Мобильный, откройся

Спецвыпуск
Москва, 25.04.2011
«Эксперт Северо-Запад» №16-17 (512)
Тенденция к росту мобильности бизнеса и частных лиц ставит на повестку дня ряд вопросов к игрокам сотовой связи. Общее у них одно – готовы ли мобильные операторы открывать свои сети для сотрудничества с другими игроками?

Иллюстрация: Владимир Басов

Ключевое слово для обсуждения перспектив рынка телекоммуникаций – «мобильность». Речь идет не о телефонии и не о мобильном интернете как таковом. На западных рынках не первый год успешно развивается конвергенция приложений, позволяющая иметь постоянный доступ к рабочим базам данных, почте, программам, в широком понимании – к рабочему месту. Насколько данная тенденция затронула российских потребителей, какие вызовы и вопросы создает повышение мобильности абонентов, обсудили участники круглого стола, организованного журналом «Эксперт Северо-Запад». Основные споры ожидаемо разгорелись вокруг политики мобильных операторов.

Участники круглого стола согласны, что в наличии самого тренда роста мобильности клиентов сомневаться не приходится. «Еще три года назад обсуждалось, что будет драйвером повышения доходов от передачи данных. Одна из идей заключалась в том, что драйвером станут абонентские устройства – они расширят свой функционал и будут полностью привязаны к мобильным сетям. Сейчас мы видим, что ровно это и происходит: коммуникаторы, планшетные компьютеры, iPhon и iPad имеют огромную популярность», – размышляет директор филиала МТС «Северо-Запад» Иван Золочевский. И, как пять лет назад, когда абоненты стали меньше пользоваться домашними телефонами, потому что цены на сотовую связь снизились, мобильный интернет замещает фиксированный.

Создатели решений в сфере программного обеспечения также готовы к изменениям и ориентируются на мобильность клиентов. «Мы проводили свои исследования и пришли к выводу, что при наличии в России 150 тыс. устройств iPad до 10% пользователей формируют запросы к компаниям, создающим софт. Запросы коммерческих структур к мобильным решениям, в частности для работы с системами электронного документооборота, есть, и мы, соответственно, разрабатываем приложения для планшетников (на IOS и Android)», – рассказывает заместитель руководителя бизнес-линии разработки под планшетные устройства компании Digital Design Евгений Макаревич.

Помимо крупного бизнеса, который готов играть с новыми решениями, предоставлять своим работникам корпоративные номера и организовывать для них постоянный доступ к рабочему месту, есть еще и малый бизнес, замечает коммерческий директор «Теле2 – Санкт-Петербург» Наталья Кайгородова. «А он готов пользоваться простыми решениями. Сейчас это в основном голос. И, по большому счету, у таких компаний даже нет желания искать инновационные решения, поскольку в малом бизнесе уровень специалистов – это уровень колледжа. То есть чтобы иметь современное видение, им нужно другое образование», – продолжает она.

Но в случае с развитием мобильности главный фактор движения – не компании, а их сотрудники. Так что это скорее мобильность захлестывает бизнес, а не наоборот. «Жизнь современного молодого человека неотделима от интернета и мобильности. И бизнес, который он начинает, строится исходя из принципов мобильности», – отмечает Иван Золочевский. Вообще, если посмотреть на динамику развития мобильных устройств и сервисов, очевидно, что разрыв между устройствами и сервисами бизнес-класса и рядовыми все меньше. Специфический рынок бизнес-услуг, связанный с мобильностью, явно уменьшается.

Фиксированные: нет угроз – нет и возможностей

Какие изменения в жизнь участников телекоммуникационного рынка вносит этот тренд? Очевидно, что мобильные операторы остаются закрытыми и не позволяют другим игрокам монетизировать тренд вместе с ними. Что порождает и вопросы, и определенные конфликты. В первую очередь это проявляется в их взаимоотношениях с операторами фиксированной связи.

С одной стороны, рост использования мобильных устройств как для голосовой связи, так и для доступа в интернет серьезного урона бизнесу фиксированной связи не наносит. Каких-то серьезных изменений, больших плюсов или же минусов от того, что сеть мобильных операторов наращивает ширину канала, операторы фиксированной связи не видят, рассуждает коммерческий директор «Северен-Телекома» Антон Виноградов: «Можно притянуть проблему ухода мелкого бизнеса к мобильному оператору, но пока она больше надуманная. По факту в любом бизнес-центре 5% клиентов со временем уходят к мобильным игрокам. Но как было их 5%, так и есть и, видимо, будет всегда». И если операторы фиксированной связи будут придерживаться гибкой стратегии, разрабатывать под каждого клиента индивидуальные предложения, давать ему необходимую интеграцию, опасаться оттока клиентов им не придется. «У нас первый отток клиентов в мобильные сети был полтора года назад, когда появилась компания „Йота“. Клиенты ушли, но ровно на шесть месяцев. Потом был массовый отток в связи с кризисом, когда все активно переезжали. Полгода это происходило, потом 80% клиентов вернулись к нам, – вспоминает технический директор „Смарт Телекома“ Юрий Рябоконь. – Сегодня пошла мода на SIP-телефонию, которая также дает мобильность. В нее играют все, даже если у клиента есть стационарное подключение. Но большинство играют недолго, потому что примерно через три месяца после подключения такого любителя взламывают, ему приходят счета за межгород и увлечение заканчивается».

С другой стороны, выход операторов фиксированной связи на мобильный рынок путем создания виртуального сотового оператора (MVNO, который оказывает услуги сотовой связи, арендуя чужие сети), по мнению некоторых участников рынка, искусственно затруднен. «У нас есть своя лояльная клиентская база, с которой выстроены отношения. Это B2B – не массовый рынок. И мы можем дать им мобильную связь от своего имени», – убежден генеральный директор «ОБИТ» Андрей Гук. Однако операторы сотовой связи, по его словам, видят в альтернативных игроках явных конкурентов. «Мы вели переговоры со всеми игроками „большой тройки“, но те проекты, которые нам предлагали, не были полноценными виртуальными операторами. Это некие тарифные планы тех же мобильных операторов, на базе которых мы хотим оказывать услуги. Но такой проект нам неинтересен. Нам интересно делать свои решения для своих клиентов».

Ведь есть схема работы с междугородными операторами, когда альтернативные компании могут создавать собственные тарифные планы и набор услуг. Почему же мобильные операторы не дают возможности нам сделать свое предложение, запускать короткую нумерацию, дополнительные сервисы, автоответчики, распределение вызовов, то есть то же самое предложение, которое есть у них, возмущается Гук.

Виртуальные операторы – это операторы, арендующие часть инфраструктуры реального оператора связи. Параллель можно провести с услугой хостинга, когда вы получаете не все права на работу и не весь ресурс сервера, а лишь его часть. Так что если альтернативный игрок хочет сформировать продукт и сделать его функциональность более широкой, для этого нужно иметь более тесные, партнерские отношения с оператором мобильной связи и вкладывать в это деньги, парирует руководитель отдела маркетинга бизнес-рынка Северо-Западного филиала компании «МегаФон» Антон Воронин. «Хотите – делайте! В России есть реальная практика создания мобильных операторов. Вопрос в том, что это требует вложений. Мобильному оператору надо выделять ресурсы, строить серверы, а вы ждете, что вам скажут: приходите и пользуйтесь. Хотите проявить инициативу, вложить в это деньги – пожалуйста», – солидарен Иван Золочевский.

Но оппоненты сотовых операторов видят за этими рассуждениями скрытое нежелание впускать кого-то на свой рынок. «Сотовики говорят: чтобы стать виртуальным оператором, надо хорошо вложиться. Но в современных реалиях это означает либо то, что у них операторская сеть устаревшая, либо что они не готовы развивать направление стороннего использования своей сети. Если возьмем мировых игроков – у всех внутренняя сеть в „облаке“, выделить в ней мощности, необходимые для работы виртуального оператора, несложно. Если бы было современное решение по созданию виртуального оператора, это стоило бы гроши», – уверен директор ИТ-отдела «ПЕТЕР-СЕРВИСа» Дмитрий Гачко.

Впрочем, даже в условиях конфронтации можно найти выходы, которые пусть не полностью, но хотя бы частично удовлетворят запросы фиксированных операторов и при этом не потребуют масштабных вложений. «Сделать на сетях мобильных операторов MVNO – это 1,5-2 млн евро, тут надо тщательно считать, за сколько времени вы окупите такие инвестиции и какая при этом у вас будет маржа. Но ведь сейчас бум на WiFi. Тут альтернативный игрок может договориться с сотовым и, скажем, организовать фемто-зону. И у сотовых телефонов в рамках офиса будет нулевая тарификация. Это будет удачный симбиоз», – приводит пример директор департамента информационных технологий «NEC Нева Коммуникационные Системы» Николай Ильин. В принципе, у MVNO большое будущее, и прежде всего потому, что активно развивается мобильная коммерция, считает Ильин. Если значимый игрок рынка ИТ захочет эксплуатировать сервис приема мобильных платежей, он обязательно задумается о создании MVNO. Потому что в настоящее время при совершении мобильных платежей через SMS 50% уходит оператору.

Открытые сети

Еще один ключевой вопрос – закрытость операторов относительно приложений, активно эксплуатирующих мобильный интернет. Сотовики видят опасность в сторонних предложениях, пытаются сами разработать и внедрить новые сервисы, замечает Николай Ильин. «Ключевая компетенция оператора связи – сеть. А что касается установки платформы, разработки приложений, то это не является его ключевой компетенцией. Операторы не должны покупать и инвестировать миллионы долларов в сервисные платформы: это не их задача. Их задача – строить сеть и обеспечивать ее качество. Обеспечивать работу с клиентами, расчеты с ними, – настаивает он. – Есть много интересных сервисов от независимых разработчиков. С помощью „облачных“ технологий вся мозаика складывается в единое целое: есть оператор, у которого имеется клиентская сеть, „облачная“ платформа и миллионы поставщиков интересных приложений. Главная задача оператора в этой схеме – поддержка, за нее он и получает свой процент».

Аналогичный посыл содержался в выступлении эксперта по технологиям разработки программного обеспечения департамента стратегических технологий Microsoft Владимира Колесникова. «Тенденции, которые имеют место на Западе и обсуждаются в нашей компании, – сочетание усилий игроков трех разных рынков. Это производители устройств, точнее – держателей экосистемы (Apple, Google, Blackberry), разработчики приложений, например типа voice or IP, и, как следствие, держатели абонентской базы, а также сотовые операторы. Держатели платформ с разработчиками приложений сотрудничают хорошо, но все втроем они работают из рук вон плохо, – констатирует он. – Вопрос – готовы ли к такой совместной работе российские сотовые операторы? И как они рассматривают сценарий, когда конечному пользователю, обычному человеку, становится все равно, как идет голос – по сетям GSM или через точку доступа WiFi и через приложение какого-то разработчика?»

При этом надо отметить: в целом сотовые операторы признают, что не на все сто процентов используют открывшиеся с появлением 3G возможности сетей. Они сосредоточены на доступе в интернет, хотя мировой опыт подсказывает, что это далеко не предел – гораздо больший потенциал у различных дополнительных сервисов. «На самом деле вопрос, какой смысл вкладываться в эти растущие пропускные возможности, в более широкие каналы мобильной сети, не лишен смысла. Я склоняюсь к тому, что в итоге только клиент и выигрывает. Операторы здесь „фишку“ не увидели, примеров успешной монетизации лавинообразного спроса на передачу данных нет. Модернизация сетей – это, условно говоря, гонка вооружений. К ней подталкивает в первую очередь развитие абонентского оборудования. Если мы хотим оставаться в мировой экономике, то должны быть в том же тренде, что и все мировые телекоммуникации. В этом причина, почему операторы модернизируют сети, а не в том, что есть новые модели извлечения доходов», – утверждает Иван Золочевский.

Более того, сотовики согласны с тем, что в перспективе они придут к более тесному взаимодействию с игроками рынка программного обеспечения. «Мы понимаем, что тенденция последних лет – не только укрупнение рынка, но и его интеграция. В результате повышения мобильности бизнеса наблюдается очень четкая тенденция – операторы учатся сочетать свои технологии для решения бизнес-задач клиента, то есть очевидна конвергенция фиксированных и мобильных сервисов. Уже используются решения, которые позволяют стирать границы между фиксированными и мобильными операторами, – это идеология тотального доступа ко всей информации. Будущее телеком-рынка – это „облачные“ сервисы, которые связаны с активным использованием планшетных компьютеров, и здесь очень важна функция интеграторов. Телеком-операторы либо сами должны становиться интеграторами, получать данную компетенцию, либо очень искусно работать с игроками этого рынка», – рассуждает директор по корпоративному бизнесу Санкт-Петербургского филиала «ВымпелКома» Евгений Коробов.

Но пока никто из игроков не готов открывать свои сети. «Тут мы упираемся в уровень доверия оператора к разработчикам приложений – он должен быть высоким. Вопрос запуска услуг накладывает серьезную ответственность на противоположную сторону. Теоретически это возможно, но практически достаточно сложно», – объясняет Антон Воронин. «Фактически речь идет об изменении бизнес-модели. А это так просто не сделать. Нужно понимать, что развитие сотовой сети – это большие вложения и сотовым игрокам необходимо быть уверенными в возврате инвестиций», – дополняет Наталья Кайгородова. «Мы говорим о том, что перестанем взимать плату за сервис и предоставим возможность делать это производителям приложений, – это разговор о коммунизме», – считает Золочевский. «Вопрос открытости сетей операторов для сторонних разработчиков различных сервисов имеет настолько непрогнозируемый характер, что бизнес-модели к этому просто не готовы», – резюмирует Евгений Коробов.

Но есть смысл определяться побыстрее. За последние пять лет механизмы монетизации интернет-сервисов значительно изменились, классические способы заработка на трафике уходят в прошлое, замечает генеральный директор компании «АЙ-Майл» Сергей Абакумов. Например, когда появился проект Asterisk (программная АТС, работающая по IP-протоколу), никто его всерьез не воспринял, но сегодня это продукт, который выбивает почву из-под ног многих операторов связи. А если, например, взять возможности геолокации, то операторы до сих пор не определили, как их монетизировать. «Сотовые операторы как поставщики новых сервисов – это как большой паровоз. Он может везти много груза, но если попросить его остановиться на полустаночке, он его просто проедет по инерции», – образно выразил свою мысль Абакумов. Независимые разработчики нивелируют все эти недостатки. И если операторы не наладят с ними диалог, спустя какое-то время превратятся просто в поставщиков трафика. Монетизация в данном случае уйдет в другое русло.        

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама