Эрмитаж примерил платья Ламановой

В Эрмитаже открылась выставка "Русский модельер Надежда Ламанова (1861-1941)".

Надежда Петровна Ламанова - одно из главных русских имен в мировой моде начала ХХ века. Убедиться в его статусе Эрмитаж предложил на примере 14 платьев из ее мастерской периода 1890-1920-х годов. Большая часть моделей принадлежала последней императрице Александре Федоровне.

Ламанова-Каютова открыла собственную мастерскую в Москве в 1885 году и довольно скоро стала знаменитой. Ее мужем был предприниматель Андрей Каютов, управляющий страхового общества "Россия" и актер-любитель. Сделав ставку на театральную и художественную богему, она открыла свою формулу успеха: много бывала в обществе и принимала у себя, устраивая "четверги", начала собирать современное искусство. Известные артистки служили живой рекламой для портнихи, привлекая внимание к платьям. Среди ее клиенток - Ольга Книппер-Чехова, Мария Ермолова, кинодива Вера Холодная. Надежда Ламанова делала и чисто театральные костюмы, сотрудничая с Львом Бакстом и Александром Головиным (два костюма для мхатовской "Женитьбы Фигаро", выполненные под ее руководством по эскизам Головина, выставлены сейчас в Эрмитаже). Художник Валентин Серов называл модельера "самой гениальной московской портнихой".

У Надежды Петровны одевались и многие дамы петербургского и московского высшего света. В середине 1890-х годов у нее стала заказывать туалеты сама императрица Александра Федоровна, поэтому в 1900-е годы модельер получила право написать на своей вывеске "поставщик Императорского Двора".

В наших музеях есть собрания, сохранившиеся по чистой случайности. В частности, эрмитажный гардероб вдовствующей императрицы Марии Федоровны: туалеты от парижского дома "Чарльз Ворт" уцелели лишь потому, что в 1920-е не заинтересовали пролетарского покупателя. То же самое можно сказать и про гардероб Александры Федоровны, в который входили платья от Ламановой. Но в том, что касалось одежды, русская императрица все-таки оставалась провинциальной немецкой принцессой. Ее туалеты (и те, что сохранились, и те, что известны лишь по портретам) совершенно out of fashion. Царица Александра не блистала смелостью и элегантностью туалетов. Но на сегодняшний взгляд это и к лучшему: мученически погибшая, она ныне канонизирована православной церковью. Выставленные платья принадлежат святой. Легкомысленный шик тут явно ни к чему.

Правда, к самой портнихе это не имеет никакого отношения. Музей построил выставку идентично прошлогодней экспозиции Ворта: выставлены все сохранившиеся платья данной марки, никакого сопутствующего материала не прилагается и никаких концепций тоже, так что додумывать и соображать по поводу увиденного зрители должны сами. На нынешнем вернисаже это стало неудобно: если ничего о Ламановой не знаешь, то и ничего, кроме вздоха перед прекрасным платьем, не исторгнешь. Выставка очень нуждается в комментарии хотя бы потому, что для искусства художницы она совершенно не показательна: на ней нет ничего, чем была всемирно знаменита русский модельер.

Во времена выставленных Эрмитажем платьев светские дамы предпочитали одеваться в Париже: у того же Ворта, потом у Пуарэ, Пакэна, сестер Калло. В Петербурге прославились Гиндус и Бриссак. Ламанова была далеко не единственной умелой портнихой, к тому же она была мастерицей московской, а не столичной. По-настоящему ее время наступило после революции. При Наркомпросе была создана Художественная мастерская современного костюма, и Ламанова стала членом секции костюма Государственной академии художественных наук, профессором ВХУТЕМАСа, разработала подробную программу обучения модельному делу. Новый мир отстраивался, и его население надо было одевать - опыт и труды Надежды Петровны пришлись как нельзя кстати. За всю эту активную деятельность Ламановой и была прощена ее былая приближенность к царственному телу. Кроме того, новые властители имели жен, желавших хорошо одеваться: политическая погода не сказывалась на положении портнихи. Частные заказы модельер выполняла в своем московском ателье с 1923 года, и артисткам она по-прежнему предоставляла скидки. Но прославилась все-таки другим.

Разрабатывая модели на экспорт, Ламанова соединила в дизайне традиционный костюм народов России и мотивы современных русских художников-авангардистов, прямо заказывая и покупая эскизы у Натальи Гончаровой, Александры Экстер, Надежды Удальцовой: "амазонки авангарда" рисовали платья, сумочки и рисунки для вышивок по поручению портнихи. Эти модели получили Гран-при на Международной выставке 1925 года в Париже с формулировкой "за костюм, основанный на народной традиции". Они почти не сохранились, известны лишь по эскизам и фотографиям. Например, для своей экспозиции на эту тему галерея Гмуржинской в Кельне специально заказывала реконструкции платьев. Еще одна славная страница карьеры модельера - костюмы для кинофильмов "Цирк", "Александр Невский" и "Аэлита" (эти - технологически гениальные для своего времени). Но и этой Надежды Ламановой на эрмитажной выставке нет. Она предстает лишь тенью канонизированной императрицы в кутюре.