Бегущие капиталы

Спецвыпуск
Москва, 24.11.2003
«Эксперт Северо-Запад» №44 (153)
Снижение налоговых поступлений от крупнейших предприятий мотивирует Мурманскую область к поискам новых путей развития

Существует (как, впрочем, почти всегда) два противоположных взгляда на экономическую ситуацию в Мурманской области - пессимистический и оптимистический. Оптимист скажет, что этот регион - едва ли не самый благополучный на Северо-Западе России. "С 1997 года у нас постоянно идет экономический рост, - отмечает вице-губернатор области Владимир Мотлохов (он как раз оптимист). - В период 1997-2002 годов объем промышленного производства в регионе вырос на 23,1%, то есть ежегодный прирост составлял 3-4%. Это весьма значительно". Продолжая свою мысль, Мотлохов подчеркивает, что "еще есть такой важнейший показатель, как объем промышленного производства на душу населения, - так вот, по этому показателю мы занимаем второе место в СЗФО после Вологодской области".

Пессимист же вспомнит провал, произошедший в экономике области год назад, и расскажет о серьезных финансовых проблемах, которые регион испытывает сегодня. Он даст прогноз, кстати - правдоподобный, что в ближайшие годы на этой территории не стоит ждать прорыва. Как выражаются некоторые мурманские эксперты, "дай Бог, чтобы не было хуже". Но в среднесрочной перспективе - и с этой точки зрения стоит быть оптимистами - у области есть возможность добиться значимых экономических итогов. Для этого ей придется, во-первых, реализовать целую серию масштабных проектов и, во-вторых, научиться работать с промышленными холдингами. Пока, в силу неумения региональных властей договариваться с московскими предпринимателями, приход крупного российского бизнеса в область принес ей не меньше трудностей, чем положительных результатов.

Власть тяжеловесов

Как сообщал "Эксперт С-З", по итогам 2002 года в Мурманской области был отмечен спад. Объемы производства в промышленности сократились на 0,6%, на транспорте снижение составило 3%, в сельском хозяйстве - 2%, в строительстве - 12%. Об этом спаде можно было бы забыть, если бы часть причин, его обусловивших, не сохранялась и сегодня. Так, одним из главных "виновников" провала была рыбодобывающая отрасль. Мурманские рыбаки покажут отрицательные результаты и по итогам текущего года: в отрасли накопился ряд нерешенных проблем, о которых давно говорят, но которые не решаются годами. Правда, большинство других отраслей в конце 2003 года будут "в плюсе" и в целом, по прогнозам администрации Мурманской области, объем промышленного производства в регионе увеличится по сравнению с 2002 годом на 2,8%. Но что такое 2,8%, как и те 3-4% в год, о которых чуть выше говорил Владимир Мотлохов? Изменения, находящиеся в пределах статистической погрешности, свидетельствуют скорее о стагнации, чем о прогрессе.

Говоря о причинах стагнации, надо отметить, что основу экономики региона составляет группа крупных промышленных предприятий, прежде всего Кольская горно-металлургическая компания (КГМК) - структурное подразделение "Норильского никеля", ОАО "Апатит", Ковдорский ГОК, Оленегорский ГОК (ОАО " Олкон"), Кандалакшский алюминиевый завод (КАЗ). Большинство из них развивается, но наращивать объемы производства высокими темпами они не могут. Во-первых, если раньше их продукция в основном шла на российский рынок, то теперь - главным образом на экспорт. Соответственно, чтобы увеличить объем производства, им надо создать для своих товаров новый канал сбыта на Западе, чего порой добиваются годами. Кроме того, за редким исключением эти предприятия - сырьевые, добывают полезные ископаемые на территории Мурманской области и занимаются их первичной переработкой. Природные ресурсы имеют свойство иссякать и, если резко увеличить обороты, в будущем добывать будет нечего - предприятия, построенные на месторождениях, придется закрывать. Словом, существуют объективные препятствия для значительного роста объемов производства мурманских компаний. Но даже если бы этих препятствий не было, регион не может держаться только на "тяжеловесах", сохранившихся с советских времен. Должны появляться новые компании разного профиля, чего практически не происходит.

Впрочем, сравнительно низкими темпами промышленного роста проблемы Мурманской области не исчерпываются. Главная беда в том, что производство перестало давать региону значимую финансовую отдачу.

Групповая экономика

За 9 месяцев текущего года план по доходам мурманского областного бюджета не выполнен, причем отставание от спланированных показателей составляет чуть меньше 10%, что весьма значительно. В беседах с корреспондентом "Эксперта С-З" финансисты региональной администрации отмечали, что ждать изменения ситуации в ближайшие месяцы не приходится.

Сегодняшние сложности с бюджетом не стали для региональных чиновников сюрпризом: поступления налоговых отчислений в бюджет области снижаются достаточно долго и неотвратимо. По словам первого вице-губернатора Сергея Никитаева, "платежи основных налогоплательщиков области - предприятий "Норильского никеля" в лучшее время, то есть в 2000 году, составляли примерно 25% нашего консолидированного бюджета. Сейчас же их доля снизилась до 12,5%". Доля Ковдорского ГОКа, продолжает вице-губернатор, уменьшилась за последние годы в четыре раза, и этот список можно продолжать - большинство предприятий стали платить меньше, что отчасти связано с их структурой собственности.

Сырьевая ориентация области имеет свои плюсы и минусы. К минусам можно отнести то, что ресурсы, добываемые в Мурманском регионе, приносят основную прибыль другим территориям - тем, где это сырье проходит глубокую переработку. Плюс - интерес к области российских инвесторов. Отечественный капитал присматривался к мурманским компаниям с начала 1990-х годов, и некоторые из них за последнее десятилетие успели несколько раз сменить владельцев. Так, контрольный пакет Кандалакшского алюминиевого завода сначала перешел к московской компании " Траст-Консалт", а после ее слияния с холдингом "СУАЛ" последний стал главным акционером КАЗа. Весьма интересна история акций Оленегорского ГОКа. Их крупный пакет был куплен московским банком " Еврокосмос", затем бумаги перешли к бывшему министру экономики РФ Андрею Нечаеву, который, в свою очередь, продал их мурманскому предпринимателю средней руки Василию Пимену. Далее владельцем этого пакета стали структуры, управляемые Олегом Дерипаской, а параллельно акции комбината консолидировала "Северсталь", которая и является сегодня главным владельцем предприятия. Споры, связанные с тем, кому и как "рулить" Оленегорским ГОКом, периодически вспыхивают до сих пор.

Так или иначе, к данному моменту почти все крупные компании области вошли в состав национальных промышленных групп. Основные собственники региональных предприятий - холдинги "СУАЛ", "Северсталь", "ФосАгро", входящий в группу МДМ "ЕвроХим" и "Норильский никель". Войдя же в состав групп, некоторые мурманские предприятия поменяли "прописку" - зарегистрировались в других городах, в результате чего часть налоговых потоков "сбежала" за пределы области. "Ряд так называемых трейдеров, которые получают и продают продукцию, произведенную в нашем регионе, зарегистрированы не в Мурманской области, - говорит Сергей Никитаев, - что негативно сказывается на ее финансовых результатах". Впрочем, и те предприятия - структурные подразделения холдингов, которые никуда не "сбежали", по словам Никитаева, "успешно минимизируют налоги: в финансово-промышленных группах работают очень хорошие финансисты".

Безусловно, нельзя утверждать, что приход российского капитала в область обернулся только отрицательными последствиями. "СУАЛ каждый год выделяет нам средства на реализацию инвестиционных проектов, прежде всего на строительство газоочистных сооружений, - отмечает, например, заместитель генерального директора КАЗа Владимир Оксин. - Он также инвестировал средства в обновление литейного оборудования, наладил поставку сырья на наш завод - словом, за СУАЛом чувствуешь себя уверенно. Сегодня не очень большому заводу, как наш, самостоятельно выдержать конкурентную борьбу было бы невозможно". Сходные оценки дает генеральный директор Оленегорского ГОКа Виктор Васин: "Нас бы в любом случае кто-нибудь купил, и очень хорошо, что владельцем контрольного пакета стала "Северсталь", а не какой-нибудь банк. "Северсталь", как металлургический холдинг, заинтересована в развитии сырьевой базы, которую создаем в том числе и мы, так что у нас с главным собственником получается эффективное сотрудничество".

Надо отдать должное мурманской администрации: она тоже видит положительные стороны работы в регионе крупного российского капитала. "Холдинги развивают свои предприятия, и слава Богу, - говорит Никитаев. - Другое дело, что бюджету области от этого развития, как выясняется, не холодно - не жарко".

Закон суров

Представители компаний, входящих в группы, отрицают, что они виноваты в проблемах областного бюджета. Так, по словам управляющего филиалом "ЕвроХима" в городе Ковдор (Ковдорского ГОКа) Николая Ганзы, цифры, в соответствии с которыми его ГОК стал платить значительно меньше налогов, неправильно посчитаны. "Когда финансисты нашего предприятия и областной администрации, сев рядом, все еще раз тщательно просчитали, то выяснилось, что правильны данные ГОКа. По этим данным, в 2001-2003 годах совокупный объем отчислений предприятия в бюджеты и внебюджетные фонды остается стабильным". Впрочем, пересчет нескольких показателей не меняет общую ситуацию в области. Внимательнее стоит прислушаться к следующему замечанию Николая Ганзы: "В последние годы, наверное, в каждом втором выступлении членов правительства из экономического блока говорится о необходимости снижения налогового бремени. И вот снизили налог на прибыль, отменили налоги на содержание объектов жилищно-культурной сферы и на пользователей автодорог, ввели регрессивную ставку единого социального налога. Конечно, все это сказывается на региональных бюджетах".

Действительно, в Мурманской области усилия холдингов по минимизации налоговых платежей совпали с общим для всей страны снижением объема налогов и, кстати, с изменением правил их начисления. Сергей Никитаев отмечает, что "теперь предприятия относят к издержкам то, что еще недавно относить к ним было нельзя, - мы и на этом потеряли". Также нельзя сбрасывать со счетов то, что бюджетные потоки все ощутимее распределяются в пользу федерального центра, то есть все меньше отчислений предприятий поступает в казну областей и муниципалитетов. Видимо, этот регион - в силу ограниченной способности его чиновников договариваться с крупным российским капиталом - стал одним из первых, остро ощутивших трудности, связанные с новыми "налоговыми реалиями". Иными словами, работающие в области крупные компании действуют по закону и не более того, а закон сейчас суров к субъектам РФ. Соответственно, Мурманску придется стать одной из первых российских территорий, которая начнет адаптироваться к изменившейся ситуации, искать новые пути развития.

Нефть минус затраты

Выше отмечалось - чтобы развиваться в условиях снижения налоговых поступлений, области предстоит реализовать целую серию проектов. Самыми первыми, по-видимому, должны стать те из них, которые направлены на снижение затрат регионального бюджета. Сергей Никитаев относит к числу таких проектов добычу газа и его транспортировку через территорию региона: "Если бы газовая труба в ближайшее время прошла через Мурманскую область, мы бы совершили рывок, потому что пока практически весь регион живет на привозном мазуте, что очень дорого обходится". По-видимому, не менее важно провести реформу ЖКХ и здравоохранения - хотя бы на том уровне, которого можно достичь в отдельно взятом субъекте РФ. Не обойтись и без реализации программы переезда "избыточного" населения в другие регионы России. Пока приходится содержать в условиях Крайнего Севера достаточно большие города с их растянутой инфраструктурой, возникновение дыр в областном бюджете неизбежно. Гораздо рациональнее перевести по крайней мере часть предприятий на вахтовый метод. Стоит вернуться к упомянутой выше добыче газа - она важна не только как социальный проект, но и как инвестиционный, направленный на появление в области новых предприятий и, соответственно, получение новых налогов. О разработке шельфовых месторождений газа и, кстати, нефти в регионе говорят давно, но пока безрезультатно. Чиновники областной администрации обнадеживают. "Мы с представителями российского Министерства природных ресурсов рассчитываем, - отмечает Владимир Мотлохов, - что в 2004 году на шельфе начнется бурение параметрической скважины для подтверждения наличия там углеводородного сырья. По оценкам, его запасы составляют более 100 млн тонн". Если разведка даст положительные результаты, то, по мнению Мотлохова, скоро в регионе будут добывать нефть и газ, "поскольку планируется участие в разработке этих месторождений федерального бюджета, то есть не возникнет серьезных проблем с финансированием". Кстати, генеральный директор Мурманского морского пароходства Александр Медведев, который внимательно следит за всеми проектами, способными увеличить загрузку его компании, тоже настроен оптимистично. "Я не ожидаю, конечно, быстрой разработки шельфовых месторождений, - сказал он корреспонденту "Эксперта С-З". - Но думаю, к 2009 году там уже начнется коммерческая добыча углеводородов".

К этому сроку или чуть позже в Мурманской области может начаться и добыча материковых полезных ископаемых - платиноидов, баритов, золота. Как говорит Мотлохов, "мы будем вкладывать средства областного бюджета в геофизические исследования и поисково-оценочные работы на месторождениях нетрадиционных ресурсов. Потом продадим геологическую информацию инвесторам - и наши вложения окупятся. Когда инвесторы начнут добычу, область опять же выиграет, благодаря появлению новых предприятий и, соответственно, налогов".

Наконец отдельная тема - транспортный комплекс области. Как считает Владимир Мотлохов, и с ним можно согласиться, перевозки могут стать новой стержневой компетенцией региона. Прежде всего речь идет о транспортировке сибирской нефти через Мурманский морской порт в Европу и США. Собственно, по территории области уже сейчас транспортируется нефть компании "ЮКОС" - углеводородное сырье перевозится по железной дороге из Сибири до Кандалакши, в порту Витино перегружается на малые танкеры и следует по Белому морю до Мурманского морского порта, где снова перегружается - уже на большие танкеры - и направляется, например, в Роттердам. Как видим, это долгий и из-за множества перегрузок достаточно дорогой путь. Поэтому около года назад консорциум российских нефтяных компаний (подробнее см. "Эксперт С-З" 3 от 27 января 2003 года) заявил о намерении проложить через Мурманскую область трубопровод. При реализации этого проекта объемы перевалки нефти по территории региона возросли бы многократно. От самой "трубы" регион, правда, много не получит, но появятся новые предприятия, которые будут ее обслуживать, и новые рабочие места в мурманском порту. А рабочие места - это подоходный налог.

Поскольку решение о строительстве нефтепровода будет приниматься федеральным правительством, успешная реализация этого проекта зависит во многом от политических обстоятельств. В связи с арестом Михаила Ходорковского они заметно ухудшились: предприниматель был одним из наиболее активных лоббистов "мурманского" трубопровода. Впрочем, в регионе говорят, что проект все равно будет реализован, поскольку, как отмечает Александр Медведев, "альтернативы ему нет: у портов на Балтике - ограниченная пропускная способность, и путь оттуда в западные страны лежит через узкие проливы. А в Мурманске судно выходит из порта и сразу попадает в открытый океан - можно спокойно идти в любом направлении. Кстати, морская дорога из Мурманска в США на четыре-пять дней короче, чем из Петербурга". Во всяком случае, региональный бизнес всерьез готовится к появлению "трубы" - то же Мурманское морское пароходство, по выражению Медведева, "переориентируется с сухогрузного флота на нефтеналивной".

Таким образом, у Мурманской области есть шанс (хотя его и непросто будет реализовать) через пять-шесть лет перейти от стагнации к росту. Ближайшие же несколько лет будут трудными - новых заметных источников поступления налогов за это время точно не появится.

Мурманск - Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама