Избавимся от комплексов

Премьер-министр Эстонской Республики считает, что во внешней политике у его страны нет приоритетов "первой" и "второй" очереди (это интервью "Эксперту С-З" Юхан Партс давал на русском языке)

Юхан Партс, лидер партии ResPublica, стал премьер-министром Эстонской Республики 10 апреля 2003 года. За тот краткий период, пока правительство Партса находится у власти, в жизни Эстонии произошли значительные события, главное из которых - саммит ЕС в Афинах, где были подписаны документы, официально подтверждающие вступление Эстонии в объединенную Европу. В стадии завершения находятся и переговоры о вхождении страны в НАТО. На этом фоне Партс публично заявляет о заинтересованности в развитии и укреплении добрососедских отношений с Россией. При этом он акцентирует внимание на проблеме компенсаций со стороны России за ущерб, причиненный в годы "советской оккупации".
Юхан Партс

Неудивительно, что первый вопрос корреспондента журнала "Северо-Запад" к главе эстонского правительства касался не внутренних проблем, а отношений между двумя странами.

- Господин премьер-министр, за последние годы связи с Северо-Западом России несколько ослабли. Ожидаете ли вы в этой связи активизации отношений между Эстонией и ее ближайшим соседом?

- Эстония всегда готова к развитию отношений с Россией. Географически мы находимся в непосредственной близости не только друг к другу, и тесные добрососедские связи всех стран региона Балтийского моря - в наших общих интересах.

- Существуют ли для Эстонии какие-либо иерархические критерии во внешней политике? Если да, то отношениям с какими государствами отдается предпочтение?

- Для нас важно иметь хорошие отношения со всеми. Сегодня мы находимся "на пороге" Европейского союза, и поэтому, а также в силу исторических традиций, очень заинтересованы в развитии контактов с Европой. Но, как я уже сказал, наше ближайшее окружение - Россия, Финляндия, Скандинавия и страны Балтии (Латвия и Литва), а с соседями необходимо иметь дружественные связи. Кроме того, наша страна нуждается в притоке инвестиций, а самые крупные капиталы имеют американскую "прописку", так что и отношения с США столь же важны. Вот почему мы не можем себе позволить говорить: с этими государствами будем дружить в первую очередь, с этими - во вторую, а с теми - вообще в третью...

В поисках реальной основы

- Существуют ли препятствия на пути развития отношений между Эстонией и Россией? И что необходимо сделать для их устранения?

- Я бы не употреблял слово "препятствия" - отношения развивались нормально. Хорошая перспектива для будущего эстонско-российских связей открывается с вступлением Эстонии в Европейский союз и НАТО, с которыми Россия также поддерживает конструктивные контакты. Наша межгосударственная граница превращается в границу России и Евросоюза, что должно позитивно отразиться на экономике обеих стран.

Если говорить о том, что мешает активнее улучшать наши отношения, то я бы процитировал недавно побывавшего у нас депутата Государственной Думы России от оппозиции Бориса Немцова, который сказал, что всем необходимо избавляться от комплексов. Не хочу подробно говорить об этих комплексах, но они в отношениях между нашими государствами и народами есть - обусловленные историческими и политическими причинами. Конечно, чтобы избавиться от них, потребуется время. Основой для избавления должно быть реальное партнерство на основе реального (подчеркиваю это слово) взаимного уважения. Мы уважаем и поддерживаем развитие демократических процессов в России и ждем такого же понимания по отношению к себе. Нормальные отношения между двумя сторонами зависят от каждой из них.

- Эстонские и российские масс-медиа активно комментировали ваше высказывание о том, что Россия должна выплатить компенсацию жителям Эстонии, пострадавшим во время сталинских репрессий. Поясните, пожалуйста, что вы имели в виду и как это согласуется с вашими словами о необходимости налаживания добрососедских отношений.

- Я имел в виду конкретных людей, пострадавших в ходе репрессий. О готовности к подобного рода компенсациям российское руководство в последнее время неоднократно заявляло официально. Насколько мне известно, подобные договоренности у России достигнуты с Польшей и рядом других стран. Германия выплачивает компенсации жертвам гитлеровских преступлений, Россия объявила о компенсациях жертвам сталинизма, в частности по отношению к гражданам других государств.

Глобальные мозги

- Как вы оцениваете нынешнюю экономическую ситуацию в Эстонии? И чем в этой области политика возглавляемого вами правительства отличается от курса предшествовавшего кабинета?

- Экономика Эстонии является частью всемирной, и логично, что процессы, происходящие в мире, влияют на нее. Если оценивать ситуацию в целом, то я бы назвал ее благоприятной. В экономической политике мы намерены продолжать то, что делалось предшественниками и оказалось довольно успешным. Это прежде всего либерализация экономических отношений и стабилизация экономической среды. Один из важнейших рычагов - свободная торговля, а второй - благоприятная налоговая политика и развитие правовой системы, которая защищает интересы всех участников экономических отношений.

Но в экономике необходимо создавать такие условия, чтобы люди меньше работали руками и больше - мозгами. Это стратегическое направление нашего развития. Правительство должно больше уделять внимания вопросам образования, науки, которые играют определяющую роль в разработках и применении высоких технологий. Какие конкретно секторы образования и науки нуждаются в первоочередных финансовых "вливаниях" при содействии государства - это нам еще предстоит определить. Необходимо также создавать такие условия, чтобы предприятия больше средств инвестировали в развитие производства.

Мы реализуем в парламенте рекомендации наших партнеров по коалиции о снижении подоходного налога с физических лиц. И в течение трех лет поэтапно он будет с нынешних 26% доведен до 20 (по 2% в год). На наш взгляд, это поможет стимулировать работников трудиться более качественно, даст реальный рост доходов населения, увеличит платежеспособный спрос на товары и услуги. Есть такое понятие - "утечка мозгов". Мы хотим создать такие условия, чтобы, образно говоря, этот процесс шел в обратном направлении. То есть не только сохранить тех высококвалифицированных специалистов, которых Эстония готовит у себя, но и сделать экономическую атмосферу в стране привлекательной для "притока мозгов" извне.

- Кстати, когда Эстония пришла к этому, эксперты высказывали опасения, что ваша страна станет "переманивать" у них инвесторов. Вас это не смущает?

- Вопрос, конечно, актуальный. Сейчас, как вы знаете, ведется серьезная дискуссия о полномочиях Европейского союза при формировании единой экономической политики. И Эстония будет защищать свои интересы, например, в том, чтобы очень точно определялась компетенция национального государства и ЕС в налоговой политике. В Евросоюзе существует свободный внутренний рынок труда, который станет еще более свободным после вступления в ЕС новых членов, и Эстонии в том числе. И было бы логично, чтобы налоговая политика оставалась в рамках полномочий каждой страны, потому что налоги - это государственная прибыль, от которой зависят возможности проведения внутренней политики, определяемой гражданами данного государства на выборах. Так что формирование всей налоговой политики не может быть в полномочиях Евросоюза, по-моему, это было бы недемократично. Что же касается различного рода акцизов, налога с оборота и тому подобных сборов, то принципы их должны определяться на уровне Евросоюза. Но размеры, способ взыскания - опять-таки в компетенции отдельных государств. Такой подход к проблеме Эстония намерена отстаивать. Это поможет сохранить самобытность каждой страны в отдельности.

Континент Европа

- Вы еврооптимист или евроскептик?

- Для меня большую ценность представляют европейские традиции в области прав человека, уважения демократических свобод и суверенитета государств, европейская культура и цивилизация, к которым народ Эстонии тяготеет на протяжении многих веков своего существования. За последние 10 лет республика серьезно продвинулась в этом направлении, и мы будем продолжать свое развитие в соответствии с европейскими принципами свободы и демократии. Но я против того, чтобы эти принципы формализовались, чтобы на первое место выдвигалась "брюссельская бюрократия".

Конечно, вообще без бюрократии не обойтись. Европа сегодня все-таки самый развитый континент в мире, но ей приходится участвовать в глобальной конкуренции - с США, с Азией... И если бы не было Европейского союза, то неизвестно, как бы развивалась эта конкуренция. А для успешной координации действий необходимы единые бюрократические органы, такие как Европейская комиссия, Европарламент и т.п.

С точки зрения малых государств, такой большой бюрократический аппарат кажется иногда излишне громоздким и медлительным. Эстония, в силу своих небольших размеров, может принимать решения, касающиеся ее внешнеполитических и экономических связей довольно быстро. Но в глобальном смысле, повторяю, порой ради соблюдения демократических принципов и учета общих интересов приходится поступаться некоторой частью суверенитета. И в этом смысле я больше еврооптимист. Но политики должны исходить не из эмоций, а из государственных и национальных интересов и в первую очередь защищать их.

- Некоторые эксперты предупреждают, что процесс присоединения к ЕС для новых стран-членов при очевидных выгодах может обернуться стагнацией во многих отраслях экономики. Например, для Эстонии, чье сельское хозяйство до сих пор в значительной степени ориентировано на Россию и страны СНГ, это довольно серьезная проблема.

- Да, такие опасения высказываются. Но в Европе ведутся активные дискуссии о принципах компенсационной экономической политики, и не исключено, что будут выработаны механизмы ее реализации. В любом случае, нам будет легче преодолевать возникающие трудности в составе единой Европы.

- В России сейчас дискутируется вопрос о необходимости выработки и реализации государством промышленной политики. Необходима ли такая программа для развития экономики страны, в частности Эстонии?

- Вряд ли когда-нибудь эстонское государство будет выступать в роли собственника промышленных предприятий и участника коммерческой деятельности. Но его роль - определить, как можно и нужно соединить нужды экономики и государственные деньги, выделяемые на образование и науку. При этом власть должна знать, какие отрасли экономики будут выгодны для Эстонии в перспективе. То есть задача нашего правительства - заниматься стратегическим планированием в общегосударственном масштабе с учетом глобальных процессов и интересов Эстонии, ее места в этих процессах.

- Какой сегмент экономики Эстонии может стать локомотивом дальнейшего развития?

- В последние годы у нас довольно успешно развивались отрасли, связанные с электроникой и высокими технологиями, но это, к сожалению, слишком малая часть экономики страны. Одна из приоритетных отраслей традиционно - лесная и деревообрабатывающая промышленность, которую предстоит модернизировать и укреплять. Такие традиционные для нас области, как сланцевая энергетика и сланцевая химия, также останутся стратегически важными.

- Существуют ли планы экономической интеграции трех Прибалтийских стран, и как далеко может зайти подобная интеграция?

- У Эстонии торговые отношения активнее развиваются с Финляндией и Швецией, эти рынки для нас сегодня наиболее важны. Хотя в Литве и Латвии нам проще продавать свои товары, да и им, я думаю, тоже легче иметь дело с нами и друг с другом. Но если рассматривать проблему шире, то, например, в энергетике странам Балтии необходимо больше интегрироваться. Акционерное общество Eesti Energia ("Эстонэнерго". - Ред.) выразило готовность принять участие в реконструкции Игналинской АЭС, но пока конкретной информации мало. Многое будет зависеть и от развития энергетического рынка единой Европы и ее отдельных регионов, в том числе Северных стран и стран Балтийского моря, в сотрудничестве с которыми Эстония очень заинтересована.

- В этом контексте неизбежно вновь возникает "российский фактор" - ведь Россия входит в число стран Балтийского моря. В каких экономических областях Эстония "обречена" конкурировать с Россией, а в каких - сотрудничать?

- Мне кажется, мы должны не конкурировать, а развивать взаимовыгодное сотрудничество. Не вижу, в чем мы могли бы жестко конкурировать: слишком велика с точки зрения рынка разница наших экономик. Я больше думаю, над чем мы могли бы работать вместе - это и транзит, и энергетика, и строительство, и многое другое.