Над схваткой

Пятый угол
Москва, 26.05.2008
«Эксперт Северо-Запад» №21 (369)
Когда ни суд, ни милиция, ни местные администрации не защищают горожан, измученных уплотнительной застройкой, они ждут заступничества президента. Детская вера российских граждан в доброго царя искоренению не поддается

В происходящих в Петербурге строительных безобразиях горожане чаще всего склонны винить «зеленый и скользкий» бизнес, а заварившие кашу чиновники остаются в глазах обывателей «белыми и пушистыми». При этом далеко не все петербуржцы дают себе труд задуматься, кто в городе за что отвечает. Это неудивительно: на заседания городского правительства или, допустим, специальной комиссии горожан никто не приглашает. Вниманию общественности предлагается итоговый документ под названием постановление правительства с печатью, исходящим номером и подписью губернатора.

По весне обычно оживают строительные площадки города, вместе с ними активизируются горожане, выступающие против уплотнительной застройки. При этом протестанты зачастую выбирают самые простые способы борьбы. Раньше модно было ложиться под бульдозер, а нынче – крушить строительную площадку и обвинять в происходящем конкретного застройщика. Митинги протеста с плакатами в руках и сбор подписей потеряли актуальность. Теперь в моду вошел вандализм – поджог дорогостоящей строительной техники, избиение охранников, сокрушение бетонных заборов.

Когда толпа начинает валить бетонный забор, строители, естественно, пытаются найти защиту у милиции. Однако милиция в войну между протестующими жителями и застройщиками не вмешивается никогда, лишь подбирает раненых. Обращаться за помощью к районной администрации или депутатам – бесполезное для строителей занятие. Власти в конфликтных ситуациях также остаются в стороне. Не стал исключением и нынешний «высокий сезон».

В городе набирает обороты очередной конфликт, связанный с уплотнительной застройкой. В начале мая жители Народной улицы провели акцию протеста, бросив в атаку своих детей. Они сломали забор и времянки, которые строители успели соорудить на огороженной территории будущей стройплощадки. Милиция приезжала, однако, как обычно, отсиделась в служебной машине – от греха подальше. Повторная атака произошла несколько дней спустя. По аналогичному сценарию – в первых рядах пустили детей. Жители окрестных домов пытались защитить полуразрушенный стадион, который формально таковым не считается. На интернет-сайтах люди делились наболевшим. «Я живу напротив этого стадиона! За последние лет десять в нашем микрорайоне застроили все свободные уголки, плюс еще КАД. Дышать стало нечем, поток машин на улице Народной вырос во много раз. Стадион – единственное место, где всегда гуляют дети и проводятся футбольные матчи», – написала одна из женщин.

Действительно, квартальчик образовался малоприятный, а на месте бывшего стадиона (который отчего-то не обихаживали местные власти) должны появиться высотные дома. Три года назад жители уже собирали подписи против строительства, но власти их мнение проигнорировали. Люди уверены, что во всем виноваты строители, которые вовремя успели «дать на лапу кому надо». Считая, что районным и городским властям жаловаться бесполезно, свое новое обращение жители адресуют президенту.

На словах чиновники все как один против уплотнительной застройки. Ее периодически запрещают, но она, словно птица Феникс, вновь оживает. Строители оказываются заложниками ситуации, хотя у любого есть официальное постановление правительства, разрешающее застройку, пакет согласований и готовый проект. Но для жителей это не аргумент. Для властей – аргумент, но неубедительный. Власть дает застройщику права, но не защищает их. Мало того, за несвоевременный выход на площадку застройщику грозит штраф, при этом причины вроде поджога техники или сметания заборов уважительными не считаются.

Уплотнение – мера для застройщиков вынужденная: в обжитых кварталах меньше всего проблем с подключением к инженерным сетям. Редкая строительная компания при этом не имела конфликтов с жителями окрестных домов. Однако большинство компаний старательно замалчивают подобные истории, опасаясь за имидж, а также за продвижение продаж: покупать квартиры в конфликтном доме желающих немного.

Исковое заявление на хулиганов, которые испортили дорогостоящую технику, может только ухудшить положение строителей: если суд приостановит строительство, уложиться в сроки не удастся. Опыт общения застройщиков с Фемидой в основном негативный. Когда «мирная демонстрация» жителей крушит строительную площадку и уничтожает имущество застройщика, большинство судов не усматривает в этих действиях нарушений закона, тем более – посягательства на собственность.

По мнению строителей, любые конфликты вокруг строящихся объектов – явный и дешевый PR. Заказчиками могут быть разные силы, включая депутатов, которые накануне выборов зарабатывают таким образом себе очки, и конкурентов, претендующих на этот же участок земли. Четвертая власть, особенно телевизионщики, любит сюжеты про жителей, которым застройщики не дают нормально жить. Однако ни в одном сюжете ни разу не было сказано о роли администрации в конфликте – эмоциональные оценки, как правило, звучат лишь в адрес несчастных жителей и наглых застройщиков.

Жителям, в свою очередь, тоже вроде как даются права – протестовать в рамках общественных слушаний. Но результаты слушаний власти в расчет не принимают. Они стоят над схваткой, предпочитая невмешательство. Первое время горожане уповали на доброго губернатора. Постепенно вера сходит на нет.

Как известно, выше президента в России – никогошеньки. Поэтому в городе получают распространение новые формы борьбы с уплотнительной застройкой: скверам и детским площадкам, на которые положили глаз застройщики, спешно дают имена президентов – ныне действующего и предыдущего. Простенький способ, но пока действует безотказно. При этом фамилии Горбачев и Ельцин отчего-то не котируются. Но самая крайняя и отчаянная попытка – письмо президенту с жалобой на притеснения (в смысле уплотнение). Больше никто, видно, им не поможет.

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№21 (369) 26 мая 2008
Малый бизнес
Содержание:
Реклама