У западных инвесторов отбирают Россию

2 апреля 2018, 00:00
ЕЛЕНА ПЛАТОНОВА
Британские парламентарии хотят отключить Россию от западных рынков

Председатель комитета по иностранным делам британского парламента Томас Тугендхат призвал запретить европейским клиринговым домам Euroclear и Clearstream обслуживать российский долг. «На текущий момент Россия может занимать на рынках Европы и США, несмотря на западные санкции, и затем поддерживать связанные с Кремлем подсанкционные банки и энергетические компании, которые сами так больше делать не могут», — внезапно догадался британский парламентарий. Поэтому теперь Британия хочет сделать так, чтобы для европейских клиринговых домов Euroclear и Clearstream продажи российских бондов были бы недоступны, — фактически это сделает наши бумаги неторгуемыми на вторичном рынке, а значит, большинство инвесторов из Европы и США не смогут их купить. А по сообщению британской Guardian, премьер-министр страны Тереза Мэй собирается настаивать на введении запрета использования британской инфраструктуры для торговли российскими суверенными облигациями.

Напомним, в 2014 году крупнейшие европейские депозитарии Euroclear и Clearstream получили полный доступ к российскому рынку ценных бумаг — заработал так называемый мост между ними и российским Национальным расчетным депозитарием (НРД). Это означало, что иностранным инвесторам больше не было необходимости для покупки российских бумаг открывать счета депо внутри нашей страны и даже покупать рубль — теперь любые отечественные ценные бумаги могли храниться на счетах депо, открытых прямо в Euroclear и Clearstream, туда же перечислялись купоны и дивиденды.

С тех пор, несмотря на санкции, западные инвесторы весьма охотно покупают наш долг, как внешний, так и внутренний; так, доля нерезидентов на рынке облигаций федерального займа увеличилась в январе 2018 года почти до 34%, у них на руках наших облигаций на 2,3 трлн рублей (около 38 млрд долларов). Плюс к этому на рынке находятся еще наши еврооблигации на 38 млрд долларов (правда, сколько из них держат нерезиденты, а сколько — наши банки и граждане, неизвестно).

Санкции действительно почти не повлияли на работу Euroclear и Clearstream с российскими бумагами. Тут надо понимать, что подчиняются они решениям ЕС, а не Британии; кроме того, акционером Clearstream является Deutsche Boerse (а акционерами Euroclear — почти 200 банков и финансовых компаний). Информации о том, сколько глобальным клиринговым домам приносит обслуживание операций с российским долгом, нет, но очевидно, что это серьезные деньги. К тому же невозможность обслуживать бумаги может заставить западных инвесторов продать их — да, для российских бумаг это станет шоком, но выкупить практически весь свой долг, находящийся в руках у нерезидентов, нам по силам.

Кроме того, вся прелесть глобальных финансовых рынков в их децентрализованности: если где-то ткань финансовых транзакций рвется, то в других местах она начинает укрепляться — конкуренты не дремлют. Сильна конкуренция и в сфере биржевой инфраструктуры, и тут каждый депозитарий хочет забрать как можно больше финансовых потоков. Например, наш НРД весной 2016 года помог Минфину разместить еврооблигации сроком обращения десять лет на 1,75 млрд долларов, используя инфраструктуру только НРД — вообще без участия Euroclear и Clearstream. С тех пор такие размещения регулярно проводятся, и иностранцы спокойно в них участвуют. НРД активно устанавливает связи с другими депозитариями — так, есть меморандум о взаимопонимании и обмене информацией с японским Japan Securities Depository Center, практически готов к запуску мост между НРД и китайским центральным депозитарием CCDC. Это означает, что при желании глобальные инвесторы смогут держать наши бумаги или прямо в НРД, или в депозитариях других стран. Это вопрос политики, но никак не технологий.