Не только газ и автомобили

Специальный проект
Москва, 03.09.2018
«Эксперт» №36 (1087)
Японский бизнес в России стремится сойти с наезженной колеи сотрудничества, которое сводится преимущественно к поставкам газа из РФ и к импорту автомобилей и комплектующих из Японии. Новые перспективные области развития совместного бизнеса двух стран — медицина, агропром, информационные технологии, робототехника

ТАСС

«Быстро — это медленно, но без перерывов» — гласит японская мудрость. В соответствии с ней японский бизнес сотрудничает с Россией скорее осторожно и с оглядкой. Япония со своим ВВП в 4,8 трлн долларов — третья экономика в мире, но ее компании, увы, не играют ведущих ролей во внешнеэкономических отношениях России, хотя в последние годы страна уверенно входит в десятку ключевых для России экономических партнеров. Так, по итогам прошлого года она заняла по этому показателю девятое место после Китая, Германии, Нидерландов, Белоруссии, Италии, США, Турции и Кореи. По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), общий оборот торговли Японии с Россией вырос на 13% и составил 18,2 млрд долларов (3,1% российской внешней торговли).

По оценке международной консалтинговой компании KPMG, в России сейчас работает около 400 японских компаний, некоторые из них сотрудничают с нашей страной еще с советских времен. Исторически их можно разделить на два основных типа: те, кто экспортирует из России в Японию природные ресурсы, и те, кто занимается поставкой своих продуктов на российский рынок.

 

Россия в Японию экспортирует в основном нефть и газ  76-02.jpg
Россия в Японию экспортирует в основном нефть и газ

Газовое доминирование

Торговый баланс между Японией и Россией сейчас склоняется в сторону нашей страны. Из 18,2 млрд долларов торгового оборота в прошлом году 10,5 млрд приходилось на экспорт из России в Японию, прирост за год составил 12%. В основном Россия поставляет в Японию сырьевые товары. По данным ФТС, три четверти объема экспорта — минеральные сырьевые ресурсы (75%), оставшаяся четверть распределяется следующим образом: металлы и изделия из них (10%), продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (4%), древесина и целлюлозно-бумажные изделия (4%), драгоценные металлы и камни (4%), наконец, есть небольшая доля поставок из России машин, оборудования и транспортных средств (3%, см. график 1).

Покупать сырье у России Япония начала еще на заре своих отношений с нашей страной. В царское время это были пушнина, рыба, лес, уголь. Позже, в советские времена, акцент переместился на нефть и газ. В 1960–1970-е годы советское правительство охотно заключало с японскими компаниями так называемые компенсационные сделки, в рамках которых СССР получал целевые кредиты на закупку японского оборудования и расплачивался поставками леса, угля, нефти, металла, добытых и произведенных с помощью купленных машин.

Из Японии в Россию преимущественно поставляются автомобили и комплектующие  76-03.jpg
Из Японии в Россию преимущественно поставляются автомобили и комплектующие

Постепенно японцы стали не только закупать российские ресурсы в обмен на оборудование, но и включились в их освоение. С середины 1970-х японские компании принимают активное участие, например, в освоении дальневосточных и сибирских месторождений каменного угля и природного газа, в разведке нефтегазовых месторождений и в добыче, прежде всего на севере Сахалина. Сегодня этот бизнес японских компаний продолжается. «Среди крупных импортеров сырья из России можно выделить игроков первой группы — Mitsui, Mitsubishi, Sumitomo. Они ввозили углеводородное сырье в Японию еще в советское время, а позже активно участвовали в развитии месторождений, например на Сахалине, чтобы расширить свой бизнес, в том числе в сегменте добычи», — рассказывает Георгий Патарая, руководитель группы по работе с японскими компаниями KPMG в России.

В настоящее время в крупнейшем российском шельфовом проекте по добыче газа и нефти «Сахалин-1» доля японского консорциума Sodeco составляет 30%; Mitsui и Mitsubishi владеют, соответственно, 12,5 и 10% акций проекта «Сахалин-2». Основной объект российского сырьевого экспорта в Японию — сжиженный природный газ, на долю которого приходится более половины всех сырьевых поставок. Японские бизнесмены одними из первых поняли перспективность поставок сжиженного газа из России: в 2009 году в рамках проекта «Сахалин-2» начал работу первый в России и один из крупнейших в мире заводов по производству сжиженного природного газа (СПГ), который производит 11 млн тонн сжиженного газа в год, и 80% этого объема закупает Япония.

Развиваются и поставки в Японию российской нефти. Завершенный в 2012 году магистральный нефтепровод Восточная Сибирь — Тихий океан позволил расширить доступ на японский рынок для российской нефти. Поставки по этому маршруту начались в январе 2013-го, и сейчас импорт нефти в Японию из России составляет порядка 10 млн тонн в год. Примечательно, что сотрудничество российских и японских нефтяных компаний продолжается и вне территории России. Недавно «Роснефть» и Японская буровая компания договорились о совместном бурении поисково-разведочных скважин на газово-нефтяном месторождении во Вьетнаме.

Впрочем, в последнее время японские компании стали относиться к газово-нефтяным проектам более сдержанно. «После резкого падения цен на нефть в 2014 году большинство японских компаний стали осторожнее инвестировать в сырьевые проекты, и их интерес к углеводородам не только в России, но и в целом, существенно снизился», — отмечает Георгий Патарая.

Тем не менее очевидно, что в ближайшем будущем поставки сырья из России в Японию будут увеличиваться, особенно в виде сжиженного газа. В частности, это будет происходить благодаря заработавшему в конце прошлого года в России крупному заводу по производству сжиженного газа «Ямал СПГ». Еще одно предприятие по производству сжиженного газа для поставки в Японию должно появиться на Дальнем Востоке в соответствии с соглашением, подписанным в декабре 2016 года «Роснефтью» и японской энергической компанией Marubeni.

Автомобильный обгон

Что же касается японского экспорта в Россию, сейчас он занимает 42% общего российско-японского торгового баланса и в денежном выражении достиг 7,7 млрд долларов по итогам 2017 года (прирост по сравнению с 2016-м — 16%). Япония поставляет в Россию преимущественно высокотехнологичную продукцию: по статистике ФТС, 81% приходится на машины, оборудование и транспортные средства. Далее идут продукция химической промышленности (11%), металлы и изделия из них (3%), а также текстиль и обувь (1%, см. график 2).

Наибольшую активность в деловых отношениях с Россией проявляют японские компании, связанные с автомобильной промышленностью. Как и во всем мире, спрос на надежные и функциональные японские автомобили в России в последние годы особенно высок. По данным аналитического агентства «Автостат», сейчас по российским дорогам ездит порядка девяти миллионов машин японских марок, это около 40% всего парка иномарок страны.

Автомобильная отрасль стала первой сферой, где японские компании начали активно реализовывать политику локализации и открытия производственных мощностей на территории РФ. «Строительство завода Toyota в Санкт-Петербурге в 2005 году стало началом локализации японских предприятий в России и переходом к продаже на внутреннем рынке товаров, созданных на территории страны, — отмечает Георгий Патарая. — Следуя за Toyota, заводы в России построили и другие японские компании: Nissan, Mitsubishi Automotive, Komatsu, Yokohama и так далее. После того как Renault–Nissan Alliance объявил о расширении своей доли в АвтоВАЗе до мажоритарной, еще несколько японских автопроизводителей создали свои производства вокруг Санкт-Петербурга и в Приволжском федеральном округе».

По данным KPMG, сегодня в России работает более 50 заводов японских компаний, более 10 из них локализованы около Санкт-Петербурга, более 15 — в районе Москвы и Московской области и около 25 — в Приморском федеральном округе. И две трети этих предприятий имеют автопромышленный профиль. Так, свои заводы в России имеют ведущие японские автопроизводители Toyota, Nissan, Mitsubishi (совместно с Peugeot-Citroën). Совместные предприятия с российскими партнерами создали Isuzu и Mazda. Помимо непосредственного производства автомобилей многие японские компании успешно производят в РФ комплектующие. Так, в 2012 году в Липецке был открыт крупный завод японской компании Yokohama по выпуску шин; компания Asahi Glass развивает принадлежащий ей в России Борский стекольный завод; с 2014 года во Всеволожске Ленинградской области работает совместное предприятие с Mitsui по выпуску металлопроката, преимущественно для производства автомобилей.

Впрочем, несправедливо было бы говорить, что японские компании развивают свои производства в России исключительно в сфере автомобилестроения. Есть примеры успешно реализованных производственных проектов и из других отраслей. Например, с 2010 года в Ярославской области работает завод по выпуску экскаваторов и автопогрузчиков корпорации Komatsu. В 2014-м в Тверской области был открыт завод по производству гидравлических экскаваторов компании Hitachi Construction Machinery. В 2013–2014 годах Toshiba совместно с российскими «Силовыми машинами» запустила в Ленинградской области два предприятия по выпуску силовых трансформаторов.

Компании Sony и Superwave запустили совместное производство карт памяти в Ленинградской области 76-04.jpg ТАСС
Компании Sony и Superwave запустили совместное производство карт памяти в Ленинградской области
ТАСС

Медицина, агропром, хайтек

Деловое сотрудничество Японии и России имеет большой потенциал и может развиваться не только в газово-автомобильной сфере. Об этом в последнее время говорят и в деловых кругах обеих стран, и на высшем уровне. Еще в мае 2016 года в ходе встречи с российским президентом Владимиром Путиным в Сочи премьер-министр Японии Синдзо Абэ представил план развития экономических отношений с Россией, во многом нацеленный как раз на диверсификацию двустороннего бизнеса.

Стороны убеждены, что, например, большой потенциал сотрудничества между Россией и Японией заключается в области медицины и фармацевтики. Ведь уровень медицинских услуг в Японии, как известно, один из самых высоких в мире, и приход в Россию компаний из этой сферы имел бы не только деловую, но и социальную значимость. Последние несколько лет стремление к сотрудничеству в этой сфере начинает воплощаться в конкретные проекты. Например, в октябре 2017-го Mitsui приобрела 10% акций российской фармацевтической компании «Р-Фарм», благодаря чему последняя намерена расширить выпуск в России новых лекарственных препаратов. А в начале августа текущего года крупная японская фармацевтическая компания Takeda объявила о расширении своей производственной деятельности в России. В частности, на своем предприятии в Ярославле она открыла новый производственный участок, который будет выпускать инновационный лекарственный препарат иксазомиб (для лечения миеломы).

Неплохие перспективы у российско-японского бизнеса есть и в области сельского хозяйства и пищевой промышленности. Некоторые японские предприятия начинают развивать взаимодействие и в этой сфере. Например, недавно в Якутске при участии компаний Hokkaido и Hokko построен и начал работу крупный комплекс по круглогодичному выращиванию свежих овощей. А недавно Mitsui подписала с «Русагро» меморандум о сотрудничестве в области выращивания зерновых, развития животноводства, производства масложировой продукции, а также сахара.

Постепенно на Россию обращают все большее внимание японские компании из области тяжелого машиностроения: недавно подписано соглашение, в соответствии с которым Kawasaki планирует начать совместное строительство на Дальнем Востоке предприятия по выпуску малых газотурбинных установок, используемых в электроэнергетике.

Наконец, внушительный потенциал развития японского бизнеса в России кроется в области хайтека и информационных технологий, ведь в этой сфере японцы тоже занимают ведущие мировые позиции. «Информационные технологии — очень перспективное направление, в последнее время интерес японского бизнеса к России в этой сфере усиливается. Как представитель крупной японской ИТ-компании, могу подтвердить, что в этой области прогресс совершенно очевиден и в последнее время идеи, обсуждаемые в двустороннем диалоге между российскими и японскими компаниями, трансформируются в реальные проекты, — говорит Виталий Фридлянд, генеральный директор японской компании Fujitsu в России и СНГ. — В частности, наша компания в последнее время все более успешно поставляет вычислительную технику и инфраструктурные решения для предприятий России и стран СНГ. В относительных цифрах бизнес Fujitsu в России год от года растет на 10–30 процентом при росте российского ИТ-рынка на 5–10 процентов».

Прославленные японские решения по роботизации и автоматизации многих сфер промышленности и экономики также могут быть очень востребованными в России. В некоторых российских городах уже внедряются умные японские системы автоматизации работы городской инфраструктуры. Например, в Воронеже при участии Kosan Electric и Sekisui Chemical недавно внедрены умные светофоры и запущен проект по совершенствованию коммунальных систем.

Японские хайтек-решения могли бы быть очень востребованы в России в той же индустрии автомобильного транспорта. «В последнее время мы все чаще слышим о появлении в городах новых зарядных станций для электромобилей, о выпуске на маршруты электробусов, о возможном вытеснении дизельного транспорта. И если в России это направление только начинает набирать популярность, то в Японии оно вышло на такой массовый уровень, что зарядных станций уже стало больше, чем заправочных. — рассказал “Эксперту” Владимир Максимов, руководитель департамента развития новых направлений бизнеса российского подразделения Toshiba. — Помимо производства ноутбуков и телевизоров Toshiba принимает участие в разработке таких специальных решений для электротранспорта, как быстрые батареи SCiB, способные длительное время сохранять заряд (до 200 километров пути) и восполнять его за рекордные шесть минут. Вполне возможно, что такие батареи будут использованы в московских электробусах, запуск которых намечен на сентябрь этого года. Наработки и опыт японской компании будет и в дальнейшем способствовать развитию электротранспорта в России».

Одновременно японские высокие технологии находят применение в автоматизации разных сфер российской экономики, например логистики. «Для самого крупного почтового оператора в стране, “Почты России”, Toshiba разработала решение, которое позволило увеличить мощности крупных логистических центров, повысить скорость обработки входящей и исходящей почты и сократить время доставки отправлений до адресатов, — продолжает Владимир Максимов. — За четыре года сотрудничества с почтовым оператором нам удалось в 13 раз увеличить число международных отправлений и вдвое сократить время доставки писем и посылок из Москвы в другие российские города. Известно также, что “Почта России” активно сотрудничает с “Почтой Японии”, в 2017 году эти организации подписали соглашение о развитии сотрудничества в области ИКТ и почтовой связи, а в июле этого года похожее соглашение подписали министр цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Константин Носков и министр по внутренним вопросам и связи Японии Сэйко Нода. Вполне возможно, в ближайшем будущем мы услышим о новых совместных проектах России и Японии в сфере почтовых услуг».

Впрочем, в сфере ИТ и высоких технологий не только японские решения могут внедряться в России, но и наоборот. Многие российские ИТ-компании говорят, что они могли бы, например, вполне успешно поставлять свое программное обеспечение в Японию. Возможность российского экспорта касается даже робототехники: например, недавно российская компания «Сервосила» поставила партию роботов японским заказчикам для работы в службах быстрого реагирования, службах спасения, а также в пожарных и полицейских частях. А казанская компания «Эйдос-медицина» поставила в один из японских медицинских университетов роботов-симуляторов для обучения студентов хирургическим операциям.

Завод «Силовые машины — Тошиба. Высоковольтные трансформаторы» в Санкт-Петербурге 76-05.jpg ТАСС
Завод «Силовые машины — Тошиба. Высоковольтные трансформаторы» в Санкт-Петербурге
ТАСС

Потенциал российского рынка

Развития японского бизнеса в России не обходится и без сложностей. Начать с того, что не все японские компании, которые запустили производство в России, довольны результатами их деятельности, прежде всего из-за последнего кризиса в российской экономике. «Нельзя сказать, что реализация производственных планов японских компаний сейчас на подъеме. Большинство из них до сих пор сталкивается с трудностями в достижении прибыльности своих предприятий из-за низкой загрузки производственных мощностей. Японские компании озадачены снижением расходов, оптимизацией процессов и персонала, реструктуризациями и так далее, — рассказывает Георгий Патарая из KPMG. — Таким образом, можно сказать, что развитие японского бизнеса в России застопорилось в силу экономического спада и экономических санкций. А японские инвестиции сдерживает кризис в российской экономике, санкции и сложная международная обстановка».

Помимо сложной экономической ситуации японцев сдерживают и другие факторы. «Есть традиционные факторы бизнес-среды в России, которые не удовлетворяют японцев, — продолжает Георгий Патарая. — Это наличие пробелов в законодательстве и регулировании, вопросы правоприменительной практики, процедурная бюрократия и большое количество документации. Беспокоит японский бизнес и не вполне прозрачная процедура государственных закупок, недостаток качественной рабочей силы и качественных поставщиков в регионах. Однако эти проблемные факторы не являются решающими при принятии решения об инвестициях. Большинство японских предпринимателей, работающих с РФ, причинами, которые действительно стопорят развитие японского бизнеса в нашей стране, считают недостаточное количество информации о России, деформированное представление о стране в головах топ-менеджеров японских компаний, а также геополитическую неопределенность и санкционный режим».

Не стоит забывать и о сложностях культурного плана. «На мой взгляд, по-прежнему одна из самых больших трудностей для японского бизнеса в России — диалог культур, — считает Тарик Альхаурани, директор по развитию бизнеса российского подразделения Kyocera Document Solutions. — Японцы консервативны и не склонны к принятию рискованных решений, без которых в бизнесе не обойтись. Гиперответственность и основательный подход к решению любого вопроса могут занять довольно много времени и тем самым замедлить рост бизнеса за рубежом. Особенно это характерно для японских стартапов, которые тщательно продумывают каждый шаг и боятся различных рисков, выходя на новые рынки. На мой взгляд, это самая большая сложность — трансформировать бизнес-подходы под реалии зарубежного рынка. Таким образом, продуманно-неторопливый стиль ведения бизнеса может привести к двум последствиям: либо бизнес заслужит лояльность заказчиков и клиентов и вырвется на лидирующие позиции — медленно, но верно, либо его затмят конкуренты, которые быстрее реагируют на изменения и тренды и принимают рискованные решения».

Однако все же потенциал российского рынка в ближайшее время должен разрушить все препятствия на пути японского бизнеса в России. «Россия — целевой рынок для японцев не только с точки зрения освоения территории, но и как новый рынок сбыта, — говорит Николай Дмитриев, президент Konica Minolta Business Solutions Russia. — Согласно опросу Jetro, японской организации по развитию внешней торговли, проведенному в 2016 году, ключевым преимуществом бизнеса в России более чем для 80 процентов японских компаний является увеличение объема продаж, для 53 процентов — потенциал увеличения рынка. Так что число японских компаний и их производств в России в ближайшее время будет увеличиваться. Мы видим, что многие японские компании уже начали программы обучения специалистов и вывоза за рубеж отечественных менеджеров для повышения квалификации».

Россия в Японию экспортирует в основном нефть и газ
Из Японии в Россию преимущественно поставляются автомобили и комплектующие

У партнеров

    «Эксперт»
    №36 (1087) 3 сентября 2018
    Экспорт в Китай
    Содержание:
    Дороги ради дорог

    Стратегические документы по развитию инфраструктуры, на которые собирается опираться правительство, пока не увязаны со стратегией промышленного развития страны, которой нет. В такой ситуации вместо развитой инфраструктуры мы можем получить чрезмерно дорогие и никому, кроме лоббистов, не нужные мегастройки

    Экономика и финансы
    Реклама