Назад к корням

Прошедшая недавно в Литве перепись населения продемонстрировала некоторое улучшение демографической ситуации в стране.

Самый общий итог таков: с последней переписи 1989 года численность населения Литвы сократилась на 5% (190,8 тыс. человек). Из результатов ежегодных мониторингов известно, что демографический спад начался в 1992 году и непрерывно продолжается до настоящего времени. Утешает лишь то, что ситуация в Литве немного лучше, чем у соседей: в Латвии население сократилось за этот же период на 11%, в Эстонии - на 12%. В связи с этим гендиректор департамента статистики Литвы Альгирдас Шемета грустно пошутил: "А говорят, мы хуже всех живем..."

Между тем демографический спад сам по себе вряд ли может вызывать беспокойство, ибо причина его не в вырождении нации, а в миграции. В 90-х годах ее баланс был резко отрицательным: минус 224, 5 тыс. человек (въехало 72,2 тыс., выехало 296,7 тыс. человек). Причем характерно, что если до середины 90-х в основном отток населения был направлен на Восток (уезжали военные и те, кто не захотел оставаться на "чужбине"), то с 1995 года он повернул на Запад. И в этой новой волне национальный фактор уже никакой роли не играет - литовцы покидают свою родину в поисках более сытой жизни даже активней, чем "инородцы". Местная печать с тревогой отмечала, что эта эмиграция носит молодежный характер.

Тем не менее национальная структура населения Литвы стала еще более однородной: если в 1989 году литовцев было 79,6%, то теперь их доля выросла до 83,5%. Причем и по этому показателю Литва обогнала соседей: в Латвии латышей около 57%, в Эстонии эстонцев - около 63%. Судя по всему, демографическая ситуация у жителей Литвы вполне благополучная и даже улучшается. Рождаемость превышает смертность (с прошлой переписи родилось 546,1 тыс. человек, умерло - 512,4 тыс.), а средняя продолжительность жизни растет - людей в возрасте свыше 60 лет приросло с 15,7% до 19,3%. Правда, возник перекос по половому составу: доля мужчин составляет сейчас 46,8%. Но в целом, если не учитывать эмигрантов, население Литвы даже выросло - примерно на 1%.

Любопытные тенденции наблюдаются и во внутренней миграции. Если для советских времен было характерно бегство населения из деревни в города, то ныне ситуация изменилась. Доля горожан сократилась с 67,7 до 66,9%. При этом города потеряли 155 тыс. человек, а села - только 39 тыс. Такое большое различие объясняется еще и тем, что из городов люди больше эмигрируют.

По мнению Шеметы, отток населения в деревню обусловливается двумя основными причинами: во-первых, плодами аграрной реформы, в результате которой многие горожане стали обладателями земельных участков, возвращенных им как наследникам бывших собственников, во-вторых, миграция в сельские обители тех, кого вытеснила из городов безработица и нищета.

По сравнению с соседями население Литвы более равномерно распределено по территории. Так, если Рига и Таллин концентрируют не менее трети населения, то Вильнюс - только четверть (24,4%), причем четыре других крупнейших города - Каунас (20,1%), Клайпеда (11,1%), Шяуляй (10,6%) и Паневежис (8,6%) - еще 50%. Плюс еще 21% оттягивают на себя Мариямполе, Алитус, Утена и Тяльшяй. Такая деконцентрация населения - в значительной степени плод целенаправленной политики литовского партийного руководства в 60-х годах. Тогда была поставлена задача наряду с традиционными центрами (Вильнюсом, Каунасом, Клайпедой и Шяуляем) создавать и укреплять новые (в частности, Паневежис, Алитус, Мариямполе, Утену).

Именно в эти годы в провинции были построены крупные промышленные предприятия, которые притянули к себе местное население, обеспечив ему занятость. Например, в Алитусе появились такие мощные производства, как завод холодильного оборудования Snaige, хлопчатобумажный комбинат Alitaus tekstile, завод шампанских вин Alyta, в Паневежисе - завод кинескопов Ekranas, в Утене - фабрика Utenos trikоtazas, пивзавод Utenos alus и др. Эти предприятия процветают и поныне, причем в годы реформ они поднялись и затмили многие столичные знаменитости.

Именно децентрализация производства и широкое вовлечение в промышленность местного населения, по мнению социолога Владаса Гайдиса, обеспечили Литве настоящий прорыв в 70-е и 80-е годы, когда она на глазах стала обгонять Латвию и Эстонию и по темпам, и по качеству жизни. Децентрализация и сегодня является важным резервом, который, по мнению некоторых экспертов, еще скажет свое слово в конкуренции стран этого региона: с одной стороны, эта тенденция в промышленности делает страну более привлекательной в своем разнообразии для капиталовложений, рост которых пока сильно сдерживают существующие ограничения на продажу сельхозугодий иностранцам. С другой - благодаря ей рассасываются социальные проблемы, отмечает бывший директор Литовского агентства экономического развития Витаутас Груодис.

Вильнюс