Восстановительный рост в Азии: лидеры и отстающие

Донхюн Пак
Главный экономист Департамента экономических исследований и регионального сотрудничества Азиатского банка развития
22 ноября 2021, 00:00
№48

Темпы экономического роста в Азии в 2021 году составят внушительные 7,1%, и хотя в 2022-м ожидается торможение роста ВВП региона до 5,4%, восстановительный рост с лихвой перекроет спад в пандемийном 2020 году — на 0,2%. Эти обобщающие оценки дает флагманский отчет Азиатского банка развития «Перспективы развития Азии на 2021 год», обновленная версия которого недавно вышла в свет.

Неравномерный прогресс в области вакцинации от COVID-19, общий уровень которой пока все еще отстает от показателей США и ЕС, способствует расхождению траекторий роста в развивающихся странах Азии. В первой половине 2021 года экономики ряда стран региона росли быстрее, чем во второй половине 2020-го. В эту группу государств вошли КНР, Гонконг, Сингапур и Тайвань. Эти страны быстро внедрили вакцины и успешно сдержали вспышки, тем самым избежав более жестких ограничений, что позволило им извлечь выгоду из укрепления глобального спроса. Однако в Индонезии, на Филиппинах и в Таиланде восстановление экономического роста сдерживалось новыми волнами инфекций и более медленным прогрессом в области вакцинации.

Что касается инфляции, то в развивающихся странах Азии она ускорилась повсеместно, но остается под контролем. После непрерывного снижения в 2020 году общий уровень инфляции в регионе вырос с 0,8% в январе до 2,3% в июне нынешнего года из-за роста цен на энергоносители и продовольствие в некоторых странах и роста экономической активности по мере ослабления мер сдерживания. Инфляция остается умеренной и близкой к целевым показателям большинства центральных банков по всему региону, но некоторые страны Центральной Азии являются исключениями. В частности, двузначная инфляция в Узбекистане вызывает озабоченность.

Локомотивом посткризисного восстановления развивающихся стран Азии стал экспорт: к середине 2021 года он уже на 19% превышал допандемийные объемы. Расширяется и номенклатура экспорта, захватывая механическое оборудование и минеральное топливо. Особенно заметна диверсификация экспорта Индии, Казахстана и Пакистана. Китай, Гонконг, Малайзия, Корея и Вьетнам расширяли традиционные экспортные поставки электронных товаров, несмотря на трудности в выпуске полупроводников, связанные с пандемией.

Денежные переводы увеличились в первом квартале 2021 года в большинстве развивающихся азиатских экономик, а вот международный туризм остается в упадке. Даже там, где денежные переводы не увеличились в первом квартале, они сократились меньше, чем в 2020 году. Въездной туризм в целом остается подавленным, хотя в Грузии и на Мальдивах наблюдается постепенный подъем.

Налогово-бюджетная и денежно-кредитная политика по-прежнему способствуют экономическому восстановлению в развивающихся странах Азии. При этом общий сдвиг в сторону фискальной консолидации ожидается в 2022 году и в последующий период. Денежно-кредитная политика пока в значительной степени носит экспансионистский характер, поскольку большинство центральных банков воздержались от повышения процентных ставок после их снижения в 2020 году, что привело к низким или отрицательным реальным процентным ставкам во многих странах региона.

Большинство региональных валют ослабли в первые восемь месяцев 2021 года, а отток иностранных портфельных инвестиций стал результатом сильного восстановления экономики в США вкупе с ожиданиями возможного ужесточения денежно-кредитной политики Федеральной резервной системой и неопределенности в отношении восстановления региона из-за роста числа случаев COVID-19. Тем не менее фондовые рынки региона оставались в нынешнем году устойчивыми, а биржевые индексы превышали свои допандемийные уровни. Средние премии за риск незначительно сократились.

Согласно прогнозным оценкам АБР, экономический рост в регионе по итогам текущего года составит 7,1%. Это на 0,2 процентного пункта ниже, чем в апрельском варианте прогноза. В то время как прогнозы роста для субрегионов Восточной Азии и Центральной Азии повышены, пересмотр в сторону понижения для остальной части региона влияет на перспективы. Восстановление мирового спроса на экспорт, поддерживаемое устойчивым ростом в странах с развитой экономикой, будет и впредь приносить пользу странам региона, ориентированным на экспорт. Но темпы восстановления ослабли в экономиках, борющихся с новыми волнами COVID-19.

Возможно, самым большим сюрпризом в прогнозах роста ВВП развивающихся стран Азии является поразительная устойчивость индийской экономики. Индия не очень хорошо справилась с этой пандемией, и в первом квартале этого года она пережила еще одну разрушительную вспышку, а уровень полной (двумя дозами) вакцинации в стране в конце октября все еще едва превышал 20%. Тем не менее экономическая активность растет бешеными темпами, и, по прогнозам АБР, экономика Индии вырастет на 10,0% в этом году и на 7,5 % в следующем. Ловкость, гибкость и изобретательность индийских компаний в адаптации к беспрецедентному шоку COVID-19 превзошли все ожидания. А вот сильное восстановление Китая вовсе не стало неожиданностью, поскольку ему удалось эффективно сдержать пандемию. В результате частное потребление и внутренний спрос в КНР возвращаются к жизни, укрепляя восстановление, которое первоначально было обусловлено экспортом.

Инфляция остается умеренной, но ожидается, что в некоторых развивающихся азиатских экономиках она вырастет. По прогнозам, региональная инфляция останется умеренной, на уровне 2,2%, в этом году, а в 2022-м ускорится до 2,7%. Умеренная инфляция будет определяться снижением цен на продовольствие в КНР и ослаблением спроса в странах, пострадавших от новых волн COVID-19. Сохраняющаяся тенденция роста мировых цен на сырьевые товары в первой половине 2021 года может привести к росту инфляции в странах, испытывающих значительный эффект импортируемой инфляции.

Новые волны пандемии, а также появление новых штаммов вируса, устойчивых к имеющимся лекарствам и вакцинам, остаются ключевым фактором неопределенности. Но политики должны также учитывать другие риски, в том числе опасности, связанные с изменением климата и стихийными бедствиями, геополитической напряженностью и ужесточением финансовых условий.