«Банк нельзя перевести на блокчейн»

Евгения Обухова
редактор отдела экономика и финансы журнала «Эксперт»
4 сентября 2017, 00:00

Основатель платежной системы Copernicus Gold Владимир Фролов рассказывает о том, как блокчейн изменит финансовую систему, что ждет криптовалюты и о новом способе инвестировать в золото

Олег Сердечников
Основатель платежной системы Copernicus Gold Владимир Фролов верит в блокчейн и в золото

Пять минут на регистрацию и перевод денег с банковской карты — и вы можете торговать физическим золотом с любой суммой, хоть с парой долларов, покупая сотые и даже тысячные доли грамма, а также проводить мгновенные платежи и переводить деньги в разных валютах. Созданная российской командой мультивалютная платежная платформа Copernicus Gold со штаб-квартирой в Амстердаме основана на блокчейне и позиционирует себя как революционную на рынке торговли физическим золотом. Но она не только и не столько для частных инвесторов — блокчейн позволяет Copernicus изменить платежный ландшафт, заняв свое место среди финансовых посредников и в несколько раз снизив комиссии, которые эти посредники взимают. Технологии обработки платежей, используемые сегодня банками, недешевы и предусматривают много ручных операций. Платформа Copernicus Gold позволит им существенно сократить издержки, например при конвертации мелких сумм, или выйти на новые рынки, предложив клиентам те же инвестиции в физическое золото.

О том, как устроена Copernicus Gold, какие задачи и в чьих интересах она решает, как отличить мифы о блокчейне от реальности, «Эксперту» рассказал основатель Copernicus Gold, экс-председатель совета директоров банка «Северная казна» Владимир Фролов.

— Что же все-таки несет блокчейн финансовой сфере? О его применении много говорят, но ясности относительно того, как же его будут использовать банки и финансовые компании, пока нет.

— Блокчейн означает, что в финансовой сфере можно будет работать с удостоверяющим центром, встроенным в технологию блокчейн-платформы. Что такое удостоверяющий центр? В момент создания современной финансовой системы порядка пятидесяти лет назад оказалось, что банк-1 может перевести банку-2 денежные средства, а банк-2 может сказать, что их не получал. Понятно, что в такой ситуации финансовая система работать не может. Поэтому появился институт удостоверителей — организаций, которые свидетельствуют, что платеж прошел, и все участники, которые подписали с ними договор, обязаны им верить.

Сегодня банковская система достаточно архаична. В среднем по миру трансграничный платеж идет три-семь дней. Это происходит потому, что система проведения таких платежей — иерархическая. Например, вы мне из Москвы в Нью-Йорк переводите платеж. Вы — первый уровень иерархии. Банк, обслуживающий вас, — второй уровень иерархии. Банк-корреспондент — третий уровень. Банк, где обслуживается тот, кому вы посылаете деньги, — четвертый, а получатель платежа — пятый. Стоимость такого трансграничного иерархического платежа, включая конвертацию, в среднем по миру составляет 8,5 процента. Блокчейн — распределенная сеть, где каждый соединен с каждым. В этой ситуации можно проводить платежи уже в физическом онлайне и на порядок дешевле.

— Что происходит, когда один человек переводит другому деньги в блокчейне?

— В блокчейне есть узлы — по сути серверы, с информацией обо всех транзакциях. Когда вы проводите платеж, во все узлы идет информация о нем. На каждом узле решается определенная достаточно сложная математическая задача. Узел, который ее решает первым и успевает оповестить остальные узлы об этом, формирует очередной блок — специальную ячейку памяти, где хранится информация о транзакциях. У каждого блока есть идентификатор. Идентификатор последующего блока образуется из идентификатора предыдущего путем определенного математического преобразования.

Итак, формируется новый блок, и через него доставляется информация человеку, который получает деньги.

Есть публичные блокчейны — скажем, такой, на котором сделан биткойн. У публичных блокчейнов информация обо всех блоках и транзакциях общедоступна. Сейчас появилась другая ветка — приватные блокчейны. В приватных блокчейнах информация о транзакциях пользователей в закрытом доступе и защищена подобно тому, как защищают свои данные банки.

— В связи с чем появились приватные блокчейны?

— Хотя в публичных сетях информация об участниках формально считается анонимной, при желании ее можно достаточно легко отследить. Информация о размерах платежей и, в каком-то смысле, об участниках платежной системы публична. Все видят движения денег. Если брать биткойн, это нерегулируемая система, она живет сама по своим правилам. Там могут оплатить заказное убийство, продать наркотики — все, что угодно. Сейчас мир разделился на две части — анархистов, которые хотят иметь свою финансовую систему без надзора государства, и законопослушных граждан.

— Вы в каком лагере?

— Во втором. Мы не рушим устои общества, не опрокидываем финансовые институты, мы живем под регулятором. Работаем в Сингапуре — нас контролирует Центральный банк Сингапура. Идентифицируем клиента надлежащим образом, как того требует Центральный банк Сингапура, выявляем сомнительные сделки, равно как и все остальные банки. Выполняем все требования к финансовым организациям, в том числе требование о банковской тайне.

— Почему информация из блокчейна не может никуда пропасть — по ошибке или по чьему-то злому умыслу?

— Предположим, появился злоумышленник, который исказил информацию или подменил целый блок. Но есть специальное программное обеспечение, которое следит за целостностью всех блоков, находит место разрыва и восстанавливает цепочку блоков по новой. То есть опять создаются те же самые блоки, потому что в узлах есть вся информация обо всех транзакциях. Поэтому система на блокчейне очень устойчива ко всякого рода возмущениям. Скажем, DDoS-атаки: известны серверы банков, на них начинают посылать пустые платежки, забивая ими сервер. А вот сколько у нас узлов — неизвестно. Но их достаточно много, и система живуча до последнего узла.

 

Деньги — сразу

 

— Вы сами разработали блокчейн для Copernicus Gold?

— Нет, мы очень кропотливо выбирали блокчейн, на котором будем работать. В итоге взяли блокчейн биткойна. Он восемь лет на рынке, его сопровождает целая бригада программистов, программное обеспечение находится в открытом доступе. Это достаточно зрелая, отполированная система, которая сегодня абсолютно работоспособна. Система биткойна ориентирована именно на платежи. Но у биткойна пять-семь транзакций в секунду — это очень мало. В нормальной системе количество транзакций должно исчисляться как минимум сотнями, лучше — тысячами. Например, Visa может обработать двадцать тысяч транзакций в секунду в пике. Поэтому мы занялись модернизацией блокчейна — ускорили его до сотен транзакций в секунду. Еще момент: архитектура блокчейна биткойна такова, что транзакция проводится за десять-тридцать минут, иногда дольше. Мы добились физического онлайна, то есть вы проводите платеж, и он сразу проходит.

— При физическом онлайне мы, грубо говоря, передаем деньги прямо из рук в руки, тогда как в информационном онлайне они могут идти не одни сутки?

— Вот вы приехали в Лондон, вставили карту российского банка в считывающее устройство в магазине. Ваши деньги в банке в России. Магазин в Лондоне обслуживается в банке Великобритании. Деньги на счет магазина будут идти три-семь дней.

— Для меня есть разница, сколько они шли, если с меня деньги списали сразу?

Конечно. Вы обязательно за это заплатите. Во-первых, отвлекаются оборотные средства — а оборотные средства всегда сколько-то стоят. Во-вторых, возникают риски. Платежная система защищается от рисков неплатежей тем, что банк аккумулирует определенную сумму на случай форс-мажора. Работает целая система, масса посредников, идет длительная и дорогая процедура проведения платежа. А если бы тотально была внедрена технология платежей на базе блокчейна в физическом онлайне, то вы вводите карточку — магазин сразу же получает деньги. Это и есть физический онлайн.

Чем еще хорош блокчейн — он решает проблему операционного дня, есть сегодня такое понятие в финансовой системе. Представьте: в Токио уже 15 июля, а в Берлине еще 14 июля. Но из будущего в прошлое нельзя послать деньги! В блокчейне же понятия времени нет, а только порядок следования блоков. Потому он спокойно из Токио может 15 июля посылать деньги в Берлин 14 июля, потому что у него нет понятия 15 и 14 июля, оно отсутствует.

— Что дает ваша организация платежной системы на блокчейне с точки зрения стоимости платежей?

— Себестоимость одной транзакции становится ниже в десятки раз.

— То есть комиссия за трансграничный перевод будет не 8,5 процента, а 0,085 процента?

Это не факт. Объясняю почему. У нас, например, себестоимость транзакции менее десяти центов, основные деньги мы платим за облако. Традиционный платеж через банк — не трансграничный, без конвертации валют — по Европе стоит приблизительно пять евро. Если мы будем работать с комиссией в десять центов, то рентабельность у нас будет небольшая и, как пошутил один европейский банкир, если ты будешь работать с комиссией десять центов, тебя убьют. Но с системой на блокчейне традиционной финансовой системе тягаться по стоимости обслуживания очень сложно.

 44-02.jpg
 44-03.jpg Олег Сердечников
Олег Сердечников

 

Возвращение к золоту

 

— Зачем в Copernicus Gold электронная валюта обеспечена золотом? Как золото вообще появилось в платежной системе?

— Есть какие-то идеи, которые существуют десятилетиями и которые очень хочется реализовать. Осенью 1998 года, после кризиса, у меня родилась идея сделать валюту, привязанную к золоту. В Copernicus Gold мы сделали привязанную к золоту систему, но потом расширили ее до мультивалютной. Тем не менее есть много людей, желающих хранить сбережения в золоте, и есть целые государства, где это является национальной традицией — взять Индию, Вьетнам, Таиланд и другие страны Юго-Восточной Азии, например. В этих странах люди меняют физическое золото на украшения в ювелирных магазинах — и магазинам проще брать не слитки от клиента, а наше электронное золото, обеспеченное физическим золотом, хранящимся у наших брокеров. Если брать точкой отсчета 2000 год, то цена на золото выросла в долларах США в четыре раза, а за последние сто лет более чем в сорок раз, инвестиции в золото — одни из самых доходных в мире.

— Вы пошагово описывали создание Coperniсus Gold в сети, и на каком-то этапе вам указали на проблему Коперника—Грешема — якобы с ней вы влетели в бетонную стену.

— Это известный закон, сформулированный еще в шестнадцатом веке: «плохие деньги скупают хорошие». Например, есть бумажные ассигнации и золотые рубли. Золотые рубли люди складывают в сундук, а на рынке ходят бумажные ассигнации. То есть плохие деньги вытесняют из оборота хорошие. Таких примеров достаточно много, и из-за этого погибло много систем, обеспеченных золотом. Взять 1971 год и доллар, обеспеченный золотом. Каким образом он прекратил свое существование? Франция предъявила доллары, забрала три тысячи тонн золота — и сделала систему малоликвидной. В моем понимании в современных реалиях проблема Коперника—Грешема — это когда могут делаться специальные эмиссии фиатной валюты для скупки валюты, обеспеченной золотом. За несколько лет скупят такую валюту, потом предъявят, заберут золото — и на этом обеспеченная золотом валюта закончит свое существование. Мы проблему Коперника—Грешема решили — построили алгоритм, который позволяет защитить от скупки нашу номинированную в золоте электронную валюту за «плохие» деньги. Запасом физического золота на основании математической модели управляет робот — он в соответствии с клиентским спросом поддерживает нужный уровень запаса золота. При этом задача решилась не только по золоту, но и по ликвидности системы в целом.

Мультивалютная система конвертирует одни валюты в другие. Можно конвертировать и в банке, но это дороже. Лучше конвертировать у брокера. Банковский брокер обычно дороже, небанковский, как правило, дешевле. Но от небанковского брокера в банк деньги идут около суток, поэтому нужны собственные оборотные средства. Оборотка формируется за счет уставного капитала и прибыли финансовой организации. Динамическая система управления активами и обеспечивает ликвидность системы. В итоге потребность в оборотных средствах у нашей системы несопоставимо меньше, чем у традиционных финансовых организаций за счет работы в физическом онлайне, потому что чем быстрее оборачиваются денежные средства, тем меньше их требуется для обеспечения функционирования финансовой системы. Кроме того, физический онлайн снимает все риски неисполнения платежей. Это принципиально важный момент.

— Но сейчас спокойно можно покупать даже небольшие слитки, по несколько граммов.

— Золотые брокеры продают золото мерными слитками, обычно килограммовыми. Если же кто-то продает малыми слитками, то, как правило, с очень большими комиссиями. Продавать в розницу брокерам сложно, так как нет соответствующей инфраструктуры. Мы и есть такая инфраструктура. Кстати, в России с инвестиционным золотом очень интересная ситуация: оно облагается НДС. Я и в Госдуме, и в Центральном банке спрашивал, зачем НДС на золото — на инвестиционное золото, четыре «девятки»? Во многих странах на инвестиционное золото НДС нет, чтобы люди могли хранить в нем сбережения.

Для ряда стран есть еще один резон продавать населению золото. Причина — недостаток валюты, малые доходы от экспорта, и когда наступает кризис, то все бегут в банки за долларами или евро — которых мало. Национальная валюта может быть серьезно девальвирована. А если бы на рынке был еще один инструмент — валюта, обеспеченная инвестиционным золотом, параллельно национальной валюте, то не было бы такого ажиотажа. В России достаточно много золота, и, если бы у нас в обороте появилась валюта, обеспеченная золотом, это был бы достаточно мощный и интересный инструмент. Такая золотая валюта могла бы стабилизировать финансовую систему России.

— Если валюта — реальная или электронная, как в вашей системе, — обеспечена физическим золотом, то сколько нужно этого золота?

Давайте посчитаем. Например, предположим, что в мире продается золота на сто триллионов. Скажем, платеж из пункта А в пункт Б идет год. Сколько нужно оборотных средств, чтобы обслужить золота на сто триллионов? Сто триллионов, потому что деньги идут год. Если платеж идет полгода — пятьдесят триллионов. А если мы работаем в физическом онлайне?

— Нисколько?

— Скажем так: эта сумма достаточно мала. Этим и хорош физический онлайн — он требует очень мало оборотных средств. Давайте представим, что цена золота выросла в два раза. У нас электронная валюта, номинированная в золоте, полностью обеспечена золотыми слитками. Если золото станет в два раза дороже — наши клиенты станут в два раза богаче. У нас нет другого понятия в системе для золота, кроме как грамм, его мы и гарантируем.

— В ряду систем с обеспеченными золотом валютами Copernicus Gold не первая и не единственная. Чем вы лучше их?

— Они работают несколько по-другому — внутри системы, в отличие от нас у них лишь золото. Предположим, вы спекулянт. Чтобы завести деньги, платите комиссию, и за вывод денег тоже: через карту пять-шесть процентов, через банк несколько дешевле. Спекулировать на золоте в этой ситуации невозможно. У нас же непосредственно в самой системе есть золотая валюта плюс другие фиатные валюты. Допустим, вы вложились в золото как спекулянт — в какой-то момент оно выросло, и вам надо выйти из золота. Внутри системы вы переходите в другую валюту и ждете. Золото упало — мгновенно тут же зашли. Дополнительных комиссий не возникает.

— Но возникает все равно на вводе-выводе.

— Так вы можете жить внутри системы всю жизнь и спекулировать всю жизнь.

— Для кого вы сделали свою систему? Если речь идет о физлицах, которые иногда ездят за рубеж, так они и сейчас в банке могут конвертировать валюту по курсу, близкому к биржевому

— Вы для брокера — розница. Поэтому он с вас возьмет полпроцента минимум. Мы для брокера — оптовик. Кроме того, в банках и у брокеров достаточно много ручного труда, а мы полностью роботизированная система, поэтому у нас более низкие издержки. Сейчас мы обсуждаем с одним из банков, что готовы стать для него платформой, которая конвертирует деньги их клиентов с более низкой себестоимостью.

 

Обойдемся без биткойнизации

 

К чему финтех и блокчейн приведут финансовый сектор? Есть ощущение, что банки потеряют рынок платежей и им останется только кредитование.

— Приблизительно четыре года назад люди уже догадались, что блокчейн — это круто. Первыми туда пошли люди стремительные, желавшие все сделать мгновенно и побыстрее заработать. Они начали делать системы непосредственно на блокчейне биткойна, не дорабатывая его и не наращивая функциональные возможности. Лишь, пожалуй, полтора-два года назад специалисты стали понимать, что для построения эффективной платежной системы нужна существенная модернизация блокчейна биткойна и погружение его в мощные прикладные сервисы.

Сегодня в мире центральные банки горячо обсуждают не столько даже блокчейн, сколько проблему API — application programming interface. Что это такое? Есть некая финансовая система, к которой могут подсоединяться сторонние организации. Эта система практически полностью роботизированная — роботы идентифицируют, финмониторят, проводят платежи, делают конвертации. Конечно, есть ситуации, когда система просит человека посмотреть и оценить подозрительные сделки, но это эпизодически. Сейчас очень велика потребность в таких роботизированных финансовых системах и много делается соответствующих разработок. Самым перспективным считается сценарий Bank-as-a-Service, когда платежный банк или платежная система, как наша Copernicus Gold, превращается в технологическую платформу для других участников рынка. Такая роботизированная система с развитым API может хранить в облаке всю информацию о клиентах, проводить транзакции и в онлайне давать выписки по любому клиенту. Существующие ныне в банках технологии содержат ручные операции и достаточно дороги. С нашим же участием в качестве Bank-as-a-Service наши партнеры, в том числе банки, могут существенно сократить издержки, например при конвертации мелких сумм для своих клиентов, или выйти на новые рынки.

С нами может стыковаться кто угодно — не только банк, но и сотовая компания, соцсеть и многие другие участники рынка. Например, кто-то захочет сделать платежную систему в социальной сети — мы можем предоставить пользователям этой соцсети различные финансовые услуги: всевозможные платежи, покупки в интернет-магазинах, приобретение того же золота, например.

— Могут ли банки очень быстро внедрить блокчейн-технологии?

— Блокчейн у нас то же самое, что в банке — АБС, автоматизированная банковская система, или, точнее говоря, главная книга — движок всех транзакций и сведение всех балансов. Работа по модернизации блокчейна заняла треть нашего времени, остальное ушло на заворачивание блокчейна в прикладной функционал, понятный для клиента: купить золото, конвертировать одну валюту в другую, отправить платеж и так далее.

Если использовать весь функционал блокчейна, то это фактически означает замену АБС в банке. Но там миллионы транзакций идут ежедневно. Как на полном ходу вытащить IT-сердцевину банка и заменить ее на блокчейн? Практически невозможно. За рубежом уже поняли, что нельзя современный банк, особенно большой, перевести на блокчейн.

Могут ли банки встроиться в блокчейн-технологии? Могут. Могут ли они на этом очень сильно выиграть? Могут. Но сами они уже не успеют. Мы, разрабатывая Copernicus Gold, только на программирование потратили около четырех лет. Эти годы банкам уже не наверстать. Им надо кооперироваться с финтех-стартапами, которые уже реализовали такие технологии.

 44-04.jpg Олег Сердечников
Олег Сердечников
 44-05.jpg

— Крупный банк вложит много денег и сделает вдвое быстрее то же самое, что у вас.

— Вот IBM, например, «голубой гигант», а сейчас Apple ее обошла — Apple, которая была сделана в гараже. Примеров масса. Вся новая экономика делалась малочисленными энтузиастами — Microsoft, Facebook, Alibaba, WhatsApp, Viber, «Яндекс», «Касперский» и многие другие. Гиганты же в деле разработки инновационных технологий вели себя более чем скромно: большие компании — достаточно косные и заорганизованные. Они не могут принимать оперативно быстрые решения, не могут идти на рисковые проекты, у них нет корпоративной культуры их реализации.

Но у крупных банков есть свои очень сильные позиции — огромная клиентская база, например. Сейчас на эту базу надо натянуть новые инновационные технологии. Современные роботизированные мультивалютные системы с развитым API, работающие на базе блокчейна, могут работать параллельно действующему банку.

Используя безлюдные технологии и инновации финтех-стартапов, банк мог бы предложить своим клиентам беспрецедентно низкие комиссии по таким операциям, а значит, переделить рынок в свою пользу. Тот, кто успеет сделать это быстрее остальных участников рынка, в конечном итоге и окажется в выигрыше.

— Изначально биткойн затевался как валюта, над которой не властны центральные банки, не властна девальвация, которую генерируют сами пользователи. Вы со своей мультивалютной системой встраиваете блокчейн в современную финансовую систему. А почему вы думаете, что анархисты от блокчейна не победят? И биткойн как наднациональная всеобщая валюта не станет всеобщим платежным средством?

— Мне кажется, что это нереально как минимум в ближайшие несколько десятилетий.

ЦБ государств эмиссию из-под себя не выпустят. Вы представьте, что

в Америке сегодня нет доллара, а в Европе нет евро. Прямо так, в одночасье. Одни биткойны. Верите в это?

— А какие есть рычаги, чтобы не выпускать эмиссию из-под контроля?

— Ограничат хождение биткойна — если взять самый простой вариант. Нельзя будет за биткойн купить бутылку молока или заплатить налоги. Кроме того, биткойн очень волатилен, а такая валюта непригодна для глобальной финансовой системы — она в принципе не может работать со столь нестабильной валютой. При очень маленьком рынке, коим является биткойн, спекулянты могут весьма малыми деньгами легко и намного качнуть его в любую сторону. Плюс биткойн относительно маломощен в техническом плане и не сможет обработать все платежные транзакции земного шара. Ну и такой немаловажный момент: при отсутствии контроля со стороны надзорных органов в биткойне совершается немало криминальных транзакций. Так что не думаю, что нас ждет всеобщая биткойнизация в ближайшие годы. Но для спекулянтов это будет несомненно прекрасным и очень интересным инструментом для зарабатывания денег.