Вот такая пьяццолла пошла

Несколько вечеров подряд на сцене Большого зала Петербургской филармонии кружились, падали друг другу в объятия, страстно проделывали акробатические комбинации, балетные пируэты и поддержки артисты из аргентинского театра "Колон". Программа называлась "Танго, Пьяццолла, танго".

Еще шесть-семь лет назад на вопрос, кого вы знаете из аргентинских композиторов, среднестатистический слушатель Филармонии затруднился бы с ответом. Однако после того как петербургский слушатель открыл для себя творчество аргентинца Астора Пьяццоллы, он не только с радостью выпалил бы его имя на первой секунде, но и напел бы еще и три-четыре темы из любимых танго.

Нынешний концерт кажется масштабным римейком знаменитого проекта Гидона Кремера "Hommage a Piazzolla", осуществленного в 1996 году. Однако, вместо четырех музыкантов на сцене уже Большого зала Филармонии - Молодежный оркестр университета, весь вечер танцуют носители национального темперамента, специально приглашенные из Буэнос-Айреса. Но то, что в кремеровском концерте воспринималось драгоценным штучным украшением, здесь оказалось товаром широкого потребления. Пухлые "голливудские" струнные превращали танго в саунд сериалов, словно разменивая горечь и меланхолию Пьяццоллы однообразным мелодраматизмом навзрыд. Лучшей рекламой для танцоров могла бы стать параллель между ними и типологическими героями телесериалов. Появление роковых мачо в черном, с испепеляющими взглядами исподлобья, растопыренными пальцами воздетых рук, кошачьей пластикой вырвало вздох восхищения у битком набитого зала. Их дамы разыгрывали драматичные амплуа соперниц, разлучниц и безвинных жертв. Подлинное аргентинское танго в отличие от его французского салонного варианта грубее, откровеннее, проще. Но оно также не терпит ни технической, ни эмоциональной неряшливости, а этого на сцене в тот вечер хватало с избытком.