В кольце врагов

Вячеслав Суриков
редактор отдела культура журнала «Эксперт»
8 мая 2016, 00:00

Больше всего в новом фильме Marvel «Первый мститель: противостояние» разочаровывает то, что агент КГБ Наташа Романофф — один из ключевых персонажей — окончательно утратила связь с родиной

DISNEY
Роль агента КГБ Наташи Романофф в серии филь- мов «Мстители» исполняет американская актриса Скарлетт Йоханссон

Наташа Романофф, роль которой в кинематографической вселенной Marvel исполняет Скарлетт Йохансон, родилась в Сталинграде. Рано лишилась матери и была воспитана советским солдатом Иваном Петровичем. Занималась балетом, полюбила летчика-испытателя. Когда тот погиб, попросилась на оперативную работу в органы. Благодаря созданной советскими учеными сыворотке Наташа почти не стареет и обладает великолепной реакцией, что в сочетании с владением приемами восточных единоборств и умением обращаться с холодным и огнестрельным оружием сделало ее одним из эффективных оперативников Комитета государственной безопасности. Увы, ее биографические данные в киноверсии комиксов Marvel не фигурируют. Здесь Наташа выступает сразу в качестве агента организации по борьбе с преступностью Щ.И.Т. От ее советского происхождения осталось только имя и переиначенная на англоязычный манер фамилия, все реже и реже звучащие в диалогах.

Компания Marvel запустила в прокат еще один фильм из своей многоветвистой франшизы, посвященной супергероям. Сила этого бренда во многом заключается в регулярности выхода новых проектов на киноэкраны. Зрители еще не успевают эмоционально остыть от одного поданного им кинематографического блюда, как для них уже готово следующее. Его рецепт почти не меняется: эффектная схватка супергероев, неважно с кем, в самом начале, а затем поиск новой подлежащей уничтожению силами супергероев цели. Действие фильма перетекает от одной экшн-сцены к другой, в создании которых Marvel не знает себе равных. То, как они это делают, — настоящее искусство. Но выбор цели, которую следует уничтожить, дается им намного сложнее. Здесь сценаристы Marvel ведут скорее хаотичный поиск, обращаясь то к скандинавской мифологии, то к созданной ими же мифологии периода холодной войны. Один из ее элементов — террористическая организация «Гидра», которая использует одновременно и нацистскую идеологию, и советскую символику.

В «Противостоянии», как и в предшествующей ему «Эре Альтрона», «Гидра» базируется в Восточной Европе в вымышленной стране Заковии — по положению на мелькнувшей в кадре карте, напоминающей Сербию, что сразу подключает эрудированного зрителя к политической реальности эпохи Билла Клинтона. Но в этот раз «Гидра» по большей части провоцирует конфликт между супергероями. Перед ними стоит выбор: либо согласовывать каждое планируемое ими насильственное действие с чиновниками, либо получить дополнительную порцию общественного недовольства. Это их разделяет, договориться не получается, и они от избытка сил начинают сражаться друг с другом. Если верить чутью американских продюсеров (а одна из их задач — угадать общественные настроения и предложить зрителям сюжет, который помог бы им «выпустить пар»), американское общество пребывает в состоянии раскола: возможно, призраки жертв военных конфликтов с участием вооруженных сил США вновь тревожат его.

Создатели «Противостояния» строят сюжет вокруг извечного американского вопроса: допустимо ли применение военной силы, если оно неизбежно приведет к жертвам среди мирного населения? Супергерои, безусловно олицетворяющие собой американский милитаризм, демонстрируют зрителям своей судьбой следующий тезис: «Жертвы неизбежны, но бездействие приведет к еще большим жертвам. Любые попытки регламентировать действия тех, у кого есть лицензия на убийство, только на руку врагам». Еще одна характеристика современного американского общества, следующая из сюжета «Первого мстителя», — ощущение себя находящимся в кольце врагов, возникающих то здесь, то там, жаждущих нарушить покой мирных американских граждан. С другой стороны, «если у тебя есть сила, ты обязан ее использовать» — как декларирует один из персонажей фильма, заводя супергероев в порочную логическую цепочку: сила необходима, потому что имеется враг, а стоит ей возникнуть, она требует применения, лишь поскольку существует, даже если к тому времени тело мертвого врага плывет по течению реки. Об этом писал еще Чехов: «Если в начале пьесы на стене висит ружье, то (к концу пьесы) оно должно выстрелить». Но, может быть, стоит просто хорошо подумать, прежде чем вешать на стену ружья в таком количестве?