На допустимых высотах

Городам Северо-Западного федерального округа нужно определить уровень инвестиций, который они способны обеспечить кадрами и ресурсами

Иллюстрация: Владимир Басов

Оценивать инвестиционную привлекательность городов можно по разным критериям, ведь на решение инвестора о приходе в тот или иной населенный пункт влияет целый ряд показателей – как объективных, так и субъективных. Несомненно, имеют значение местоположение, наличие сырьевых ресурсов, потребительский потенциал, политика властей в части создания инфраструктуры, снижения административных барьеров и предоставления налоговых преференций. Можно рассматривать эти качественные факторы, а можно сосредоточиться на количественных результатах. Рост численности занятого населения, количества прибыльных предприятий, комфортно чувствующий себя малый бизнес, наконец, положительная динамика инвестиций как раз и являются следствием планомерных действий по улучшению инвестклимата в городе или регионе.

Аналитический центр журнала «Эксперт Северо-Запад» при подготовке рейтинга взял за основу второй подход. Из списка городов мы исключили Санкт-Петербург как безусловного лидера Северо-Западного федерального округа (СЗФО) по объему привлеченных инвестиций и уровню инвестпотенциала. Для оценки выбраны 45 населенных пунктов с числом жителей от 30 тыс. человек. Экономические и социальные показатели развития городов оценивались в динамике – с 2005-го по 2009 год. Изменения, произошедшие за этот период, демонстрируют, как каждый город использовал возможности тучных годов и насколько серьезно на ситуацию повлиял кризис.

Для проведения расчетов введены три основных индекса. Индекс по динамике численности и занятости населения показывает, насколько город привлекателен для жителей. В том числе с точки зрения наличия рабочих мест и заработной платы. А рабочие места – это одно из следствий направляемых в экономику инвестиций. Индекс складывался в результате анализа таких показателей, как общая численность населения, рост населения за счет миграции, число занятых на предприятиях и доля занятых в процентах от общей численности. Баллы присваивались по возрастанию – чем больше прирост каждого показателя, тем выше балл. Этот принцип применялся и к другим индексам.

Привлекательность города для ведения бизнеса определялась по совокупности факторов: общее количество регистрируемых предприятий, демография малого бизнеса, доля убыточных компаний и изменение совокупной прибыли. Последний косвенно демонстрирует также соотношение потребительского потенциала и уровня издержек.

Третий индекс отражает изменение объема привлеченных за исследуемый период инвестиций. Рассматривались два критерия: объем инвестиций в основной капитал и размер инвестиций, осуществляемых предприятиями иностранной формы собственности.

В результате суммирования трех индексов населенному пункту присваивался общий индекс, определяющий его место в таблице. Оценка рисков не входила в задачи исследования.

Залог стабильности

При оценке инвестклимата следует подчеркнуть, что Северо-Запад весьма неоднороден по потенциалу и темпам развития территорий. На привлекательность субъектов СЗФО влияют такие факторы, как их местоположение, в том числе близость к европейским границам и Санкт-Петербургу, транспортная доступность, сырьевая и отраслевая ориентация, монопрофильность экономики, туристические возможности. Поэтому, анализируя итоговую таблицу рейтинга «Эксперта С-З», сложно определить общие для всех городов округа тренды.

Рассматривая три составляющие итогового индекса, можно отметить, что лидерами стали города, для которых характерно сбалансированное развитие основных сфер – социальной, инвестиционной и бизнес-среды. Баллы по динамике инвестиций у этих населенных пунктов не самые высокие, скорее их можно отнести к категории «чуть выше среднего». Зато здесь наблюдается наиболее благоприятная ситуация с демографией населения и бизнеса.

Так, занявший первое место Сыктывкар (Республика Коми) набрал больше всего баллов по динамике населения. У города второе место по приросту общей численности жителей за исследуемый период – 9,5%. При этом сокращение отмечалось только в 2006 году, в остальные годы, даже в кризисный 2009-й, наблюдалось пусть и небольшое, но увеличение. Город входит в первую пятерку по динамике прибывших за счет миграции, по росту доли занятых на предприятиях. По динамике прибыли предприятий Сыктывкар находится на восьмом месте, что во многом обусловлено существенным падением прибыли в 2008 году – на 50%, что объяснимо, учитывая сырьевую направленность его экономики. Что касается объема инвестиций, то здесь город занимает десятую строчку, хотя на протяжении рассматриваемого периода здесь не наблюдалось падения объема инвестиций в основной капитал – напротив, происходил рост, а в 2009-м увеличение составило более 50% по сравнению с предыдущим годом.

Аналогичные тенденции можно выявить, анализируя «серебряного» и «бронзового» призеров рейтинга. У Волхова (Ленинградская область) лучшие показатели динамики бизнеса – он лидирует по общему увеличению числа компаний малого бизнеса и регистрируемых предприятий. Хотя высокие баллы по приросту бизнеса городу обеспечил 2006 год, когда количество предприятий выросло в два, а малых компаний – в два с половиной раза по сравнению с 2005-м. В 2007 году произошло их сокращение на 20 и 11% соответственно, а далее наблюдался рост, хотя и умеренный – примерно на 4%. Хорошо город выглядит и по такому параметру, как доля занятых на предприятиях в 2009 году, занимая пятую позицию. Стоит уточнить, что у экономики Волхова есть и существенный минус – моноориентация. Он включен в перечень моногородов России, а в начале 2011 года на его градообразующем предприятии «Метахим» начались проблемы с поставками сырья и возникла угроза сокращения персонала – Волхов едва не повторил судьбу Пикалево. В этой ситуации для города тем более важен курс на развитие малого и среднего бизнеса, и статистика 2006 года демонстрирует, что потенциал есть. Ситуация с инвестициями здесь вполне стабильна, хотя в десятку лидеров по этому критерию Волхов не входит, занимая 13-ю строчку рейтинга. Но с 2007-го по 2009 год объем инвестиций в основной капитал в городе стабильно рос.

Третье место занял Великий Новгород – столица Новгородской области. «Бронзу» ему во многом обеспечила динамика численности и прибыльности предприятий. Кроме того, здесь наблюдался стабильный рост объема инвестиций в основной капитал – по данному показателю город на один пункт опередил Волхов, заняв 12-ю строчку. Но, в отличие от волховской, новгородская экономика более диверсифицирована, а ежегодные изменения количества предприятий менее резкие. В среднем число компаний и малых предприятий в Великом Новгороде ежегодно увеличивалось на 10%, исключением стал кризисный 2009-й, когда рост замедлился до 3,6 и 2,6%. Провал по прибыли произошел только в 2008 году, однако в 2009-м прирост составил почти 108%, что свидетельствует о начале восстановления экономики города.

Потянули вниз

Что касается городов – лидеров по объему привлеченных инвестиций, то получить высокий совокупный балл им помешали низкие результаты в других категориях. Например, Черняховск (Калининградская область) лидирует по динамике объема инвестиций, но это обусловлено приростом 2006 года, когда после принятия Закона об особой экономической зоне (ОЭЗ) в городе стали регистрироваться первые резиденты ОЭЗ, в том числе литовские инвесторы – компании «АРВИ НПК» (открыла завод по производству сложных удобрений) и «Дайвера Транспорт» (инвестировала в техническое перевооружение своего автотранспортного парка).

Занять первую строчку по динамике инвестиций городу помог эффект низкой базы. До принятия Закона об ОЭЗ уровень инвестиций здесь был очень невелик, рассказывает исполнительный директор Ассоциации иностранных инвесторов в Калининградской области Олег Скворцов. «У города есть ряд преимуществ: географическое положение (через него проходят трассы, с запада на восток соединяющие Калининград с Российской Федерацией, с севера на юг – Литву с Польшей), свободные энергомощности, подготовленные технические площадки. Но более высокий потенциал и объем привлекаемых средств, за исключением Калининграда, у Советска и Гусева. Черняховск же опередил эти города по динамике скорее потому, что ранее инвестиции здесь были очень скромными», – утверждает он. Остальные показатели Черняховска не столь высоки. Он третий с конца по динамике численности населения и восьмой – по росту занятости на предприятиях.

Второй инвестлидер, Сланцы, плетется в хвосте не только по динамике численности жителей – город шестой с конца по демографии предприятий и предпоследний по динамике их прибыли. У Великих Лук (третье место) также слабые позиции по динамике населения и прибыльности предприятий, хотя, возможно, в этом случае речь идет об отложенном эффекте: город замыкает первую десятку по увеличению доли занятых на предприятиях, а с ростом занятости можно ожидать постепенного исправления демографической ситуации.

Непосильная ноша для городков

То, что города – лидеры по динамике инвестиций отстают по остальным параметрам, еще раз подтверждает: рост объема инвестиций не является панацеей для развития. Повышение инвестиционной активности, разумеется, необходимо, но небольшие города должны четко оценить, какого масштаба инвестиции они смогут «переварить».

Если говорить не об областных столицах, то далеко не всегда городу необходим крупный инвестор. «Населенный пункт просто может его не потянуть с точки зрения наличия кадров, энергомощностей, потребительского спроса. В результате инвестор покинет регион, и такие примеры были на Северо-Западе. Особенно ограничены локальные рынки в плане квалифицированного персонала. Инвестору, решившему развивать высокотехнологичное производство, необходимы специалисты, умеющие работать на современном оборудовании, – в небольших городах их найти почти невозможно, – размышляет Олег Скворцов. – Если речь идет об иностранной компании, то для них один из вариантов – привлекать кадры из своей страны, а это дополнительные затраты. Требуются время и средства на оформление всех необходимых документов. Кроме того, нужно обеспечить сотрудников жильем, организовать их коммуникации с семьей. Существуют квоты на иностранную рабочую силу, и основной их объем выбирается за счет низкоквалифицированного персонала, так что на менеджмент их просто может не хватить. Просчитав все издержки на фоне все еще высоких рисков инвестирования в нашей стране, компания может принять решение в пользу других рынков».

На Северо-Западе существует только один яркий пример того, как под крупный инвестпроект формируется кадровый резерв, – порт Усть-Луга. «По сути, вокруг крупного объекта создается новый город, – объясняет профессор кафедры европейских исследований, директор Центра трансграничных исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Николай Межевич. – Людей привлекают новые рабочие места с достойной оплатой, а в учебных заведениях создаются классы, где идет обучение персонала для работы в порту. Это и есть формирование кадров под заказ, позволяющее избежать ситуации, с которой мы столкнулись сегодня, – избытка специалистов гуманитарного профиля».

Однако на такие масштабные проекты, реализуемые на основе ГЧП, может рассчитывать далеко не каждый город, остальным необходимо решать вопрос обеспечения инвестобъектов рабочей силой самостоятельно. Мобильность же кадров на Северо-Западе крайне низкая. «Из Петербурга во вторые города Северо-Западного региона квалифицированные специалисты едут не очень охотно. Ряд кандидатов может привлечь интересный проект с перспективой профессионального и карьерного роста, особенно это касается молодых, – полагает директор офиса Coleman Services в Санкт-Петербурге Елена Новоселова. – Но все же основным центром притяжения остается Северная столица. Перспективным можно назвать и Калининград в силу выгодного геополитического расположения, а также того, что это крупный центр машиностроения и рыбной промышленности».

Мал, да удал

Хотя шансы привлечь петербургские кадры у городов второго эшелона и невелики, но все же есть. «Под влиянием своих инфраструктурных и административных проблем Северная столица начинает делиться с окружающими регионами некоторыми перспективными рынками. В частности, рынок недвижимости (и жилой, и офисной) все больше страдает от несоответствия форматов и цен, плохой инфраструктуры, слишком сложных административных процедур, общей маргинализации городской среды, – рассуждает главный специалист фонда «Центр стратегических разработок „Северо-Запад“» Сергей Костюшев. – Долгосрочные решения необходимы, но они рассчитаны на десятилетие. Тактические решения принимаются, и это дает преимущества окружающим регионам с их более дешевыми факторами производства (землей, энергетикой, локальным рынком труда), ландшафтами и рекреационными ресурсами».

Если достичь комфорта (в необходимых объемах) внутри города сложно, то неизбежно будет формироваться новый тип комфорта – жизнь и работа, вписанные в сельский ландшафт, а не в городскую среду. Отсюда появившийся в Петербурге спрос на форматы не только жилой, но и офисной недвижимости вне города. Прежде всего речь может идти, конечно, о Ленинградской области, однако Карелия, Псковская и Новгородская области также могут воспользоваться данным трендом.

Как считает Николай Межевич, привлечение инвестиций для создания небольших производств может вытянуть города из демографической катастрофы, в которой многие из них находятся. «Однако на это потребуется длительное время. Если в городе открывается пусть небольшое, но стабильное предприятие с приемлемой зарплатой, то постепенно молва об этом дойдет до соседних населенных пунктов. Люди начнут интересоваться, задумываться о перспективах переезда. Таким образом, формируется потенциальный кадровый резерв для следующих инвесторов, – отмечает он. – Однако проблема многих небольших населенных пунктов в том, что они гонятся за масштабом, иногда излишним».

Порой городу достаточно двух-трех небольших, но интересных проектов, ориентированных на те отрасли, в которых он силен. В качестве примера можно привести город Мышкин в Ярославской области, где был открыт Музей мышей. «Теперь во время поездок по Золотому кольцу туда заезжает много туристов, в том числе иностранных, что дает толчок к развитию инфраструктуры – кафе, ресторанов, сувенирных магазинчиков. Это тот самый малый бизнес, который создает дополнительные рабочие места в городе», – говорит Межевич.

Один из удачных примеров локальных инвестиций, по мнению Олега Скворцова, – создание небольшой свинофермы в городе Правдинске Калининградской области. «Это город с населением около 4 тыс. человек, и крупные и средние проекты, он, конечно, не потянет. Открытие данного производства привело не только к появлению дополнительных рабочих мест, но и к тому, что свинина в районе подешевела на 20-30%», – рассказывает он.

Не только деньгами

В целом наиболее высокие шансы на привлечение инвестиций у двух категорий вторых городов – обладающих сырьевым потенциалом и расположенных близко к границам. «Первые могут развиваться по пути преобразования добывающих производств в перерабатывающие. Вторые, как это происходит, например, в Печоре, расположенной рядом с эстонской границей, могут делать ставку на транспортно-логистический потенциал. В принципе, сейчас в этом городе ситуация с инвестициями развивается, – указывает Николай Межевич. – Кстати, Карелия в целом может служить примером улучшения инвестклимата за счет развития туристического потенциала. Единственный нюанс – основной акцент здесь делается на взаимоотношениях с Финляндией, что весьма рискованно, учитывая возможность перемен в политических курсах стран. В качестве городов, где проводится вполне удовлетворительная политика в плане диверсификации экономики и повышения инвестпривлекательности, я также выделил бы Великие Луки и Кингисепп».

Очевидный инвестиционный потенциал – у населенных пунктов Ленобласти. Отсутствие формальной столицы и ряд преимуществ перед другими регионами СЗФО (географическое положение, инфраструктура, социально-экономический потенциал) приводят к соперничеству между городами области за роль полюса развития и возникновению некой специализации. «Всеволожск – наиболее реальный претендент на включение в экономическую орбиту Санкт-Петербурга не только по причине развитого автомобильного кластера, но и ввиду географической близости, – уверен начальник аналитического отдела Инвестиционной компании БФА Денис Демин. – Ограниченный морем, Петербург растет на восток, и Всеволожский район все больше врастает в агломерацию, становясь частью города. Разумеется, это повышает инвестиционный статус райцентра и сулит неплохие перспективы, например в части жилищного строительства».

Ближайший конкурент Всеволожска в борьбе за звание неформальной столицы Ленинградской области – Гатчина – не может похвастаться ролью города-спутника, но, обладая более мощным культурно-историческим потенциалом, с одной стороны, и научно-промышленной базой – с другой, являет собой удачный пример сбалансированного развития. «Относительно высокий уровень доходов населения (значительная часть жителей работает в Санкт-Петербурге) при достаточном числе жителей стимулирует развитие потребительского сектора. Местный рынок активно осваивают федеральные бренды, быстро растут количество магазинов, сегменты общественного питания и сервиса. При этом развивается и производство: за последние годы запущено несколько предприятий пищевой промышленности, промышленности стройматериалов», – заключает Демин.

Несомненно, высокие шансы по привлечению инвестиций у городов Калининградской области, чему способствуют прежде всего геополитическое положение и статус ОЭЗ. «Однако за последние два года регион стал терять лидерские позиции по инвестпривлекательности, которые ему удалось занять к 2008 году. На то есть объективные причины – общее снижение инвестиционной активности в нашей стране и за рубежом, но и субъективных факторов немало. Хотя курс на децентрализацию инвестполитики, предполагающий более сбалансированный подход к распределению инвестиций, позволил ряду городов значительно увеличить объем привлекаемых средств, – замечает Олег Скворцов. – Дальнейшее же развитие инвестклимата в области зависит прежде всего от того, какие решения будут приняты в отношении переходного периода для резидентов ОЭЗ, заканчивающегося 1 апреля 2016 года. (В переходный период при выпуске для свободного обращения продуктов переработки товаров, ввезeнных в соответствии с режимом свободной таможенной зоны, таможенные пошлины и налоги не уплачиваются, если товар соответствует критериям достаточной переработки. – „Эксперт С-З“.) А также большое влияние окажет вступление России в ВТО: велика угроза, что из-за снижения таможенных пошлин на импорт продукция местных производств станет неконкурентоспособной по цене».

Следует отметить, что инструментарий городских властей (за исключением областных центров) в плане стимулирования инвестиций ограничен, так как их самостоятельность в формировании доходов бюджетов невелика. В таких условиях на первом плане остаются все же общая инвестиционная привлекательность региона, географическое положение населенного пункта, качество городской среды и, конечно, инфраструктура.

«Небольшие города, не обладающие очевидными инвестиционными преимуществами (близость к крупнейшим городам, узловым транспортным коридорам), должны разрабатывать систему благоприятствования инвесторам – от предоставления земельных участков на льготных условиях и обеспечения их инфраструктурой (в том числе транспортной) до создания внятной, прозрачной и доступной технологической цепочки реализации инвестиций, – убежден заместитель руководителя департамента оценки Института проблем предпринимательства Алексей Шаскольский. – Ведь часто проблема заключается в том, что многие на местах просто не желают прихода „варягов“, ограничиваясь понятным и понятливым компрадорским бизнесом. Деклараций и призывов в избытке, но когда доходит до дела, получается, что без местных лоцманов стороннему капиталу не пришвартоваться». И если решение инфраструктурных проблем – затратное направление, то прочие механизмы требуют не столько больших вложений, сколько воли и желания их реализовать.    

Санкт-Петербург

Рейтинг подготовлен АЦ «Эксперт

Северо-Запад», использованы данные Росстата