Пусть деньги отмываются...

Спецвыпуск
Москва, 29.10.2001
«Эксперт Северо-Запад» №24 (53)

Интерес бизнесменов к Ленинградской области растет. Об этом говорит не только возросшая инвестиционная активность предпринимателей на территории региона, но и динамика показателей, характеризующих его экономику. На вопросы, касающиеся происходящих в области изменений, в том числе во взаимодействии региональных властей и бизнеса, отвечает губернатор Ленинградской области Валерий Сердюков.

- Валерий Павлович, какие инвестиции будут преобладать в региональной экономике: российские или иностранные?

- Сейчас для экономики главными являются модернизация и внедрение новых технологий на действующих отечественных предприятиях. На этом инвестиционном направлении безусловный приоритет будет иметь национальный капитал. И в первую очередь - капитал российских холдингов, поскольку именно у них больше возможностей легализовать доходы, больше возможностей концентрировать свои деньги на наиболее перспективных направлениях. В то же время, если мы говорим о строительстве новых предприятий, то по-прежнему речь будет идти о прямых иностранных инвестициях.

- Как вы оцениваете работу в регионе таких крупных компаний, как "Группа МДМ", холдингов "Новые программы и концепции", "Парнас", "Ленстройматериалы", и прочих?

- Год назад завод "Фосфорит" был в тяжелейшем положении. Да и сегодня многие вопросы там еще не решены. Но теперь, когда контроль над заводом получила "Минерально-химическая компания", ситуация изменилась в корне. "Фосфорит" наряду с Ковдорским ГОКом вошел в холдинг и стал звеном одной минерально-сырьевой цепочки. В завод вкладываются деньги, предприятие оживает, запущено сернокислотное производство, в которое инвестировано 5 миллионов долларов.

"Выборгский ЦБК", "Пикалевский глинозем" и "Волховский алюминий" - пример еще одного успешного холдинга. В Гатчинском районе объединились две птицефабрики - "Скворицы" и "Заводская". Это тоже холдинг. Мы ожидаем, что появятся рыбоперерабатывающие холдинги. У нас есть рыбколхозы со своими судами, пусть и изношенными. Им очень трудно самостоятельно приобретать новый траловый флот. В общем, жизнь заставляет объединяться многие компании и концентрировать финансовые потоки на развитии производств.

- Есть мнение, что часть крупного российского капитала имеет темное происхождение. Вы не опасаетесь, что область станет территорией, где "отмываются" деньги?

- Ну и пусть отмываются деньги, пусть поднимается производство, пусть создаются рабочие места. Не моя задача - контролировать, откуда пришел капитал. И в правительстве России говорят, что надо людям дать возможность легализовать деньги, которые спрятаны в кубышке.

Другое дело, если капитал шел бы на криминальные дела или на политические. Но когда он вкладывается в реальное производство, в технику, рабочие места, о чем тут говорить?

- Крупный бизнес имеет возможность оказывать серьезное влияние на власть. Нет ли опасности, что власть окажется в этом случае зависимой?

- Не сказал бы, что руководители регионов попадают в зависимость к бизнесу. Скорее, наоборот. Те же предприниматели боятся, что в любое время администрация может в чем-то пересмотреть законы, поменять и поломать всю схему их бизнес-плана. А инвестор приходит и ждет поддержки. Я делаю все от меня зависящее, чтобы компания пришла в регион, чтобы можно было получать дополнительные доходы в бюджет, который за последние три года вырос почти в четыре раза.

- Какие новые инвестиционные проекты с участием иностранного капитала будут реализовываться в ближайшее время на территории области?

- Мы ведем переговоры о строительстве завода компании "Фольксваген". Но пока решение сама компания не приняла. Думаю, что в районе Всеволожска появится еще один стекольный завод, который будет строить бельгийская фирма. Есть еще целый ряд проектов, о которых, чтобы не сглазить, я пока говорить не буду.

- Известно, что правительство области в будущем планирует перейти к иной, адресной стратегии поддержки инвестиций. В комитете по экономике и инвестициям вынашивают идею дифференцированного подхода к инвестиционной деятельности: отдельно - для крупного, среднего и малого бизнеса, отдельно для иностранных инвестиций. Так ли это?

- Да, такие идеи есть. Но пока четкого ответа, нужно или нет вводить дифференцированное инвестиционное законодательство, у нас нет. Хотя конечно, как-то необходимо учитывать, что условия работы крупного, среднего и малого бизнеса разные. Кроме того, пришло время более четко определить инвестиционные налоговые льготы для предприятий, которые ведут техническое перевооружение.

- Считается, что в области действует относительно лояльное инвестиционное законодательство. При этом отсутствуют "четкие правила игры" на земельном рынке. Почему бы по опыту некоторых других регионов области не принять соответствующий закон?

- Это вы, наверное, о Саратовской области говорите. Действительно, там такой закон принят. Я интересовался у них этим вопросом. Но оказалось, что ничего там интересного нет. Есть земельная плата за те участки, которые предоставляются под садоводства и дачи, под предприятия. Но и у нас это тоже делается.

- Некоторые фермеры говорят, что когда они хотят прикупить земли, и даже если вокруг ее полным-полно, честно приобрести ее они не могут. Нужно давать взятки...

- Ну, возможно, что-то из того, о чем вы говорите, и существует. У нас зарегистрировано около 9 тысяч фермеров. Но работает чуть более трех тысяч фермерских хозяйств. Остальные сидят на земле и ничего не делают. Потому что земельная ставка у нас чисто символическая. Вот вы говорите, что мы с землей не работаем. Это не так. Мы ввели новые повышающие коэффициенты земельной ставки. Нужно, чтобы земля не просто работала, но еще и работала по назначению.

Когда мы выделяем землю фермерскому хозяйству, говорим, что оно должно выпускать сельхозпродукцию. И если ты на протяжении трех лет не производишь продукцию, логично землю у тебя изъять. Но зачастую сделать этого мы не можем, так как нет такого закона.

- А вы, Валерий Павлович, как сами относитесь к частной собственности на землю?

- Думаю, что частную собственность на земли сельскохозяйственного назначения вводить рано.

- Это почему?

- Госдума России приняла закон, который предусматривает частную собственность только на некоторые виды земли. Это около 2% всех земельных угодий страны. И надо сначала отработать механизм работы с ними, и только потом говорить об угодьях сельхозназначения. Ведь бывает так, что земельные паи находятся в руках собственников, давно живущих за границей. Как тут разобраться? Нужно время.

- Вы сказали об изменении коэффициента на земельный налог. С чем это связано?

- Речь идет о нашем летнем распоряжении "Об установлении базовых размеров арендной платы". Этот документ как раз и является рычагом для лучшего управления землей. Им утверждены новые коэффициенты по всем категориям арендаторов. Например, по категории "Индивидуальное жилищное строительство" платили за сотку 10 рублей - теперь 20 рублей.

- А кто будет платить, исходя из коэффициента 200?

- Владельцы АЗС. Их денежные потоки трудно контролировать. Так хоть пусть за землю достаточно платят. Платили 10 рублей - будут платить 2000 рублей. С торговцами алкогольных напитков то же самое будет.

- В связи с этими самыми новыми коэффициентами представители организаций, эксплуатирующих песчаные и гранитные карьеры, говорят, что такие нововведения сделают их бизнес нерентабельным.

- Некоторые добывающие компании не платят налог на прибыль, показывая, что они убыточны. Нам убыточные компании не нужны. Платите за землю. Не можете платить - тогда уходите. Зачем рыть нашу землю, если мы ни налогов не получаем, ни рабочих мест? С теми же, кто работает нормально, будем решать этот вопрос индивидуально.

- Проблемы возникают и у крупных питерских компаний, которые пытаются вкладывать деньги в аграрный сектор области. Как же это согласуется с инвестиционной стратегией в регионе?

- Я знаю об этих проблемах: тот, кто хочет вложить деньги, всегда их вложит. А тот, кто только говорит о вложении и хочет получить пакеты акций, собственность в хозяйстве, не имея за душой ни копейки и ничего при этом не вкладывая, ничего не получит. Такому подходу нас жизнь научила. Мы выделяли под бизнес-проекты землю, а потом она простаивала. И мы не могли участки предоставить другим инвесторам. Бывало так, что приходят с какой-то бумажкой, где сказано: "Просим выделить земли для такого-то завода". Спрашиваем: "А деньги где?" Отвечают: "Найдем деньги". Не-е-т. Так не получится. Сегодня, когда ведем переговоры с инвесторами, говорим, что готовы дать землю под проект, но просим предоставить банковскую гарантию, документы, подтверждающие, что у фирмы есть деньги.

- Этот предварительный финансовый зондаж касается любых инвесторов?

- Любых.

- Неужели иностранные инвесторы тоже показывают финансовые документы?

- Показывают решение правлений о строительстве и финансировании проекта.

- Как известно, главы муниципальных образований региона довольно самостоятельны. Как складываются с ними отношения?

- Есть много проблем - как текущих, так и перспективного планирования. Иногда мы не находим взаимопонимания. Но весомые аргументы пробивают любые препятствия. Есть у каждого руководителя и элементы собственной игры, иногда конъюнктурного плана. Но я не вижу, чтобы это вредило экономике региона.

- А для принятия нужного решения вы оказываете на местных руководителей какое-либо давление?

- Существует комплекс вопросов, которые ни одно муниципальное образование без концентрации средств не решит. Главы районов и сами все прекрасно понимают. Например, глава Кингисеппского района может воспротивиться решению, которое невыгодно для его района, но важно для Лодейного Поля. Тогда я скажу кингисеппскому руководителю: "Саша (Александр Дрозденко. - "Эксперт С-З"), через два года ты можешь оказаться в таком же положении, что и лодейнопольский глава, когда экономика района не в состоянии обеспечивать нужды населения. Наверное, людям надо помогать?" Или, например, в Киришах, где работает "Кинеф", есть доходы, но за счет одного своего бюджета киришане не могут построить мост через Тигоду. Мы это делаем вместе. В общем, если думаешь, что все решишь один, то это не так.

- Считается, что в нынешних выборах в Законодательное Собрание области сильно заинтересована власть Петербурга. Мол, Владимир Яковлев может третий раз стать главой региона только в новом объединенном субъекте Федерации. А для того, чтобы объединить город и область, нужны лояльные люди в областной законодательной власти. Говорят, что есть даже списки кандидатов в депутаты "представителей города". Так ли это?

- Так, может, это только слухи? Вообще я не знаю, есть ли такие списки у Владимира Яковлева, но знаю, что в нашей области проводятся социологические исследования по вопросам рейтингов действующих депутатов и предполагаемых кандидатов. Исследования проводят структуры из города. Да ради Бога, пусть проводят. Правда, идет много информации из районов, что эти же структуры агитируют поддерживать политику объединения города и области. За это обещают деньги. Думаю, что у нас таких людей, которые клюнут на это, найдется очень мало. И они не повлияют на выборы в ЗакС. Не очень хорошо обманывать население. Население хотя и доверчиво, но люди от земли в большинстве своем основательные и могут оценить ситуацию, пусть и не слишком быстро. В конце концов селяне сделают правильные выводы. Так что, думаю, эти петербургские "пиаровские" денежные вливания будут неэффективными.

- А есть ли у вас депутаты, которых вы точно сами поддержите?

- Из действующего ЗакСа я бы продолжил работать с восемьюдесятью процентами депутатов. За четыре последние года работы в правительстве я не припомню серьезных столкновений с депутатами. Да, мы могли поспорить. Но это были рабочие моменты. Вообще-то я считаю, что частичное обновление депутатского корпуса необходимо.

- В чем принципиальная разница в стратегии формирования бюджета этого года и как будет формироваться бюджет в следующем году?

- Принципы формирования почти не отличаются. Социальная направленность бюджета при более качественном и адресном подходе останется и в будущем году. Большая часть средств бюджета будет направлена на решение, в первую очередь, социальных проблем. Деньги в сферу жилищно-коммунального хозяйства не просто будут брошены, как в "черную дыру", а пойдут на его техническое перевооружение. Будем сокращать ненужные затраты на образование. Ну не надо содержать школы на 15-20 учеников, лучше обеспечить доставку учеников в города. Это улучшит качество их знаний, сэкономит средства бюджета. То же - и по вопросам здравоохранения. Зачем нам в Гатчинском районе иметь 5-6 больниц? Нужно открыть больше фельдшерских пунктов.

- Область имеет негативный опыт внешних заимствований. Пятьдесят миллионов долларов, привлеченных в 1997 году, ушло неизвестно куда. Планирует ли правительство снова взвалить на себя долги?

- Недавно мы встречались с банкирами. Они все предлагают деньги, но мы осторожно относимся к этому, потому что необходимости в крупных заимствованиях нет. Нужно жить по средствам. Сегодня мы разрабатываем проект выпуска внутреннего облигационного займа и рассчитываем, что разместим его в 2002 году. Первый транш - в объеме 200 миллионов рублей, второй - на 400 миллионов, может, будет и третий...

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №24 (53) 29 октября 2001
    Архитектура
    Содержание:
    Город реминисценций

    Большого стиля в современной петербургской архитектуре не существует. Может быть, это хорошо, считает архитектор Евгений Герасимов

    Реклама