Азиатские брызги терроризма

Политика
Москва, 18.03.2019
«Эксперт» №12 (1112)
После разгрома Халифата в Сирии и Ираке новый импульс получил терроризм в Юго-Восточной Азии. Что делать с этой угрозой, в регионе не знают

ТАСС

Теракты в Юго-Восточной Азии явление частое, хотя в западной части мира на них не принято обращать внимание. Например, пресса практически не заметила январский взрыв в католической церкви на филиппинском острове Холо, в результате которого погибли 20 человек. Ответственность взяло на себя «Исламское государство» (ИГ; организация запрещена в РФ). Двумя годами ранее боевики — сторонники ИГ захватили филиппинский город Марави, устроили массовую резню местных жителей и объявили о создании эмирата. Армия несколько месяцев не могла справиться с террористами, несмотря на преимущество в технике и вооружении. Свои радикальные исламисты есть в Малайзии, Индонезии, Таиланде. Часть из них присоединилась к Халифату на Ближнем Востоке, а сейчас, после его разгрома, возвращается домой.

Между тем лидеры ИГ еще в период своего расцвета рассматривали Юго-Восточную Азию (ЮВА) как второй центр будущего глобального Халифата. Здесь проживают 62% мусульман мира, сохраняется партизанская инфраструктура гражданских войн XX века и «пористые» границы. Несмотря на невероятный экономический подъем региона за последние десятилетия, остается огромная доля нищего населения, которая легко радикализируется и пополняет повстанческие отряды. Нарастающее влияние ИГ беспокоит не только местные власти. Сильно политическое влияние США, которые разместили свои военные базы почти в каждой стране ЮВА. Охраняет свои экономические интересы и Китай, которому принципиально обеспечить безопасность одной из крупнейших транспортных артерий мира — Малаккского пролива. Но пока о консолидированной стратегии борьбы с терроризмом речи не идет.

 

До всемирного Халифата

Террористические движения в ЮВА развивались по-разному: где-то они были связаны с сепаратизмом, где-то с жесткой борьбой за установление норм шариата, а где-то — с защитой от агрессии представителей иных религий, например буддистов. Иногда возникновение террористических организаций было связано сразу со всеми этими факторами. Нередки случаи, когда конфессии воюют еще и внутри себя (различные группировки народа моро на Филиппинах), а в некоторых странах до сих пор действуют еще и маоисты. В Таиланде очень активны сепаратистские группировки исламистов, которые сражаются за создание отдельного государства на территории южных провинций страны. До появления ИГ, впрочем, их деятельность не была направлена против туристов и мирных жителей.

Однако радикальные идеи так и не получили массовой поддержки населения региона (599 млн человек, 8% жителей Земли) — люди веками мирно жили в многонациональном и многоконфессиональном обществе. Обретя независимость во второй половине XX века, некоторые страны особо акцентировали светский характер новых государств. Так, в Индонезии, чтобы затянуть нитки огромного многоконфессионального одеяла народов, появилась идеология Панча Сила, в которой хоть и провозглашается вера в единого бога, но подчеркивается необходимость цивилизованной гуманности в отношении тех, кто верит иначе. Этот же подход проявился в реги

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (1112) 18 марта 2019
    Поделить по-честному
    Содержание:
    Как не рассыпать мусор по дороге

    Возможности для построения эффективной системы обращения с отходами в стране есть. Но нам придется преодолеть давление групп лоббистов, преследующих противоположные цели, снять растущие протестные настроения в обществе и выстроить на всех уровнях четкое понимание, куда и как мы идем

    Специальное обозрение
    Реклама