Нельзя штамповать трагедии

Трагедия в Кемерове должна привести к реформе системы надзора. А безопасность людей не может быть принесена в жертву свободе бизнеса

ТАСС

Воскресенье, 16:10, ТЦ «Зимняя вишня». Начало пожара. К тому времени, как вы дочитаете до конца первый абзац, пламя уже охватит большую часть детского развлекательного центра, а черный непроглядный дым заволочет четвертый этаж, затруднив поиск путей эвакуации. Завсегдатаи торгового центра найдут выходы по привычке, остальные будут метаться по задымленной территории, натыкаясь на лестничные клетки — их в «Зимней вишне» сразу семь, но часть закрыта уже на четвертом этаже, часть заблокирована на нижних пролетах. В худших условиях оказываются люди, не успевшие сразу заметить момент возгорания и увлеченные разными занятиями — в бассейне, на катке, на детской карусели и, конечно, в трех кинозалах. Из кафе, бильярда и фитнес-клуба спаслись все (см. схему). Полуголые посетители бассейна смогли выбраться на крышу. Спустя сорок минут их спустили вниз по пожарным лестницам.

Схема распространения огня на 4-м этаже ТЦ «Зимняя вишня» 12-02.jpg
Схема распространения огня на 4-м этаже ТЦ «Зимняя вишня»

В ТЦ полно народу, много детей — середина воскресного дня, да еще самое начало школьных каникул. Очаг возгорания находился в районе батутного центра и бассейна с поролоновыми шариками. По одной из версий, закоротил силовой кабель в пространстве между третьим и четвертым этажами. По другой — имел место поджог. Вихревые потоки мгновенно вынесли огонь на большую площадь. Паника с первых секунд, крики и детский плач. Но посетители кинотеатров пока в вакууме. В большом зале на 257 мест шел «Тихоокеанский рубеж — 2». Контролер (всего их было три) успела предупредить зрителей, и те спешно покинули помещение. Большая часть жертв пришлась на маленькие кинотеатры номер 2 и 3 (по 143 места), где дети смотрели мультфильмы. По последним данным, двери все же не были заперты, взрослые сами прикрыли створки и заложили щели в ожидании спасателей. Позже третий зал часть зрителей покинула, а до второго зала спасатели так и не добрались.

Претензии переживших трагедию и потерявших родственников, среди прочего, были адресованы спасателям (которые слишком медленно проводили разведку помещений и, по слухам, имели ограниченное количество противогазов) и сотрудникам ТЦ, которые поддались панике и бросились наружу. Истории, которые свидетели вспоминали позже, отчасти доказывают эти факты, но и противоречат им. Посетителей в густом дыму выводили и аниматоры, и билетеры, и сотрудники охраны (коих на весь ТЦ было всего трое), и простые люди.

По числу жертв (64 человека, из них 41 ребенок) пожар в ТЦ «Зимняя вишня» — один из крупнейших за тридцать лет. Можно вспомнить трагедии в самарском УВД (1999-й, 57 жертв), в доме престарелых в станице Камышеватская Краснодарского края (2007-й, 63 жертвы) и в клубе «Хромая лошадь» в Перми (2009-й, 153 жертвы).

Выдвигать конкретные версии и называть виновных чрезвычайно сложно, безответственно. Даже спустя пять дней после трагедии появляются новые факты, подчас взаимоисключающие предположения и открытия. Ясно одно: случившееся стало следствием коллективной халатности и безответственности. Кто-то разрешил строительство, другой приобрел горючий пластик, третий отключил сигнализацию, другие заблокировали пожарные выходы, не провели противопожарный инструктаж.

Для профилактики и исключения трагических совпадений и наслоения индивидуальной халатности государство выстраивает надзорную систему, как при строительстве объектов, так и в сфере противопожарной безопасности. Мы остановимся на некоторых системных проблемах, которые привели к кемеровской трагедии.

 

Площадь пожара в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» составила 1500 квадратных метров 12-03.jpg ТАСС
Площадь пожара в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» составила 1500 квадратных метров
ТАСС

Трагические каникулы

Одиннадцатого марта 2015 года в Казани произошла трагедия — близнец кемеровского пожара. Сгорел ТЦ «Адмирал», погибли 19 человек, большая часть из них отравилась продуктами горения полиуретановых панелей. Но был и другой фактор — конструкция торгового центра, перестроенного из здания завода. Металлоконструкции не имели свойств сопротивления огню, что быстро привело к частичному обрушению здания. А проходы и коридоры, перестроенные из складских и рабочих помещений, представляли собой запутанный лабиринт. Специалисты уже тогда говорили, что переделку старых зданий в огромные NW с массовыми потоками людей необходимо запретить. Но сделать это не так просто — торговые центры в России появились уже в конце XX века, их стремились вписывать в плотную городскую застройку. Места для нового строительства не хватало, а старые промышленные здания простаивали без дела. Сегодня таких переделок сотни по всей стране. Статистики по пожарам в этих ТЦ не существует, недостаточно данных и в целом по всем типам: если при пожаре жертв нет, то такой инцидент считается локальным возгоранием и часто не фиксируется ведомствами при настойчивых просьбах управляющих.

ТЦ «Зимняя вишня» возвели на базе Кемеровского кондитерского комбината. План подразумевал реконструкцию двух старых зданий, надстройку этажей и возведение нового строения, затем все объединили под одной крышей. Реконструкцию и ввод в эксплуатацию утвердили в местной администрации. Затем собственник получил пожарный паспорт объекта. На всех этапах были возможны нарушения и преступления.

После пожара в Казани по всей России прошли массовые проверки торговых центров — не менее строгие, чем идут сейчас. Надзор отчитался о сотнях выявленных нарушений. Но «Зимняя вишня», судя по всему, осталась в стороне. По официальным данным, торговый центр единожды проходил противопожарную проверку — в 2016 году. Она заняла два часа вместо положенных 20 дней и нарушений не выявила. Более того, проведение этой проверки противоречило закону, согласно которому малый бизнес (а формально управляющая компания «Зимней вишни» подпадает под такое определение) на три года освобожден от плановых проверок в рамках так называемых надзорных каникул.

Здесь мы отметим первую проблему системного характера, а если говорить точнее — бессистемного вектора нашей социально-экономической политики. Этот вектор ошибочный, формировавшийся, прямо скажем, под напором постоянной истерики, что у нас бизнес зажимают. Не спорим, очень часто зажимают, но послабления почему-то коснулись всего, что касается политики в области техники безопасности, санитарно-гигиенического состояния и пожарной безопасности на производстве, в торговле и вообще в местах массового скопления оборудования и людей. И доослаблялись. Об этом позволяют говорить по меньшей мере две нормы нашего законодательства.

Во-первых, нормы закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», статья 9 которого предусматривает, что плановые проверки юридических лиц, в том числе в части проблем охраны труда, санитарно-гигиенического состояния и пожаробезопасности, проводятся не чаще чем один раз в три года. Кто из нас — и журналистов, и читателей — возьмет на себя смелость утверждать, что все предприниматели или даже большинство из них будут все эти три года соблюдать соответствующие нормы, а не наводить порядок только перед плановой проверкой, о которой его к тому же обязаны предупредить.

Трехгодичной нормой дело не ограничилось. В 2015 году поправками в закон были введены нормы о так называемых надзорных каникулах, согласно которым в течение трех лет субъекты малого предпринимательства освобождались от плановых проверок. Сейчас в Думе подготовлен законопроект, продлевающий эти каникулы. Но именно малый бизнес, стесненный в средствах, значительно больше, чем крупный бизнес, склонен нарушать всяческие нормы.

Безопасность на автомате

Случившаяся катастрофа в очередной раз показала, что от проверок не должен освобождаться никто, тем более перестроенный торговый центр, нарушения в котором особенно опасны, потому что его посещают сотни тысяч людей.

В царской России система охраны труда и противопожарной безопасности складывалась постепенно, пока в 1899 году не было учреждено Главное по фабричным и горнозаводским делам присутствие при Департаменте торговли и мануфактур министерства финансов, сотрудники которого — фабричные инспектора — имели право беспрепятственного допуска на любые предприятия и, что важно, в любое время и любое количество раз. Что касается торговых предприятий, то контролем за соблюдением всех правил их содержания, в том числе санитарных и пожарных, относился к Министерству внутренних дел. Как рассказывал одному из авторов этих строк его дедушка, владелец небольшой швейной мастерской и магазина верхней одежды, местный околоточный надзиратель регулярно наведывался и в магазин, и в мастерскую без всяких ограничений. Представить себе, что бизнес — будь то фабрично-заводской или торговый — потребует облегчения проверок под предлогом, что это мешает бизнесу, тогда было невозможно. Напротив, царское правительство из года в год ужесточало надзорные требования.

В СССР, конечно, бизнеса не было, но проверки, само собой, были. Опять же, представить, чтобы кто-то мог требовать ограничений по количеству посещений предприятий и торговых точек санитарными, пожарными инспекторами, инспекторами по охране труда, было невозможно. Тем более что дополнительные проверки по таким вопросам проводили руководящие партийные органы. Что важно, на всех более или менее крупных предприятиях, в том числе торговых, были отделы охраны труда и техники безопасности, подчинявшиеся не только руководству предприятий, но и вертикали соответствующих государственных органов. Отдельные контроль за соблюдением соответствующих правил вели профсоюзы, включенные в свою вертикаль. Все это создавало определенный запас надежности.

Кроме того, сотрудники предприятий, в том числе торговых, регулярно сдавали экзамены по технике безопасности. Наверное, где-то они выливались в формальность, но один из авторов этих строк, двадцать лет отдавший советскому ВПК, двадцать раз сдавал этот экзамен, причем совершенно не формально, а с экзаменационными билетами и отметками. Готовиться к экзамену приходилось по 400-страничному «талмуду», где не только перечислялись правила на все случаи жизни, но и объяснялся их смысл. Для чего нужно такое школярство, которое и тогда возмущало многих? Для доведения до автоматизма поведения в соответствующих ситуациях. Тем более что ничего лишнего там не было, все по уму и, главное, отработано десятилетиями опыта. Это можно сравнить со сдачей норм на сборку и разборку автомата в армии. В бою боец должен действовать не задумываясь. То же самое касается сотрудников любых предприятий, где существуют потенциальные опасности. У сотрудницы кинотеатра при дверях должен быть выработан безусловный рефлекс, не дающий ей возможности запирать двери. А дежурный при пульте пожарной охраны должен выполнять необходимые действия с завязанными глазами, как солдат собирает автомат.

Инспекция

Мы прошли по одному из крупных столичных торгово-развлекательных центров — «Красногорск-Плаза» — вместе со специалистом службы сопровождения проектов НПО «Пульс» («Магазин 01») Сергеем Гостевым. Первое, на что он обращает внимание, — есть ли пожарные щиты с рукавами и планы эвакуации вдоль основных аллей ТРЦ. Есть, и они с виду новые. «Если по мелочи, то мы видим, что информация на стендах очень плотная, трудночитаемая, а значит, любой инспектор Госпожнадзора усмотрит в этом нарушение; в таких случаях принято разделять информацию об эвакуации по разным доскам». (Вот кто бы знал? В самом техрегламенте пожарной безопасности таких деталей нет.) Второе, на что обращаем внимание, — отделка стен и полов: повсюду в основном стекло, камень и металл, стены окрашены безопасной водоэмульсионной краской. «Безусловно, в новых строениях стараются избегать дешевых горючих материалов, таких как пластик и линолеум, тем более что наука на месте не стоит и изобретают каждый раз новые материалы из тех же недорогих полимеров, — рассуждает Сергей Гостев. — Эти материалы классифицированы по степени горючести, и наименее горючие сейчас активно используют при строительстве объектов с массовым пребыванием людей. Другое дело, что чаще всего нигде нет данных о том, какие вещества выделяет этот слабогорючий материал при возгорании, а он может быть более ядовит, чем банальный пластик». Поэтому проектировщики часто осторожничают с инновациями, чтобы заказчик потом не нарвался на такой вопрос от пожарного инспектора при приемке здания в эксплуатацию. «И потом, жизнь нельзя строго регламентировать, — продолжает Гостев. — Вот смотрите, в отделке материалы негорючие, а кругом в бутиках мы видим одежду, которая вспыхнет как порох, бытовую химию, которая при возгорании всех отравит, если не будет работать принудительная вытяжка. Поэтому большую роль играет обученность персонала и исполнение ими правил, чего не было в “Зимней вишне”».

В первом же таком бутике убеждаемся, что огнетушители в наличии, по документам они прошли осмотр и замену в надлежащий срок, а продавец показала, как можно им пользоваться, — значит, в случае чего есть шанс, что пламя сразу потушат. Правда, старший смены охраны ТРЦ не смог сразу ответить на вопрос, как следует организовать действия персонала в случае пожара, — видимо, растерялся. Зато поведал, что недавно в пустом кинозале на одном из верхних этажей было задымление — и сотрудники оперативно вызвали охрану, которая быстро справилась с проблемой. Двери в кинозал не заперты, так же как и все осмотренные нами эвакуационные выходы. Возможно, их держат открытыми только сейчас, после кемеровской трагедии. Но запирать двери кинозалов во время сеансов требует инструкция Минкульта для борьбы с безбилетниками, что прямо противоречит инструкциям пожарных. «А если при проверке работы нашего частного охранного предприятия сотрудник МВД или ФСБ обнаружит здесь открытую дверь запасного выхода, то могут и отозвать лицензию», — посетовал нам один из охранников.

Впрочем, сейчас есть рекомендация МЧС устанавливать на выходах эвакуации двери с магнитным замком, которые можно открыть только изнутри. Но и с этим проблема: если отключается свет при пожаре, магнитный замок может не сработать. «В идеале, чтобы соблюсти нормы всех ведомств, у каждой двери должен быть охранник, — говорит Сергей Гостев. — Но для больших ТРЦ, как этот, площадью около 20 тысяч квадратных метров, это, как правило, затратно, да и охранник обязан отвлекаться на всякие эксцессы». По его словам, между проектировщиками и пожарными тоже нет согласия, какую систему дымоудаления следует применять — пассивную, которая при неверных расчетах может лишь раздуть пламя, или активную, которая дороже в обслуживании, но может аварийно не сработать в случае неверной эксплуатации, как это, похоже, и было в «Зимней вишне». «Не говоря уже о том, что по правилам пожарной безопасности кинотеатры не должны располагаться выше второго этажа, а они почти во всех ТРЦ не ниже четвертого, — говорит Гостев. — Но, с другой стороны, этого требуют заказчики от проектировщиков, поскольку Госстройнадзор это допускает, у нас даже школы и детсады есть по четыре этажа, их же не растянешь на километры».

Ситуация с пожарной безопасностью в России внушает осторожный оптимизм  12-04.jpg
Ситуация с пожарной безопасностью в России внушает осторожный оптимизм

Война всех со всеми

Как видим, даже идеально оборудованный и построенный с нуля по новым нормам крупный ТРЦ всегда может вызвать противоречащие друг другу нарекания у разных надзорных служб. Куда сложнее обстоят дела с торговыми центрами, построенными на месте старых производственных и административных зданий. «При создании нового объекта, как правило, все нормы безопасности сразу закладываются в проект, поэтому их обеспечение составляет на уровне десятых долей процентов затрат от общей стоимости строительства, — говорит руководитель направления “Торговые центры” девелоперской компании “Магазин магазинов” Диана Зазнобина. — Но при переоборудовании даже относительно новых зданий под ТРЦ необходимо нести большие издержки на обеспечение дополнительных мер безопасности, расширение коридоров, оборудование лестниц, шахт дымоудаления и прочее. Тогда затраты на безопасность повышаются до 10–12 процентов стоимости проекта».

Директор по развитию проектной компании «Новые проекты Novopro» Александр Малинарич отмечает, что обеспечение правил пожарной безопасности при переоборудовании построенных еще в советскую эпоху административных зданий под ТРЦ сейчас потребует до 30–40% затрат в общей стоимости строительства, поскольку прежние и современные нормы очень отличаются по содержанию. «По нашим наблюдениям, заказчики строительства только последние пять-семь лет стали осознанно нести столь большие затраты на соблюдение норм безопасности, такие как расширение коридоров и строительство путей эвакуации, дополнительных внешних выходов, перестройка потолочных конструкций и многое другое, — говорит г-н Малинарич. — Но, общаясь, понимаешь, что это, скорее, их осознанная инициатива, которая как тренд возникла после широкоизвестных жутких трагедий в общественных заведениях. Беда же в том, что большинство таких ТРЦ были построены более десяти лет назад, а в то время, чем больше усложнялось законодательство, тем больше возникало желание отмахнуться от строгих норм, и возможность такая всегда была».

Основная проблема застройщиков и девелоперов в том, что основные для них новые законы — «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» и «Технический регламент о пожарной безопасности» — постоянно находятся в конфронтации, то есть по многим важным аспектам либо дублируют друг друга, либо противоречат. При этом Госстройнадзор, утверждающий проекты и принимающий здания в эксплуатацию, пользуется первым, более либеральным законом, а пожарные — вторым, что вводит застройщиков в ступор и вынуждает постоянно нести издержки, переделывая проект и перестраивая здания.

В Советском Союзе этой проблемы не было, поскольку заказчик строительства, собственник и контролер были в одном лице — в лице государства. Основной подход к техрегулированию был основан на усредненных типовых решениях безопасности (расстояние между зданиями, толщина и наполнение стен, давление воды в гидрантах и прочее). Эти стандарты были основаны на расчетах западных страховых компаний и в силу универсальности легко применялись. В 1990-е интересы разделились, а прогресс в архитектуре и строительстве ускорился, и техрегулирование отчасти либерализовали, допустив отступление от типовых норм «при создании специальных технических условий и компенсирующих мероприятий». А вот за этими условиями следовало уже идти на поклон к надзорным ведомствам, в первую очередь к Госпожслужбе. К примеру, раньше коридоры всех общественных зданий обязательно следовало, как в подлодке, разделять на запираемые пожарные отсеки, и каждый отсек должен был иметь свой выход наружу и отдельную вентиляцию. (В современных ТРЦ это трудно себе представить.)

По новым правилам этого можно избежать, но требуется согласование с пожарными. Однако чем заменить отсек и из какого материала он должен быть сделан? Тогда-то и началось продолжающееся по сей день бесконечное создание и изменение СНиПов, ГОСТов, правил, ведомственных приказов и требований, разбросанных по множеству разных подзаконных актов, которые до сих пор безуспешно пытаются собрать воедино. С учетом того, что по факту старые правила формально не отменены и на них до сих пор можно опираться, «войне всех со всеми» не видно конца. «К примеру, если строить здание даже с нуля, то вы должны оборудовать возле него гидранты, пути подъезда к ним и к самому зданию и прочее, — говорит эксперт комитета по промышленной безопасности и техническому регулированию “Деловой России” Максим Винтер. — И по имеющим силу закона новым техрегламентам Госстройнадзора вроде бы старые советские нормативы при проектировании можно не применять, поскольку они рассчитаны с запасом прочности 100 процентов. Но когда доходит до дела, то для оборудования гидранта, например, надо получить разрешение монополиста Водоканала, который выставляет бешеные тарифы, рассчитанные еще по советским драконовским нормативам. То же самое с системами газификации, вентиляции, числом датчиков о пожарах — всё почти помножено на два. А еще есть требования, из чего именно они должны быть сделаны и как, — и это множество других документов, раскиданных по разным ведомствам». Бесконечное тиражирование ведомственных требований почти на каждом шагу неизбежно приводит к противоречиям между ними. Это, например, пресловутые решетки на окнах первых этажей общественных зданий: устанавливать их требует МВД, но МЧС за них оштрафует. «Сколько ни старайся, при множественности подзаконных актов невозможно понять, что можно делать, а что нет, и ни одно ведомство вам подсказывать это не станет, — говорит эксперт в области ритейла Андрей Карпов. — Поэтому ритейлеры при строительстве новых объектов в регионах избегают проблем с надзорными органами очень просто: находят таких подрядчиков и консультантов, у которых уже налажены связи со всеми надзорными органами. Тогда все проходит быстро и гладко».

Похоже, для этого и множатся бессмысленные и беспощадные нормативы. Сейчас Минстрой выступил с очередным предложением собрать для строителей в единый список все нормативы и требования по безопасности, в том числе пожарной, чтобы вывести их на свет из залежей ведомственных приказов и указов. «Это мы предлагали уже сто раз, но парадокс в том, что чем больше формально упрощаются техрегламенты, тем еще больше выпускается в ответ ведомственных актов, и как сломать эту систему, никто не понимает, — говорит Максим Винтер. — Например, несколько лет назад после очередной трагедии уже обязали все надзорные органы выложить в открытый доступ свои бесчисленные требования, и они это сделали — но как?! Сейчас, например, на сайте МЧС представлены две объемные нормативные базы, которые по содержанию необходимых к исполнению документов расходятся, а значит, оставляют лазейки для поддержания неопределенности. И так почти с каждым контрольным ведомством».

После трагедии в «Зимней вишне» МЧС ни слова не сказало о приведении всех правил и требований в единый и всем понятный вид. Зато замминистра Сергей Кададов выступил с инициативой вернуть пожарный надзор (отменен в 2007 году для устранения излишних барьеров и путаницы) на этапе проектирования и строительства общественных зданий, а также позволить проверку торговых центров не реже чем раз в год и без предупреждений. В ответ на это министр Открытого правительства Михаил Абызов предложил пожарным организовать онлайн-контроль за всеми системами противопожарной безопасности с выводом их данных на пульт «01». В случае с «Зимней вишней» это безо всяких проверок позволило бы пожарным задолго до трагедии увидеть, что системы пожарной сигнализации и тушения были отключены либо не использовались. «После трагедии в одном из домов престарелых данные всех систем пожарной безопасности на социальных объектах в обязательном порядке вывели па пульт диспетчерских служб, после чего число возгораний сократилось в 14 раз, — говорит исполнительный директор компании «Аргус-Спектр» Михаил Левчук. — Это символические расходы, и почему еще тогда этого не сделали для всех объектов с массовым посещением людей, не понятно».

Самые крупные пожары по числу жертв в отдельных строениях за 18 лет 12-05.jpg
Самые крупные пожары по числу жертв в отдельных строениях за 18 лет

Выводы

Какие выводы мы можем сделать на основе этого анализа? Прежде всего напрашивается комплексная реформа системы надзора. Это сведение всех норм по соблюдению безопасности (пожарной, антитеррористической, санитарной, и так далее) в единый документ, ликвидация противоречащих друг другу и избыточных положений. Другим целесообразным шагом видится сведение контролирующих органов в "единое окно" (некий единый координирующий центр), через которое предприниматель коммуницировал бы с надзорными органами, которые сами бы устраняли противоречия между собой, корректируя требования с учетом возникающих проблем, а не заставляли бы предпринимателей бегать между ними. И этот координатор был бы не только заточен на профилактику нарушений, но и определял четкую персонифицированную ответственность за несоблюдение законодательства. Наконец, стоит вернуться к теме «надзорных каникул» для малого и среднего бизнеса. Тут надо говорить либо вообще о ликвидации этой практики, так же как и достаточно облегченного вида проверок раз в три года, либо ввести гибкий подход к предприятиям в зависимости от степени угроз, которые в них могут возникнуть для сотрудников и посетителей. Нельзя ограничиться комплексной проверкой потенциально опасных учреждений, сохранив при этом ущербную систему, которая каждый год приводит к трагедиям и заставляет в панике искать виноватых.

Схема распространения огня на 4-м этаже ТЦ «Зимняя вишня»
Ситуация с пожарной безопасностью в России внушает осторожный оптимизм
Самые крупные пожары по числу жертв в отдельных строениях за 18 лет

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (1070) 2 апреля 2018
    ТРАГЕДИЯ В КЕМЕРОВО
    Содержание:
    Нельзя штамповать трагедии

    Трагедия в Кемерове должна привести к реформе системы надзора. А безопасность людей не может быть принесена в жертву свободе бизнеса

    Экономика и финансы
    Потребление
    Реклама