ЦБП: шаг в цифровую зрелость

Семен Доронин
22 марта 2021, 00:00
№13

Целлюлозно-бумажная промышленность в России сегодня основной и более чем перспективный сегмент лесоперерабатывающего комплекса. Но сектор, который благодаря своей цикличности является одним из флагманов «зеленой» экономики страны, до сих пор недооценен инвесторами. Причина проста: отсутствие достоверной статистики и регулярной отраслевой аналитики о ситуации в ЦБП

OLIVER BERG/DPA/TASS

По итогам 2019 года выручка ста крупнейших предприятий лесопромышленного комплекса России достигла 1,19 трлн рублей. Пятьдесят крупнейших компаний отрасли в совокупности получили выручку 648 млрд рублей, причем более 60% их общей выручки приходится на целлюлозно-бумажные предприятия. 

В первой десятке компаний ЛПК шесть мест принадлежит предприятиям ЦБП, четыре первых места занимают крупнейшие производители целлюлозы, бумаги и картона: группа «Илим», «Монди СЛПК», Segezha Group и Архангельский ЦБК.

Макулатура — драйвер и преимущество

Несмотря на то что ЦБП — основная отрасль ЛПК, большинство предприятий применяют в качестве сырья вторичный ресурс — макулатуру. Использование возобновляемых ресурсов — одна из важных составляющих ЦБП, а также один из драйверов всей отрасли. 

Отрасль и ее продукция обладают высочайшим потенциалом цикличности: отходы производства и потребления продукции ЦБП могут использоваться в качестве сырья для производства тех же видов продукции, причем их переработка может осуществляться на тех же мощностях, на которых производится первоначальный выпуск. 

Отходы производства и потребления гофрированного картона становятся сырьем для производства бумаги и картона, из которых вновь изготавливается гофрированный картон. Число таких циклов переработки может достигать шести, и сегодня в России 73 из 100 единиц упаковки из гофрокартона изготовлено из вторичного (макулатурного) сырья. Для упаковки из формованного бумажного волокна, менее требовательной к качеству сырья, число циклов переработки увеличивается уже до тридцати.

Начиная с 1995 года выпуск бумаги и картона из макулатуры в мире почти удвоился. Доля вторичного сырья в совокупном отраслевом балансе волокна уверенно растет: в странах Юго-Восточной Азии из макулатуры производится до 75% всего объема бумаги и картона, в ЕС — приблизительно две трети, в России — более 50%.

Использование макулатуры в качестве сырья дает целый ряд преимуществ как участникам отрасли, так и обществу. Переработка макулатуры более выгодна с точки зрения капитальных затрат. Заготовка макулатуры осуществляется непосредственно в местах ее образования, то есть в населенных пунктах, и опирается уже на имеющуюся дорожную сеть, а перевозка макулатуры не требует специализированного транспортного парка. 

Переработка макулатуры снижает объемы вырубки леса: тонна макулатуры в качестве сырья заменяет 2–4 кубометра древесины или 4–7 деревьев. Продукция из бумаги и картона имеет более выигрышный имидж по сравнению с другими материалами в связи с дружественным характером бумаги и картона по отношению к окружающей среде. 

Повторная переработка бумажных отходов сопровождается меньшим количеством вредных выбросов и сбросов по сравнению с производством из первичного сырья, а сама по себе бумага нетоксична и полностью разлагается в природной среде. Эти характеристики делают отрасль одним из лидеров в достижении 12-й цели устойчивого развития ООН «Ответственное производство и потребление» и трансформации к модели экономики замкнутого цикла.

Следим за упаковкой 

В структуре продуктов ЦБП четко выделяется ряд крупных сегментов. Основной объем потребления бумаги и картона формирует упаковочная продукция. Быстро развивается сегмент бумажных санитарно-гигиенических изделий — туалетной бумаги, полотенец, салфеток, скатертей и др. Сегмент бумажных информационных носителей сокращается вследствие вытеснения печатных СМИ электронными медиа и распространения систем безбумажного документооборота. Запрет на использование одноразовых пластиковых изделий в общественном питании придает импульс развитию сегмента одноразовой бумажной посуды.

Существенное количество бумаги и картона потребляется в сегменте строительных и отделочных материалов (обои, гипсокартон, гидроизоляционные, кровельные, подкладочные материалы). Сегмент специализированных бумаг и картонов представлен разнообразными техническими материалами: фильтровальные бумаги и картоны, электротехнический, обувной картон и другие виды специальных бумаг и картонов.

Опережающий рост упаковочного сегмента обеспечивается не только увеличением физического объема потребления, но и действием целого ряда других факторов. Это изменение структуры розничной торговли: сохраняющийся рост доли сетевого ретейла, а также бурное развитие электронной коммерции, особенно усилившееся в период пандемии. Росту потребления упаковки способствует уменьшение объемов вложения товаров в упаковку, обусловленное снижением числа членов одного домашнего хозяйства. 

Влияние на объем потребления упаковки оказывает развитие информационных технологий — Big Data, позволяющих формировать индивидуальные предложения для отдельных потребительских сегментов; интернет вещей, который, в частности, дает возможность отслеживать движение каждой конкретной единицы товара.

Динамика сегмента санитарно-гигиенических изделий (СГИ) определяется такими факторами, как уровень урбанизации, динамика доходов населения, развитие «профессионального» потребления бумажных СГИ (офисы, гостиницы, предприятия общественного питания и др.). Кроме имиджа бумаги как дружественного к окружающей среде материала важным фактором, определяющим рост сегмента, являются более низкие затраты, связанными с использованием одноразовых бумажных СГИ, по сравнению с многоразовыми аналогами.

Все большее количество стран ограничивают использование одноразовых пластмассовых изделий в потребительском сегменте, открывая возможности для продвижения изделий из бумаги и картона, в частности одноразовой посуды. Популярность питания вне дома вновь начнет расти после решения проблем, вызванных пандемией коронавируса, а сервисы доставки готового питания на дом продемонстрировали быстрый рост именно в период действия санитарных ограничений.

Бумага есть, статистики нет

Динамичная внешняя среда выводит на первое место такие аспекты управленческой деятельности, как прогнозирование и долгосрочное стратегическое планирование, которые, в свою очередь, требуют существенно более высокого, чем сейчас, качества информационного обеспечения отрасли.

Однако до сих пор в целлюлозно-бумажной отрасли нет общепризнанного источника данных, который содержал бы информацию об основных аспектах и показателях ее деятельности. Существующие источники разрозненны, информация в них содержит весьма серьезные расхождения, обусловленные различиями в методике сбора и обработки данных. Значительная часть субъектов отрасли выпадает из информационного поля, поскольку не охвачена официальным статистическим наблюдением. К данным официальной статистики есть серьезные претензии, они используются только потому, что отсутствует достойная альтернатива.

Так, данные Росстата, касающиеся наиболее крупного сегмента ЦБП — производства упаковки, содержат два разрыва, связанных с изменением классификаторов продукции в 2009–2010 и 2016–2017 годах. Это касается как готовой упаковки, так и сырья для ее производства. Сведения о поступлении в переработку макулатуры можно получить только косвенными путями, поскольку классификатор ОКПД-2 содержит единый код для отходов бумаги и картона без разделения по маркам макулатуры, которых сейчас выделяется тринадцать, и каждая имеет свое применение. 

Данные Росстата не соответствуют фактической отраслевой структуре производства и нередко содержат очевидные неточности. Статистика проходит долгий путь по местным и региональным подразделениям службы, неизбежно накапливая ошибки. В открытом доступе данные содержатся только в региональной структуре, чаще всего обобщенные до уровня федеральных округов. 

Когда неофициальное лучше официального

Наилучшую альтернативу Росстату сегодня предлагает Ценовой индекс на основные виды продукции ЦБП от Центра системных решений. Индекс ЦСР завоевал популярность среди участников отрасли благодаря ряду преимуществ перед официальной статистикой. 

Прежде всего это получение данных непосредственно от участников отрасли. Эти данные защищены как технически, благодаря технологиям распределенной записи, так и юридически — через соглашения о конфиденциальности.

Прямые контакты с поставщиками данных обеспечивают более высокую оперативность индекса ЦСР. До конца прошлого года он публиковался как минимум на неделю раньше отчетов Росстата, в апреле текущего года ЦСР перейдет к публикации ценового раздела индекса ЦСР на еженедельной основе, а при заинтересованности участников индекса ЦСР — к отслеживанию ситуации в отрасли в режиме, близком к реальному времени.

В отличие от данных Росстата индекс ЦСР отслеживает цены не только поставок, но и закупок. Тем самым обеспечивается возможность перекрестного контроля цен по всей цепочке создания стоимости и достижения справедливых цен в конкретных сделках.

Выбранная технология позволяет оперативно масштабировать индекс ЦСР как по горизонтали, то есть путем расширения круга поставщиков данных, так и по вертикали, то есть в направлении роста числа анализируемых показателей. 

Участие лидеров отрасли в формировании информационной базы индекса ЦСР позволяет построить адекватную картину рынка: донорами данных для индекса ЦСР являются предприятия, формирующие половину суммарного выпуска по каждой индексируемой позиции.

Публикуемые индексом ЦСР ценовые индикаторы уже используются при заключении сделок. Ценообразование на основе индекса ЦСР особенно эффективно при заключении долгосрочных контрактов, поскольку обеспечивает обеим сторонам защиту от колебаний цен. Включение в индекс индикаторов цен для всех этапов цепочки создания стоимости — от макулатуры до готовой упаковки — и расчет кросс-индексов показывают распределение доходности между участниками рынка и тем самым смягчает конфликты между поставщиками и покупателями.

Регулярное наполнение информационных баз индекса ЦСР обеспечивает участников рынка оперативной аналитикой, кратко- и долгосрочными прогнозами динамики отрасли. 

На вопрос, в чем выгода более активного и содержательного участия в формировании информационной базы индекса ЦСР и, шире, информационной базы отраслевой аналитики для отраслевых игроков, ответит анализ отраслевой динамики с 1999 года и особенностей отрасли, сложившихся к настоящему времени.

Дело в концентрации рынка

Кризис 1998 года придал мощный импульс развитию производства упаковки в России. Девальвация рубля фактически заблокировала импорт, открыв российский рынок для отечественных товаров. Мировые бренды перешли от импорта своих товаров в Россию к организации производств внутри страны, принеся с собой новую для страны культуру упаковки. Рост производства товаров повседневного спроса обеспечил повышение спроса на упаковку взрывными темпами: в первой половине 2000-х темпы ежегодного прироста выпуска упаковки на уровне 10% считались обычным делом. Появление дешевого предложения оборудования из Китая, Тайваня, Турции позволило быстро нарастить мощности по выпуску упаковки. 

В те времена условием лидерства были высокие производственные мощности и обладание технологиями — производственными и управленческими. На российский рынок следом за производителями товаров пришли западные производители упаковки, принеся с собой новые стандарты качества и новые тенденции в развитии упаковки.

Развитие отрасли было прервано кризисом 2008 года. В следующем, 2009 году потери ВВП составили 7,8%. Производство упаковки пострадало существенно меньше: выпуск упаковки из гофрокартона в 2009 году снизился приблизительно на 2–2,5%. Однако уже в 2010-м выпуск упаковки превысил докризисные показатели, при этом существенно поменялись основные факторы рыночного успеха. Крупнейшие производители упаковки выровнялись по технологическому уровню, и на первые места в отрасли начали выходить интегрированные компании, несущие наименьшие издержки. 

В 2015 году российская экономика тоже снизилась по сравнению с предыдущим годом, падение ВВП составило 2,5%. Выпуск упаковки сохранился на уровне 2014 года и возобновил рост начиная с 2016-го. 

Росту рынка способствовала девальвация рубля, открывшая новые рыночные ниши для российских производителей потребительских товаров. Эффект девальвации был усилен целенаправленной государственной политикой замещения импорта.

Падение деловой активности в прошлом году, вызванное пандемией коронавируса, не отразилось на производстве и потреблении упаковки. Структура потребления сдвинулась в сторону роста доли товаров повседневного спроса, что обусловило опережающий рост спроса на упаковку. На фоне падения макроэкономических показателей производство упаковки, по предварительным данным, выросло на 6,2% по сравнению с 2019 годом.

Отличием российской отрасли производства бумаги, картона и упаковки от крупнейших мировых игроков является отсутствие в России активов, работающих со всеми источниками волокна. Иностранные компании уже реализовали модели цикличности, перерабатывая как первичное волокно, так и макулатуру.

Сегменты производства гофроупаковки и необходимого для этого картона в России отличаются низкой концентрацией. Десятка лидеров сегмента упаковки обеспечивает порядка 50% совокупного выпуска, всего же выпуском упаковки из гофрокартона в стране занимается порядка 600 организаций. 

В сегменте картонов для производства гофроупаковки топ-10 производителей контролируют две трети совокупного выпуска. Высокой концентрацией характеризуется только сегмент целлюлозных картонов: тройка лидеров в совокупности производит порядка 80% общего объема. В сегменте макулатурных картонов на трех ведущих игроков приходится чуть более 30% общего объема производства. Заготовкой макулатуры, по данным СРО «Ассоциация “Лига переработчиков макулатуры”», занимаются более 800 производственно-заготовительных предприятий.

Низкая концентрация отрасли находит отражение в значениях кросс-индексов, определяемых как соотношение отдельных показателей, входящих в индекс ЦСР. В частности, соотношение цены макулатурных картонов и макулатуры, используемой в качестве единственного и безальтернативного сырья в их производстве (отходы производства и потребления гофропродукции), в конце 2020-го — начале 2021 года упало ниже 2, при том, что приемлемым для отрасли значением является 2,5, а комфортным — 3. 

В ЕС в течение последних пятнадцати лет, несмотря на все колебания цен на сырье и готовую продукцию, кросс-индекс не опускался ниже 4, что обеспечивает существенно более высокий по сравнению с российским рынком уровень доходности отрасли. Можно сказать, что целлюлозно-бумажный рынок в ЕС устоялся и способен эффективно противостоять кризисным явлениям.

В России же падение кросс-индекса ниже критических уровней говорит об обострении конкуренции как за сырье, так и за рынок сбыта. Российская ЦБП показывает высокую хрупкость по сравнению с европейской. Решить эту проблему возможно только путем повышения концентрации отрасли на всех этапах цепочки — от заготовки сырья до производства готовых изделий из бумаги и картона. Однако ни один из российских игроков не располагает ресурсами, достаточными для проведения необходимых преобразований.

Инвестор ждет информации

Иностранный капитал уже присутствует в российской ЦБП. Архангельский ЦБК находится под управлением австро-немецкого Pulp Mill Holding; Сыктывкарский ЛПК выкуплен Mondi со штаб-квартирой в Австрии; ведущая компания отрасли, группа «Илим», управляется швейцарской Ilim Holding SA, которая, в свою очередь, на 50% принадлежит американской International Paper. Австрийская Prinzhorn Group вошла в капитал SFT Group.

Однако все перечисленные активы обладают рядом общих черт: это лидеры своих сегментов; это интегрированные структуры — от заготовки и производства сырья до выпуска упаковки; активы, работающие с первичным волокном, в основном ориентированы на экспортные поставки. Перечисленные признаки делают эти активы по умолчанию привлекательными для инвесторов, даже в отсутствие регулярной отраслевой аналитики. 

Примерами присутствия иностранного капитала в других сегментах ЦБП служат Essity — производитель СГИ; Knauf Petroboard — производитель полиграфических и облицовочных картонов; Huhtamaki — производитель одноразовой бумажной посуды и упаковки из формованного бумажного волокна (ФБВ). В сегмент ФБВ также недавно вошла датская компания Hartmann путем приобретения ЗАО «Готэк-Литар».

В отрасли присутствуют активы, потенциально интересные в качестве объектов крупных инвестиций, однако следующим претендентам на благосклонность иностранных и внутренних инвесторов придется быть гораздо более убедительными в обосновании емкости, перспектив рынка и своего места на нем. Авторитета и честного слова даже первых лиц отрасли явно будет недостаточно. 

Иностранные «денежные мешки» уже приучены к тому, что у каждой отрасли есть некий набор показателей, по которому можно оценить ее состояние и положение конкретного игрока. Индекс ЦСР для российской ЦБП стал таким инструментом экспресс-диагностики, и его участники получают очевидные преимущества: открытость в современной развитой экономике сама по себе повышает привлекательность отрасли как объекта вложений.

Член Генерального совета «Деловой России», профессор Арктического федерального университета, генеральный директор управляющей компании «Объединенные бумажные фабрики» Дмитрий Дулькин указывает, что наличие объективного и независимого источника отраслевой информации приблизит отрасль к мировым управленческим стандартам, а участие в индексе ЦСР станет одним из критериев, определяющих репутацию компании. Индекс ЦСР обеспечит более взвешенные и рациональные решения о финансировании новых проектов в отрасли, не допуская сокрытия их явной нецелесообразности за красивыми картинами общественного процветания. Тем самым в отрасли запустится столь долгожданный процесс оздоровления, а участие в индексе ЦСР станет фактором рыночного успеха.

Как считает член президиума ассоциации «НП Опора», генеральный директор СРО «Ассоциация “Лига переработчиков макулатуры”» Андрей Гурьянов, более высокая оперативность и уровень детализации индекса ЦСР, а также отсутствие разрывов в рядах данных обеспечит заинтересованных лиц гораздо более ценной информацией о состоянии, динамике и перспективах отрасли по сравнению с официальными публикациями. Реализация индекса ЦСР на цифровой платформе решает проблему нерегулярности и субъективности принятого в отрасли неформального информационного обмена.

По мнению директора Информационно-аналитического центра по внешней торговле при Минпромторге РФ Андрея Точина, значение индекса ЦСР для целлюлозно-бумажной отрасли можно сравнить со значением развития картографии для мореплавания. И если наполнение индекса ЦСР первичной информацией схоже с накоплением географических сведений и построением карт отдельных участков земной поверхности, то расчет кросс-индексов, характеризующих соотношение отдельных входящих в индекс показателей, сравнимо с наложением на географическую карту системы координат, позволяющих определять место и прокладывать курс.

Динамичный рост потребления упаковки, продолжавшийся с начала 2000 х, позволил сформироваться отечественной упаковочной отрасли. Но производители упаковки и игроки смежных отраслей, привыкнув к постоянно высоким темпам роста рынка, рискуют не заметить перехода отрасли в новое качество. В таких условиях прежние факторы успеха: выстраивание интеграционных цепочек, наращивание мощностей, технологическое лидерство — будут хоть и важны, но недостаточны. 

Чтобы выжить и добиться успеха, отрасли потребуется быть не только «сильной», но и «умной»: основным условием успешного функционирования станет информированность о состоянии отрасли и ее окружения, позволяющая верно оценить рыночные перспективы.