В царстве теней

Москва, 19.03.2001
«Эксперт Северо-Запад» №5 (34)

Забавный эпизод случился во время последних выборов - мне, человеку от практической политики очень далекому, звонили московские знакомцы, к этой политике вплотную прилежащие, и на полном серьезе расспрашивали: не знаю ли я, кого можно выдвинуть в губернаторы Петербурга от правых партий. Типа, кого я порекомендую как альтернативу Яковлеву. Что думаю о Матвиенко? А какие шансы у Кудрина? Я и рад бы подсказать, но все-таки затруднился с ответом. Ну нету альтернативы, некого выдвигать. Перебираем фамилии: X, Y, Z... ну, вы сами их всех прекрасно знаете. Тот не пройдет, этот сам не пойдет. Так и вышло, что остался в Смольном Владимир Анатольевич. И, кстати сказать, может оно и к лучшему. А вот скудость человеческого ресурса явно не к добру.

Вспомнил я предвыборные перипетии неслучайно. В этом номере "Эксперта С-З" мы публикуем рейтинг влиятельности предпринимателей Петербурга. Рейтинг - не из пальца, просчитан на вполне приличной статистической основе. Люди в него попали обстоятельные, конструктивные. Заполнены десятки анкет. Но если внимательнее посмотреть ответы почтенных респондентов, то становится совершенно ясно, что и на следующих выборах в Законодательное Собрание и городскую администрацию (и те, и те не за горами) выдвигать опять будет некого. Представители петербургской деловой элиты не то чтобы не претендуют на участие в публичной политической жизни, но, кажется, даже не включают в само понятие "влияния" публичную составляющую.

Что же понимается под "влиянием" в петербургской деловой среде? Какие права и обязанности принимает на себя человек влиятельный вне естественной для него экономической сферы? Смех и грех: к примеру, можно сделать так, что нерадивый ЖЭК крышу починит, еще к губернскому начальству вход свободный. Ну, может быть, есть шанс отбить сына-нарушителя ПДД у цепких гаишников. Словом, под влиянием понимается нечто близкое к функции и статусу добросовестного депутата горсовета в советские времена. То есть петербургский предприниматель не эгоист, вовсе нет. Заработанное потом и кровью влияние расходуется на благо соотечественников и акционеров предприятий. Но все втихую, звонком, встречей, еще как-то... Словом, лоббирование. Инстинкт публичности атрофирован. Харизма как инструмент не рассматривается и не культивируется.

Утрата невосполнимая. Недаром московским политтехнологам так трудно ориентироваться в этом царстве теней, что приходится прибегать к советам "пикейных жилетов" вроде меня - петербургская деловая элита гласно себя почти не проявляет. Любой журналист сходу расскажет дюжину историй о том, как трудно было договориться об интервью с тем или иным vip-ом (есть, конечно, исключения, но они только подтверждают правило) и какая потом была морока с согласованием текста интервью, когда PR-менеджеры пишут, переписывают, режут, правят, согласовывают и от живого голоса почти ничего не остается. Объяснение одно - боятся себя проявить.

В этой ситуации вполне естественным оказывается отсутствие в Петербурге влиятельных СМИ. Что-то как бы влиятельное есть, но это все не то... Газеты как инструмент политики спят до очередных выборов, чтобы с их началом стать эдаким резервуаром по приему средств от тех самых "влиятельных", которые продвигают "во власть" своих людей. И люди-то, главное, все не те - продвигать их скучно, и в силу этого продвижения никто особенно не верит, но надо же чего-то делать для очистки совести. А соль земли, предприниматель, опытный, инициативный, влиятельный, добровольно остается в тени и воссоздает кулуарную систему принятия решений, от которой сам же потом и страдает.

Мне можно возразить, что публичные высказывания - дело политиков, а не предпринимателей, смысл работы которых - эффективное управление и извлечение прибыли. Разумеется. Но я ведь не в упрек говорю. Скажу больше, в России человек, который кормит себя сам, да еще другим не дает пропасть - тип стержневой. И конечно, лоббирование штука для всех полезная. Встретился с губернатором, быстро, без волокиты вернул к жизни разоренное предприятие. На предприятие пошли работать люди и, таким образом, теневое влияние бизнесмена преломляется-таки в нечто общественное. Но какой это на самом деле окольный путь! И, что особенно обидно для Петербурга с его гордыми мифами, какой провинциальный путь. Может, хватит играть в прятки?

У партнеров

    Реклама