Обратная интервенция

Культура
Москва, 12.03.2007
«Эксперт Северо-Запад» №10 (312)
Большинство реализуемых в России иностранных кинопроектов ориентированы на российского зрителя. Российско-американская кинокомпания SVAROG FILMS International собирается создавать продукт для международного проката

Крупные западные кинокомпании давно оценили преимущества инвестирования в производство кино на территории России. Первый совместный проект в этой сфере был реализован еще в 2002 году, когда американская Sony Pictures и российская «АМЕДИА» заключили договор о создании телесериала «Бедная Настя». В конце прошлого года о планах производства кино в России объявила корпорация The Walt Disney Company.

Недавно в Петербурге появился еще один совместный проект – российско-американская кинокомпания SVAROG FILMS International, учредителями которой в равных долях являются Ambela Films и «СВАРОГ ФИЛЬМ». В отличие от своих предшественников, ориентированных на удовлетворение запросов российского зрителя, новая кинокомпания собирается осуществлять интервенцию в обратном направлении и создавать продукт для международного проката. Подробностями проекта поделился с корреспондентом «Эксперта С-З» генеральный директор «СВАРОГ ФИЛЬМа» Николай Суслов.

– Как будут финансироваться совместные картины?

– Мы собираемся запускать от четырех до шести проектов в год со средним бюджетом 12-15 млн долларов. Мы, разумеется, заинтересованы в том, чтобы большую часть денег находить в Штатах, поскольку там деньги дешевле. Возможность привлекать дешевые деньги является одной из базовых идей нашего проекта. Дело в том, что их можно получить только в так называемых фондах взаимного кредитования кино, которые находятся в Америке. Доступ к ним имеют только американские продюсеры. Однако в этих фондах нельзя набрать весь бюджет фильма, хотя бы четверть суммы необходимо привлекать со стороны. По такой схеме финансируются все кинопроекты в США. Поэтому часть денег будем предоставлять мы.

– Названные вами бюджеты не очень велики по американским меркам. За счет чего будет обеспечиваться низкая себестоимость картин?

– За счет того, что снимать их будем мы. Мы можем снимать кино минимум на 30% дешевле, чем американцы, и практически с тем же уровнем качества. Это связано даже не с дешевизной рабочей силы. Например, зарплаты основных членов съемочной группы в России и в Америке уже вполне сопоставимы. Но у нас нет профсоюзов и у нас нет таких грандиозных налогов, как в Штатах. И нет обязательных платежей за проведение съемок в определенных точках. Сколько стоит, например, перекрыть на два часа Мэдисон авеню в Нью-Йорке и сколько стоит перекрыть Невский проспект в Петербурге? Суммы отличаются в разы и даже на порядки. Просто наше государство пока еще не придумало себе такого вида бизнеса. У нас, образно выражаясь, можно договориться за ящик пива с гаишниками.

– Речь идет действительно о совместной работе или о производстве американского кино на российских мощностях? Какова будет роль российских специалистов в творческом процессе?

– Мы будем снимать кино, которое предназначено для международного проката. Соответственно, это будет англоязычное кино. Только такое кино пользуется спросом в международном прокате. Что касается роли российской стороны, то в творческом составе из американцев будут присутствовать только режиссер-постановщик и оператор-постановщик. Плюс один или два американских актера. Продюсирование будет совместным. Ведь что такое работа продюсера? С одной стороны, это поиск денег, с другой стороны, это поиск проекта. В части поиска проектов мы будем полностью равноправны с нашими партнерами.

– Многие говорят о том, что спрос на российском рынке далеко не удовлетворен. Зачем ориентироваться на западный кинорынок, который работает в условиях жесткой конкуренции?

– Действительно, российский рынок насыщен отечественными фильмами от силы на 20%. Но при этом у нас, к сожалению, нет как такового кинобизнеса, нет правил игры. Если я сниму кино с производственным бюджетом 3 млн долларов, то мне придется вложить еще как минимум столько же в организацию рекламной кампании. Дальше нужно будет договариваться с прокатчиками, а в этой сфере у нас – полная вкусовщина. В России есть пять-семь человек (в основном руководители центральных телеканалов), которые определяют, что хорошо в кино, а что – плохо. В таких условиях привлечь инвестиции довольно сложно, поскольку я ничего не могу гарантировать инвестору.

– Но ведь продюсерский бизнес в принципе малопредсказуем. Разве в США продюсер может гарантировать прибыльность проекта?

– В США продюсер имеет дело пусть и с рисковыми, но объективными факторами. Привлекая деньги, он может за них отвечать. В мире за год снимается порядка 3 тыс. фильмов, которые могут претендовать на коммерческий успех. Из них один-два, типа King Kong или Titanic, приносят сотни миллионов долларов прибыли. Но эти фильмы бизнес не делают, они делают PR. Бизнес делают все остальные 2999 фильмов, которые, собственно, и составляют кинорынок. Существует некая безопасная зона, попасть в которую можно при соблюдении определенных условий. Главное из них – наличие звездных актеров. Если в вашем фильме снимается звезда из первой сотни, то сбыт ему обеспечен. Существует, грубо говоря, 50 стран – участниц рынка. В году – 365 дней. Одна звезда снимается в одном – максимум в двух фильмах в год. На каждый фильм звезд не хватит, поэтому картину, в которой снимается звезда, все равно купят. Другой вопрос – за сколько. Здесь определяющим фактором является бюджет: если вы снимаете фильм за 5-7 млн, его купят за одну сумму, если за 10-12 млн – за другую. Но купят в любом случае. В этой ситуации я могу гарантировать инвестору, что он ничего не потеряет и может заработать с высокой вероятностью.

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №10 (312) 12 марта 2007
    Реформа энергетики
    Содержание:
    Время распутывать

    Чтобы бизнес инвестировал в новые генерирующие мощности, государство должно создать свободный рынок торговли электроэнергией. Вопреки целям реформы российской электроэнергетики, такого рынка в России нет

    Реклама