Лекарство хуже болезни

Пятый угол
Москва, 12.07.2004
«Эксперт Северо-Запад» №26 (183)
Возобладавший на всех уровнях российской власти "силовой" стиль, с его грубой простотой методов и решительностью в их применении, оказывает все более негативное влияние на развитие регионов и страны в целом

В дипломной работе студентки Санкт-Петербургского государственного университета, выпускницы 2004 года, я прочел, что одним из самых распространенных сейчас неологизмов русского происхождения в португальском языке является слово "силовик", интерпретируемое в семантической связи со старым русизмом "КГБ". Общественное сознание португальцев (впрочем, по-видимому, и других народов западных стран) точно уловило главную особенность стиля нынешней российской власти. У этого стиля, очевидно привнесенного во властные структуры представителями правоохранительных ведомств, три отличительных свойства: брутальная простота методов решения проблем, решительность в применении этих методов и, как результат, негативные последствия всего этого для экономики страны.

Недавно проведенный Ассоциацией менеджеров и ИД "Коммерсантъ" традиционный опрос предпринимателей (участвовали 127 топ-менеджеров и руководителей ведущих российских компаний) показал, что 67,3% из них считают нынешнюю ситуацию в российском банковском секторе кризисной. И немудрено. Один за другим падают известные российские банки. Причина происходящего, по мнению 57,2% опрошенных бизнесменов, - "топорность работы отдельных чиновников по борьбе с недобросовестными банками, которая вызывает общее недоверие к банковской системе в целом".


Владимир Грязневич

Вариант ответа, с которым согласилось большинство, сформулирован весьма точно - именно "топорность работы", а не "несправедливые преследования". Стиль власти, а не направленность ее действий. Никто не спорит, что с недобросовестными надо разбираться, но предлагаемое простое лекарство хуже самой болезни - если недобросовестные банки тормозят развитие банковской системы, то топорные методы борьбы с ними эту систему и вовсе разрушают.

Вместо ущучивания нарушителей за их главные прегрешения, ЦБ предъявляет им примитивные формальные претензии, которые можно адресовать любому банку страны. В результате финансовые институты перестают доверять друг другу, как следствие - кредитовать друг друга на "межбанке", из-за чего ликвидность уменьшается и банки начинают "валиться". Такой же, в принципе, механизм сработал и при обвале российского фондового рынка, когда "топорные методы уничтожения" стали применять к компании "ЮКОС" (вместо того, чтобы ограничиться разбирательством с главными акционерами). В результате обесценились сбережения миллионов россиян, вложивших деньги в фондовый рынок. Эти методы резко увеличили и отток капиталов из России: за первое полугодие, по предварительным данным ЦБ, - вдвое больше, чем за весь прошлый год, когда власть воевала только с акционерами "ЮКОСа".

Топорные методы начинают преобладать в социально-экономической политике властей. Правильная, в принципе, идея монетаризировать льготы населения опошлена грубым исполнением - вместо адекватной денежной компенсации народу подсовывают примитивное урезание социальной поддержки, от которой пострадают как раз самые незащищенные слои. Принцип адресности льгот, подразумевающий индивидуальный подход к социальной помощи гражданам (в зависимости от реального положения конкретного человека), подменен примитивной монетаризацией уравниловки, которая как была, так и осталась (причем чиновники не потрудились даже провести более детальные расчеты компенсаций по каждой категории льготников). Вполне разумное перенесение основной ответственности за социальную поддержку от центра на регионы федеральная власть затруднила очередным перераспределением в свою пользу налоговых поступлений.

К сожалению, модный стиль постепенно усваивают и власти регионов. В этом номере мы публикуем статью "Фискальное фиаско", где рассказывается о негативном и для бизнеса, и для бюджета Калининградской области примитивно-фискальном подходе местной администрации к налоговой политике. Все больше примеров применения подобного стиля мы наблюдаем и в политике администрации Петербурга. Главную проблему экономического развития города - дефицит пятен под застройку администрация пытается решить по-простому. Комитеты в рамках своей узкой компетенции изобретают примитивные схемы. Комитет по строительству не придумал ничего лучшего, как развивать жилищное строительство на окраинах, что неудобно как покупателям жилья, так и городу, ибо приводит к растягиванию коммуникаций, требует больших затрат на их создание. Комитет по инвестициям, озабоченный развитием гостиничного сектора, насобирал несколько десятков адресов для размещения гостиниц, при этом не удосужился посоветоваться ни с главами районных администраций (которые высказали на заседании правительства обоснованные претензии к представленному перечню адресов), ни с коллегами из смежных комитетов.

В свое время Егора Гайдара и Анатолия Чубайса тоже обвиняли в деструктивной брутальности и простоте. Однако тот радикализм был оправдан - страна в те времена стояла на грани экономического коллапса: в начале 1992 года запасов хлеба оставалось всего на несколько дней, а директорский корпус вместо реструктуризации своих госпредприятий продолжал работать "на склад" в ожидании госзаказов. Сегодня экономика России, наоборот, растет (по крайней мере, пока) и необходимости в решительной простоте не видно. Более того, она способна даже ухудшить ситуацию, ибо (прошу прощения за очередной повтор) "простые решения в сложных случаях всегда приводят к катастрофе" (Владимир Бланк).

Новости партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №26 (183) 12 июля 2004
    ЛПК
    Содержание:
    Реклама