Ставки сделаны

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
23 мая 2016, 00:00

Повышение взносов госбанков в систему страхования вкладов не решит проблемы АСВ, которое и так уже сильно задолжало Центробанку, а лишь увеличит конкурентоспособность рискованных банков и усугубит проблемы самого агентства. Выход из кризиса следует искать в правильном регулировании рынка

ИЛЛЮСТРАЦИЯ: ИГОРЬ ШАПОШНИКОВ

Повышение взносов госбанков в систему страхования вкладов не решит проблемы АСВ, которое и так уже сильно задолжало Центробанку, а лишь увеличит конкурентоспособность рискованных банков и усугубит проблемы самого агентства. Выход из кризиса следует искать в правильном регулировании рынка

 Совет директоров Агентства по страхованию вкладов (АСВ) принял решение поднять с 1 июля базовую ставку отчислений в фонд страхования вкладов (ФСВ) с 0,1 до 0,12%. Повышенные дополнительные ставки, которые уплачивают банки, завышающие проценты по вкладам по сравнению со среднерыночным уровнем, не меняются. Сейчас дополнительная ставка взноса — 50% базовой, а повышенная дополнительная — в четыре раза больше. Учитывая, что на депозитах населения по состоянию на 1 апреля этого года находилось 22,6 трлн рублей, повышение базовой ставки отчислений в ФСВ увеличит объем поступлений ежеквартально на 9 млрд рублей, за год — на 36 млрд рублей.

Сколько сейчас денег в страховом фонде, неизвестно, АСВ перестало раскрывать эти данные осенью прошлого года. На 1 октября в нем было 35,8 млрд рублей. Но еще летом прошлого года АСВ получило возможность обращаться в ЦБ за кредитами для пополнения фонда. Тогда первый транш был предоставлен в объеме 110 млрд рублей. Спустя всего полгода, в декабре 2015-го, АСВ понадобился еще один кредит в 140 млрд рублей. Уже в марте 2016-го совет директоров агентства одобрил получение нового займа ЦБ на 170 млрд рублей. Таким образом, общий объем средств, полученных от Центробанка, достигнет 420 млрд рублей. И эта цифра вряд ли будет окончательной.

Решение о повышении ставки имеет свою логику. Очевидная причина увеличения взносов — желание максимально пополнить ФСВ, истощенный отзывами лицензий. Только за прошлый год было ликвидировано 77 банков, с начала этого года (по 6 мая) — 37. Почти 370 млрд рублей было выплачено вкладчикам в прошлом году и уже 216 млрд рублей — в нынешнем. Заметим, что АСВ само признается в дефиците средств. «Решение о повышении ставки носит среднесрочный характер и вызвано возрастанием в 2014–2015 годах финансовой нагрузки на фонд страхования вкладов в связи с выплатами страхового возмещения, вызвавшими необходимость привлечения кредитов Банка России», — говорят в агентстве.

«Вопрос о повышении базовой ставки ФСВ обсуждался еще до кризиса 2008 года, потом в начале 2010-х, когда рухнул Мастер-банк, — говорит генеральный директор Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков. — Ведь, кроме отчислений банков — членов системы страхования, не существует никаких других механизмов пополнения фонда. Разве что прибыль самого АСВ». Дополнительная нагрузка на фонд возникла в конце 2014 года, когда правительство повысило сумму страхового возмещения вкладчикам вдвое — с 700 тыс. до 1,4 млн рублей. В результате страховая ответственность банков выросла на 1,6 трлн рублей, или на 12%. Хотя зампред ЦБ Михаил Сухов говорил тогда, что «АСВ это по силам», а представитель агентства заявлял, что это изменение «не сильно отразится на расходах фонда». Однако, учитывая темпы отзыва банковских лицензий (по две-три в неделю), нового кредита хватает примерно на полгода. Затем приходится вновь занимать.

 

 40-02.jpg

Разбалансировка системы

Очевидно, что проблема АСВ кроется не в низких взносах, а в экстремальной вероятности дефолта банков. Здесь стоит вспомнить, что в 2014–2015 годах ЦБ организовал санацию 29 банков, выделив на их спасение 760 млрд рублей (за вычетом возвращенных средств). Всего же с 2009 года на санации было выделено 1,1 трлн рублей. При этом с начала 2009 года по 6 мая 2016-го выплаты вкладчикам АСВ составили 964,1 млрд рублей. Если полностью подсчитать ожидаемые расходы АСВ вследствие банкротства банков с учетом санаций, получим более 2 трлн рублей. Если бы с самого момента основания АСВ (с 2004 года) все банки на протяжении 12 лет платили взносы в АСВ по максимально установленной законом ставке 0,6% в год (или 0,15% в квартал), доходы агентства составили бы примерно 670 млрд рублей, то есть втрое меньше ожидаемых выплат. Выходит, ставка взносов должна быть еще выше? Тем более что нынешний кризис еще не закончен и нынешний год еще добавит к статистике выплат и, возможно, санаций.

Подобные результат не удивителен: он отражает высокую вероятность банкротства типичного российского кредитного учреждения. По статистике агентства Moody’s типичный средний отечественный банк (с 30-го по 200-е место по размеру активов) имеет кредитный рейтинг в диапазоне от B1 до B3. Вероятность дефолта заемщика с такими рейтингами через год (усредненная для кризисных и спокойных лет) составляет от 2,3% для рейтинга B1 до 5,9% для рейтинга B3. При этом очевидно, что, чем ниже рейтинг, тем больше таких банков.

Получается, что система страхования, выстроенная АСВ, по сути своей планово убыточная. Поначалу высокая доля Сбербанка (она доходила до 60%) и благоприятная экономическая среда позволили наращивать фонд АСВ и даже снизить ставку взносов с 0,6 до 0,4% в год.

Начало кризиса в экономике в сочетании с укреплением рыночных позиций рискованных банков в привлечении вкладов (в значительной степени за счет гарантий АСВ) привели к быстрой разбалансировке системы и необходимости поддержки агентства кредитами ЦБ. Система дифференцированных ставок взносов по вкладам эффекта не дала, и пришлось бремя дополнительных расходов переложить на крупнейшие банки. «Вернее, на их вкладчиков, — говорит бывший первый зампред ЦБ Александр Хандруев. — Происходит это за счет снижения ставок по вкладам». Так, в конце апреля Сбербанк понизил ставки по депозитам на 0,5–1,05 процентного пункта в зависимости от срока и суммы вклада. По данным Банки.ру, в апреле порядка 120 банков снизили ставки по вкладам физических лиц. Среди них крупные игроки — Россельхозбанк, Альфа-банк, Абсолют-банк, Московский кредитный банк, Райффайзенбанк, «Уралсиб», «Интеза», Росбанк, «Ренессанс кредит», «Траст», «Авангард» и другие.

Высокая доля госбанков — важное условие сбалансированности АСВ, но деятельность агентства объективно ведет к падению доли госбанков. Восполнение ФСВ за счет дополнительных взносов с госбанков приведет к дальнейшему снижению ставок по вкладам и еще больше ухудшит их конкурентоспособность на рынке вкладов с негативными последствиями для АСВ. «Сейчас многие недобросовестные банки используют систему страхования вкладов как маркетинговый ход, — отмечает профессор кафедры экономики и финансов НИУ ВШЭ Иван Родионов. — Мы даем большой процент по вкладам, но они вроде как застрахованы и бояться нечего».

 

 40-03.jpg

Без повышения

Крупнейшими плательщиками в ФСВ являются Сбербанк (10,3 трлн рублей вкладов физлиц) и ВТБ24 (1,9 трлн). При таком объеме вкладов крупнейший госбанк страны платит в фонд около 10,3 млрд ежеквартально, а ВТБ24 — около 1,9 млрд. С июля Сбер будет платить каждый квартал примерно на 2 млрд рублей больше, ВТБ24 — на 380 млн рублей больше. Естественно, госбанки не хотят быть главными источниками финансирования фонда АСВ и не раз открыто выражали свое несогласие, выступая, например, за дифференцированные ставки платежа в зависимости от надежности кредитного учреждения. Глава Сбербанка Герман Греф придумал даже специальный термин «серийные вкладчики»: они сознательно размещают свои деньги в проблемных банках под высокий процент, поскольку уверены, что ничем не рискуют благодаря Агентству страхования вкладов.

Почему госбанки должны платить взносы наравне со всеми? Одно из обоснований состоит в том, что они за счет доли государства имеют имплицитную 100-процентную гарантию по вкладам, поэтому взнос в АСВ просто делает эту гарантию платной и уравнивает конкурентные условия для частных банков. Это хороший аргумент. Но для его полной состоятельности необходимо выполнение еще одного условия: частные банки по качеству управления и принимаемым рискам должны быть сопоставимы с госбанками. Именно в этом отношении наблюдается максимальное несоответствие.

Как минимум каждое третье банковское банкротство — криминальное, в остальных случаях в пресс-релизах ЦБ по поводу отзыва лицензии также фигурируют «рискованное кредитование», «недооценка рисков» и «нарушения “антиотмывочного” законодательства». Объем хищений в 70 банках, лицензия которых была отозвана в 2014–2015 годах (а это примерно 40% общего числа) можно оценить в 350 млрд рублей. Цифры не включают Внешпромбанк, лицензия у которого отозвана в начале 2016 года. Размер его обязательств превысил активы на 187,4 млрд рублей.

«Не повышать базовую ставку вообще мы не можем, — объяснял в конце марта глава АСВ Юрий Исаев. — У нас есть модель, по которой можно выйти на определенные сроки возврата кредита ЦБ». АСВ предлагало несколько вариантов повышения ставки. Первый — повышение с третьего квартала 2016 года ставки до 0,12%, а с третьего квартала 2017-го — до 0,13%. Второй вариант — повышение с третьего квартала 2016 года до 0,11%, но уже с третьего квартала 2017-го — до 0,14%. И наконец, третий вариант предполагает повышение с ставки третьего квартала 2016 года до 0,13%. Все варианты рассчитаны таким образом, чтобы АСВ к 2020 году могло полностью погасить свои обязательства перед Центробанком.

Однако повышение процентной ставки не решит задачу АСВ — восстановить фонд страхования вкладов. Просто часть расходов по расчистке банковской системы чиновники перекладывают на государственные банки, взносы которых являются основным источником для выплат пострадавшим вкладчикам. Чтобы восстановить фонд, нужно изменить другой показатель — возвратность средств АСВ в случае дефолтов банков. Сейчас этот показатель составляет 50% от того, что АСВ заплатил вкладчикам, то есть около 400 млрд рублей, — это значительно больше того, что АСВ может дополнительно собрать с банков через взносы.

АСВ как ликвидатор банков в целом показало себя с лучшей стороны. Статистика возвратности средств кредиторам банков за последние десять лет сильно улучшилась. К 2013 году АСВ получало обратно в процессе ликвидации банка порядка 70% затраченных на выплаты вкладчикам средств. Вероятно, по банкротствам 2014–2016 годов эта статистика будет хуже, но даже если из-за ряда крупных случаев вывода активов возвратность снизится до 50%, по отзывам 2013–2015 годов АСВ получит обратно более 400 млрд рублей. В 2016 году взносы банков составят около 100 млрд рублей, при росте рынка на 15% в год эта цифра за пять лет достигнет 675 млрд рублей. Только эти два источника дают более 1,1 трлн рублей, что позволит собрать достаточно средств для выплат вкладчикам (в случае их снижения), примерно по 120 млрд рублей в среднем в течение пяти лет (это выше уровня 2013 года) и вернуться к нормальному уровню ставок взносов.

Что делать

«Сегодня у АСВ есть дефицит, завтра его не будет, — говорит президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян. — И паники не должно быть никакой. У агентства имеются кредитные ресурсы. Другое дело, что в сегодняшней ситуации следует понять, откуда образовался такой дефицит средств и почему пришлось выплачивать вкладчикам такие огромные суммы». Эксперт соглашается, что повышение отчислений в ФСВ не самый лучший способ решения проблемы АСВ. По его мнению, следует более грамотно и взвешенно проводить надзорную политику в отношении отзыва банковских лицензий и уделять повышенное внимание различным мерам воздействия до санации. Проблемы в том или ином банке должны выявляться на ранней стадии и разрешаться без крайних мер. «Санацию следует рассматривать как исключительный случай, а отзыв лицензии — крайняя мера, своего рода расстрельная статья. Допускать этого нельзя», — считает глава АРБ.

Для повышения устойчивости банковской системы и решения финансовых проблем АСВ опрошенные нами участники рынка предлагают несколько вариантов дальнейших действий. Во-первых, следует быстрее расчищать банковскую систему, чтобы снизить уровень дефолтности кредитных учреждений и увеличить возвратность активов обанкроченных и санируемых банков. Необходима активная политика надзорного блока ЦБ по отзыву лицензий на ранних стадиях, разработка и реализация мер по нормализации деятельности банков и повышение ответственности руководителей и акционеров банков за вывод активов. «Если одновременно отозвать лицензии у 200 банков, потери АСВ будут меньше. Когда процесс растянут во времени, у владельцев банков существует соблазн растащить еще сохранившиеся активы и вывести деньги за границу», — считает Иван Родионов. Некоторые банки в последние годы боролись не за прибыль, не за качество, а за размер активов, и было ощущение вседозволенности и безнаказанности. Сейчас следует продолжать укреплять здоровье банковской системы, сколько бы ресурсов на это ни потребовалось. Иначе общественные потери могут быть намного больше, чем потери финансовые. «Центробанку следует продолжить работу над ужесточением требований к кредитным организациям, чтобы свести к минимуму рисковые операции», — говорит директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. — Если раньше система страхования вкладов работала без проблем, то сейчас она справляется с трудом: денег в бюджете на выплаты пострадавшим вкладчикам уже нет». Во-вторых, необходимо полностью использовать возможности закона для повышения взносов рискованных банков. Надбавки к базовой ставке, принятые советом директоров АСВ, слишком низкие: они намного ниже не только вероятности дефолта банков, но и дифференциала процентных ставок между разными группами банков. Может быть, стоит задуматься и над ограничением рискованного поведения самих вкладчиков. Например, ввести франшизу по выплатам. В этом случае граждане начнут более ответственно подходить к выбору банков. Но против этого выступает АСВ, позиция которого заключается в том, что все франшизы и ограничения вредны для страхования вкладов любой страны. Поэтому реформа не должна затрагивать вкладчиков.

Так или иначе, банковская сфера — важнейшая часть экономики страны, и она подвержена тем же тенденциям и процессам, что и другие сектора. Кризис закончится не скоро. Финансовые резервы у государства скудеют, и скоро АСВ будет вынуждено вновь увеличивать ставки ФСВ. Рост страховых выплат вкладчикам обанкроченных банков начинает негативно влиять на финансовый рынок в целом: снижаются процентные ставки по вкладам, падает доходность, деньги, выделяемые Центробанком на компенсацию вкладчикам, влияют на инфляционные процессы. Но, самое главное, все это ставит вопрос об эффективности нынешнего института страхования вкладов. «Еще одно повышение банки выдержат, но они и так находятся на пределе, — отмечает Игорь Николаев. — Нынешняя ситуация — серьезный повод для финансовых властей задуматься о перспективах экономического роста и о стабильности системы». По мнению Виктора Четверикова, системные банки берут на себя все больше ответственности и они в большей степени заинтересованы, чтобы система работала стабильно.

В 2014–2015 годах ЦБ организовал санацию 29 банков, выделив на их спасение 760 млрд рублей за вычетом возвращенных средств. Всего же с 2009 года на санации было выделено 1,1 трлн рублей

Как минимум каждое третье банковское банкротство — криминальное. Объем хищений в 70 банках, лицензия которых была отозвана в 2014–2015 годах, можно оценить в 350 млрд рублей