Марин Ле Пен «перезагрузила» программу Национального фронта, смягчив ряд жестких установок отца. В ее представлении НФ не ультраправая, а народная партия, озабоченная защитой национальных интересов и благосостояния сограждан

Помню, в апреле 2012 года сидели мы с моим французским другом в Люксембургском саду и беседовали на разные темы, в том числе и о проходивших в то время во Франции выборах президента. Ранее мой друг четыре года прожил в Москве, где работал по контракту. Неожиданно Мишель произнес фразу, которая меня, признаюсь, смутила: «Завидую я вам, русским. Вы более свободны, чем мы — французы». На мою просьбу разъяснить это, безусловно, крамольное, на мой взгляд, утверждение Мишель ответил: «Я имею в виду не проблему качества вашей демократии, а то, что вы в России можете совершенно открыто: в частных разговорах, в публичных дискуссиях или в СМИ — обсуждать все без исключения темы. Для вас здесь нет табу, и это само по себе уже счастье. Нас же, французов, как и всех европейцев, за последние два десятилетия так “отформатировали” по единому “политкорректному” стандарту, что мы теперь не можем обсуждать многие острые проблемы: однополые браки и их последствия, мигрантов, исламизм, национализм, терроризм, антисемитизм и так далее. Говорить на эти темы в “приличном” обществе считается неприличным». Столь же неприлично, добавил мой друг, пытаться с кем-то обсудить у нас, что такое Национальный фронт (НФ) и кто такая Марин Ле Пен (к моменту нашего разговора она только что получила в первом туре президентских выборов 17,9% голосов). К слову сказать, мой друг голосовал тогда за центриста Франсуа Байру и потому не может быть отнесен к числу болельщиков НФ, за симпатии к которому в Париже вам могут даже отказать от дома (в буквальном смысле слова).

Долгий путь к успеху

Многие во Франции предпочли посчитать тот успех Марин Ле Пен случайным и продолжали повторять мантру об экстремистском и даже о фашистском характере Национального фронта и «нерукопожатности» ее лидера. Между тем НФ, несмотря на все явные и скрытые преграды, создаваемые мажоритарной избирательной системой и энергичным использованием хорошо известного нам в России административного ресурса, упорно, шаг за шагом, укреплял свои позиции и расширял влияние не только в правой, но и в левой части электората. Как известно, в 2007 году на парламентских выборах НФ не получил ни одного места в Национальном собрании, но уже на следующих выборах, в 2012-м, он провел двух своих кандидатов в нижнюю палату. Этот успех был закреплен в 2014 году на выборах в Сенат, где НФ получил два места. Тогда же, в 2014-м, партия Марин Ле Пен провела 24 своих представителей в Европарламент. За то время, что Марин Ле Пен стоит во главе НФ, его численность выросла в четыре раза — с 20 тыс. членов в 2011 году до 80 тыс. в 2015-м.

Хотя победоносные (30%) для этой партии итоги первого тура региональных выборов (6 декабря 2015 года), скорее всего, будут скорректированы во втором туре (13 декабря), тенденция к повышению ее избирательного рейтинга не вызывает сомнения у большинства аналитиков и наблюдателей. Некоторые заговорили даже о крахе устоявшейся за десятилетия двухполюсной политической системы Пятой республики с доминированием левых во

У партнеров

    «Эксперт»
    №51 (969) 14 декабря 2015
    Вторая Французская
    Содержание:
    Одна за всех и все против Ле Пен

    «Национальный фронт» Марин Ле Пен неожиданно подвинул традиционные политические элиты Франции. Получит ли двухпартийная система Пятой республики третий, ультраправый полюс?

    Повестка дня
    Потребление
    Реклама