, пусть даже и вышедших из моды (“démodées”). Чуть меньше (около 45%) тех, кто продолжает видеть в ней воинственную националистку, ксенофоба и врага Республики. Но о «фашистской» сущности НФ и ее нового лидера говорят все меньше, обвиняя ее лишь в крайнем национализме, что, надо признать, не одно и то же. Марин Ле Пен уже приглашают (пока лишь в исключительных случаях, как это было после 13 ноября) в Елисейский дворец для обсуждения вопросов национальной безопасности.

…Не за горами апрель 2017-го, когда лидер НФ намерена вторично побороться за пост президента Пятой республики. Нетрудно догадаться, что такая перспектива вызывает душевный трепет не только у левых и правых в самой Франции, но и у руководства Евросоюза и НАТО. Но прежде чем дело дойдет до президентских выборов, Национальный фронт должен подтвердить 13 декабря успех, достигнутый на первом туре выборов региональных, а это вопрос далеко не предрешенный. В конечном счете все зависит от того, поверят ли французы в «республиканское» обращение мадам Ле Пен и ее партии.