Время нишевых проектов

Спецвыпуск
Москва, 14.02.2011
«Эксперт Северо-Запад» №6 (502)
Бизнес Республики Казахстан сделал ставку на развитие несырьевого сектора экономики страны

Фото: Christopher Herwig

Экономическая ситуация в Казахстане во многом коррелируется с российскими реалиями. Добыча нефти и газа является бюджетообразующим сегментом экономики, разработки сырьевых месторождений – основными инвестиционными проектами. Осознавая опасность зависимости от «нефтяной иглы», правительство республики несколько лет назад приняло решение развивать несырьевой сектор, и бизнес эту инициативу охотно поддержал. Создание Таможенного союза России, Казахстана и Белоруссии позволило казахстанским бизнесменам более четко оценить свои инвестиционные возможности, однако качественной практической пользы пока не принесло.

В сторону диверсификации

Экспортный потенциал Казахстана имеет ярко выраженную сырьевую направленность и формируется за счет топливного, металлургического и химического комплексов. В структуре экспорта основную долю занимают нефть и нефтепродукты (35%), другие важные товарные группы – цветные (17%) и черные металлы (16%), руда (12%), определенная часть приходится на зерновые культуры (9%). Основная импортируемая продукция – машины и оборудование, транспорт, химическая продукция, минеральное топливо. Структура экспорта-импорта страны из года в год претерпевает изменения в сторону диверсификации деловых связей. Однако доля торговли с традиционными партнерами – странами СНГ и Балтии – по-прежнему велика: около 59% экспорта и до 63% импорта. Основным же торговым партнером остается Россия.

Для продвижения товаров на экспортных рынках, по словам министра индустрии и новых технологий Казахстана Асета Исекешева, обеспечиваются сервисная поддержка экспорта, страхование и торговое финансирование. «В 2010 году впервые запущен инструмент возмещения части затрат экспортеров. Такой механизм поддержки широко практикуется в мире уже более 30 лет. В прошлом году 43 отечественным экспортерам возмещены затраты в размере примерно 1 млн долларов. Государство помогало в экспорте сельхозтехники, нефтегазового и медицинского оборудования, аккумуляторов, трансформаторов, конденсаторов, лекарственных средств в Германию, Польшу, Китай, Индию, Афганистан и страны СНГ», – рассказывает он.

Поступление частных инвестиций, включая иностранные, в несырьевой сектор станет одним из ключевых факторов эффективности принятых в стране экономических программ, уверен Асет Исекешев. При этом в правительстве признают, что работа по привлечению инвестиций в регионах идет неравномерно. «Главы регионов должны решать проблемы действующих инвесторов, знать, в какие отрасли из каких стран привлекать инвесторов. При этом в каждом регионе надо организовать центры индустриализации, которые будут оказывать бизнесу и инвесторам поддержку на системной основе, особенно на селе», – конкретизирует Исекешев.

«В Казахстане ограниченное количество привлекательных проектов для фондов прямых инвестиций, в том числе из-за низкого уровня прозрачности бизнеса», – отмечает председатель правления Kazyna Capital Management Абай Алпамысов. Тем не менее, по его оценкам, из-за снижения доступности долговых инструментов все большее количество предпринимателей готовы к альтернативному финансированию. «Бизнес стал адекватнее оценивать свои активы, а государство предоставляет необходимые инструменты поддержки инвесторов», – считает Алпамысов.

Гладко было на бумаге

Год существования Таможенного союза не изменил положение казахстанских предпринимателей. Интеграция в рамках союза, полагают бизнесмены, – это только некоторое облегчение таможенного оформления при грузоперевозках. Ключевое событие – перенос таможенного контроля на внешние границы государств союза – произошло лишь частично: российско-белорусская таможенная граница исчезла, но российско-казахстанская будет работать как минимум до июля 2011 года. Причины очевидны: Россия намерена не допустить на свою территорию контрабанду и китайский реэкспорт, поступающий через Киргизию. С 1 июля 2012 года члены союза планируют перейти на новую ступень интеграции – создать Единое экономическое пространство (ЕЭП), которое предусматривает свободу перемещения капиталов, товаров и рабочей силы.

Впрочем, противоречия внутри Таможенного союза ставят под сомнение способность трех стран создать ЕЭП. «Поскольку Казахстан – импортозависимая страна, первые месяцы функционирования союза были шоковыми для предприятий малого и среднего бизнеса. Пошлины на ввозимые товары поднялись в разы. В качестве примера могу привести ситуацию, которая сложилась у женщины-предпринимателя, 14 лет завозившей в страну мебель из Малайзии, платившей 15% пошлины на таможне. В январе 2010 года, доставив очередную партию товара, она узнает, что теперь должна платить фактически 500% пошлины», – вспоминает вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей Казахстана Тимур Назханов. «Я не заметил каких-либо серьезных подвижек ни в экспорте, ни в импорте. Да, таможенные органы в регионах рапортуют о росте экспорта. Но это все те же наши сырьевые продукты. Каких-либо прорывных проектов в сфере производства собственной продукции не наблюдается», – утверждает он.

Абсолютные показатели торговли свидетельствуют о гигантском росте: по данным Агентства Казахстана по статистике, внешнеторговый оборот в первом полугодии 2010 года увеличился по сравнению с январем-июнем 2009-го на 40% – на 12,3 млрд долларов. Однако нужно учитывать низкий старт 2009 года. Относительные показатели товарооборота между Казахстаном и Россией изменились в разных пропорциях: российский импорт увеличился на 8,9, казахстанский экспорт – всего на 0,2%.

Поступление частных инвестиций, включая иностранные, в несырьевой сектор станет одним из ключевых факторов эффективности принятых в стране экономических программ

Различия между теорией и практикой

Если низкие ставки таможенных тарифов Казахстан фактически принес в жертву интеграции, тем самым сделав несколько видов бизнеса нерентабельными, то более благоприятный, чем в России, налоговый режим он сохранил. В Астане рассчитывали, что это привлечет в республику российский бизнес, который начнет открывать совместные предприятия с казахстанскими партнерами. «Теоретически мы обладаем определенными преимуществами в рамках Таможенного союза, однако массовой регистрации совместных предприятий я не заметил. Связано это, вероятно, с тем, что до сих пор нет ясности в вопросах налоговой политики на просторах союза и люди попросту выжидают, как будут развиваться события», – размышляет Тимур Назханов. «Не произошло упрощения процедур, сокращения стоимости продукции. На запчасти пошлины увеличились. Это все отражается на стоимости товаров. Плюс проблемы с логистикой. За счет чего мы будем конкурировать – непонятно», – сетует председатель совета Казахстанской ассоциации таможенных брокеров Геннадий Шестаков.

Заведующая отделом экономических исследований Института стратегических исследований при президенте Казахстана Анар Рахимжанова ожидает усиления деловой активности российских компаний в Казахстане в результате ужесточения налоговой политики в России, уточняя, что этот процесс «вряд ли будет массовым и краткосрочным». Вести бизнес в Казахстане действительно выгоднее. Социальный налог здесь составляет 11%, 10% – отчисления в пенсионные фонды, налог на добавленную стоимость равен 12%, а индивидуальный подоходный налог – 10%.

Аналитики Евразийского банка развития рекомендуют бизнесменам из России и Казахстана обратить особое внимание на сельскохозяйственную отрасль. Межрегиональное сотрудничество и интеграционные процессы в агропромышленном комплексе ярче всего проявляются в приграничных областях, где работают совместные предприятия по переработке сельхозпродукции. К примеру, из 27 субъектов РФ, расположенных на границе со странами СНГ, 11 граничат с семью казахстанскими областями. 70% взаимной торговли между Казахстаном и Россией приходится на приграничную торговлю.

Повысить конкурентоспособность

В начале февраля премьер-министр Казахстана Карим Масимов заявил о необходимости улучшить позиции Казахстана в глобальном рейтинге конкурентоспособности Всемирного экономического форума. В 2010 году Казахстан занял 72-е место в этом рейтинге, который учитывает более 10 ключевых экономических факторов, в том числе состояние инфраструктуры, макроэкономическую ситуацию, эффективность рынка, технологическую готовность и инновационное развитие. По сравнению с 2009 годом, когда страна занимала 67-е место в данном рейтинге, ее показатели ухудшились. Казахстан уже давно провозглашал желание попасть в список 50 наиболее конкурентоспособных государств, и спад 2010-го дал повод проанализировать пробелы в экономическом развитии республики.

Требует детализации прежде всего госпрограмма форсированного индустриально-инновационного развития, принятая в 2010 году и рассчитанная на пять лет. Документ предусматривает рост ВВП на 50% от уровня 2008 года, повышение производительности в обрабатывающей промышленности на 50% (в отдельных секторах экономики – на 100%). При этом долю несырьевого экспорта предполагается довести до 40%. По состоянию на декабрь 2010 года программа объединила около 300 проектов общей стоимостью 800 млрд тенге (порядка 5,5 млрд долларов). Основная их часть – предприятия обрабатывающей промышленности в разных отраслях: машиностроении, металлургии, сельском хозяйстве.

В минувшем году в Казахстане запущено несколько индустриальных проектов: металлопрокатный завод Соколовско-Сарбайского горно-обогатительного объединения, предприятие по производству титановых слитков и сплавов в структуре Усть-Каменогорского титано-магниевого комбината, пуск второй очереди Казахстанского электролизного завода. Однако следует заметить, что эти проекты не вызвали качественного и стремительного роста как промышленности в целом, так и обрабатывающей в частности. И приписывать индустриализации успехи в росте экономики на данный момент рано. «Если в период кризиса основная нагрузка легла на государственные ресурсы, то ныне фокус должен перемещаться на развитие частного сектора, который и должен стать основным драйвером, локомотивом развития», – убежден Масимов.

По итогам 2010 года объем промышленного производства в стране достиг 11,8 трлн тенге. «Впервые за последние годы наблюдается ускоренное развитие несырьевого сектора», – констатирует министр индустрии и новых технологий Казахстана Асет Исекешев. В частности, в горнодобывающей промышленности рост производства по сравнению с 2009 годом составил 5,3%, в обрабатывающей промышленности – 18,4, ее доля в промышленности увеличилась до 11,7%. «За девять месяцев 2010 года в Казахстан привлечено свыше 13 млрд долларов прямых иностранных инвестиций, в том числе в несырьевые отрасли – 1,5 млрд, что на 25% больше, чем годом ранее», – отмечает Исекешев. Доля несырьевых товаров в общем объеме экспорта Казахстана в январе-ноябре 2010 года составила 26,6% при плане 28%, что было ожидаемо в связи с повышением спроса и ростом цен на сырье на мировых товарных рынках.

В рамках «Карты индустриализации» из 43 проектов горно-металлургической отрасли с общим объемом инвестиций 1,6 трлн тенге по состоянию на 1 января 2011 года запущено 23 новых производства на 305,5 млрд тенге. Производство продукции машиностроения в минувшем году выросло на 58,6%, в текущем году запланирована реализация 29 проектов общей стоимостью 205,4 млрд тенге.

«В 2010 году в рамках реализации программы индустриального развития начата перезагрузка всей инновационной системы. Приняты программа развития инноваций и межотраслевой научно-технологический план, в котором определены технологические задачи по освоению новых производств, технологий, созданию исследовательских центров, которые дадут четкий ориентир для нашей науки», – объясняет Исекешев. При этом он признает, что часть проектов останутся нереализованными: «Низкий уровень проработки и профессиональной экспертизы проектов, слабая эффективность управления реализуемыми проектами – в результате проекты не получают должной поддержки, вовремя не решаются проблемы, проекты не обеспечиваются необходимыми ресурсами».

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №6 (502) 14 февраля 2011
    Образование
    Содержание:
    Реклама