Головокружение от успеха

Петербургская администрация чрезмерно увлеклась переманиванием крупных налогоплательщиков из столицы и других регионов. Планируемые сверхдоходы могут вернуться в Москву, а головокружение от успеха – смениться головной болью

Одна из главных PR-акций петербургской администрации, связанная с переездом в город на Неве крупнейших российских налогоплательщиков, стала приносить первые плоды. Уже в прошлом году благодаря перерегистрации компаний-гигантов городской бюджет дополнительно получил, по предварительным оценкам, несколько миллиардов рублей. В новом году сообщения о переводе головных офисов крупных компаний и банков в Петербург стали уже поступать буквально в еженедельном режиме.

Вторая по активам и капиталу кредитная организация страны, Внешторгбанк, после получения юридического адреса в Северной столице оставит без части своих налоговых отчислений Москву, ведущая российская нефтехимическая компания «СИБУР» – Салехард, один из крупнейших авиаперевозчиков, «Трансаэро», – Орел. Ранее «ЛУКОЙЛ» сконцентрировал весь основной бизнес на Северо-Западе в специально созданном петербургском ООО «ЛУКОЙЛ-Северо-Западнефтепродукт». В очереди на получение петербургской прописки – «Совкомфлот», структуры «Роснефти» и «Транснефти», а также создаваемая «Газпромом» на базе купленной «Сибнефти» компания «Газпромнефть». Появление в Петербурге этих налогоплательщиков увеличит городскую казну на 8-10 млрд рублей (5,5-7% от запланированных на текущий год поступлений в бюджет).

Эта активность, как и любая другая, имеет оборотную сторону. Никто не вспоминает, например, о том, что петербургское АО «Северо-Западный GSM» давно стало филиалом московского «МегаФона»; «Электросила», Ленинградский металлический завод и Завод турбинных лопаток – филиалами «Силовых машин», ГУП «Октябрьская железная дорога» – филиалом «Российских железных дорог». Утратив формальную самостоятельность, эти предприятия (а все они входили в когорту крупнейших городских налогоплательщиков) стали перечислять в петербургский бюджет несколько меньше, чем могли бы в своем прежнем статусе. Иначе говоря, город пока не столько зарабатывает на новых налогоплательщиках, сколько компенсирует ранее выпавшие доходы.

Что, впрочем, тоже хорошо. Москва, бюджет которой в три с лишним раза превышает петербургский, потери нескольких налоговых резидентов почти не заметит (для столицы это всего 1-2% бюджетных доходов), а Петербургу – благо. Не случайно чиновники московской мэрии не ропщут. Во-первых, знают, на каком уровне петербургский губернатор Валентина Матвиенко решает вопросы перерегистрации крупных компаний (особенно государственных). А во-вторых, не так уж высока для столицы цена вопроса.

Но петербургскую администрацию поджидают, на мой взгляд, две опасности. Первая – бездарно проесть невесть за какие заслуги свалившиеся деньги. Петербург – и без того не бедный по российским меркам город, и уровень его бюджетного потенциала едва ли уступает московскому. Петербургский бюджет-2005 формировался полтора года назад исходя отнюдь не из пессимистических прогнозов развития городской экономики, но в течение года умудрился «потяжелеть» в доходной части на 15,8 млрд рублей (13,9%), позволил досрочно погасить крупнейшее внешнее заимствование (кредит Всемирного банка в 17,5 млн долларов) и все равно был исполнен не с дефицитом в 7,45 млрд рублей, как планировалось, а с профицитом в 6 млрд рублей. Таким образом, у городских властей и без новых налоговых резидентов уже сформировалась «кубышка», по образу и подобию стабилизационного фонда Минфина.

Только вот задач макроэкономического регулирования петербургская «кубышка» не решает и потому может быть смело потрачена. Вопрос лишь – на что. Разумеется, деньги никогда не бывают лишними, и возникает много соблазнов: повысить размер социальных выплат, стимулировать развитие малого предпринимательства, «помочь» федеральному бюджету в финансировании дамбы, кольцевой автодороги, метрополитена и т.п. А между тем амбициозная, но вполне реальная «Программа социально-экономического развития Санкт-Петербурга на 2005-2008 годы», ставящая целью приблизить стандарты жизни в мегаполисе к европейским, ни в прошлом, ни в нынешнем году не нашла в полной мере отражения в бюджетной политике города (см. «Эксперт С-З» №46 от 5 декабря 2005 года, «Отложенный рекорд»). Тогда как главная ценность этого документа заключается в том, что он системно решает самые разные задачи (экономического роста, развития инфраструктуры, социальные и др.).

Вторая опасность, еще более суровая, грозит ни много ни мало потерей «кубышки» – из-за очередного изменения правил игры со стороны федеральной власти. Директор департамента межбюджетных отношений Минфина Антон Силуанов заявил в ноябре, что его ведомством разрабатываются предложения по введению с 2007 года так называемых отрицательных трансфертов для регионов-доноров. Эта система запущена в 2006 году в рамках реформы местного самоуправления и касается поселений с уровнем бюджетной обеспеченности, в два и более раза превышающим средний уровень по субъектам РФ. У таких поселений районный муниципалитет изымает половину разницы между доходами бюджета и двукратным средним по региону уровнем бюджетной обеспеченности, направляя эти средства на поддержание поселений с дефицитным бюджетом. Ту же модель Минфин планирует распространить и на отношения центра с регионами.

То есть сейчас регионы-доноры «спонсируют» всю остальную Россию косвенно: их налоговые резиденты перечисляют в федеральную казну средства, из которых формируются фонды поддержки субъектов РФ. Регионы-доноры просто не получают трансферты из таких фондов, и не более того. Новая схема дополняет косвенное субсидирование прямым – богатые субъекты РФ начнут делиться с бедными еще и «сверхприбылью». Отсюда и понятие «отрицательный трансферт».

Это, конечно, пока не более чем предложение Минфина, но, будучи реализованным, оно нанесет серьезный удар по планам Матвиенко. Хотя, как часто бывает в жизни, нет худа без добра: возможно, петербургская власть все-таки сделает ставку на создание стимулов для развития собственного бизнеса и реализацию давно утвержденных городским правительством реформаторских программ.