Отходы в доходы

Экономика и финансы
Москва, 30.05.2011
«Эксперт Северо-Запад» №21 (517)
Создать эффективную систему обращения с отходами, которая очистит Россию от свалок, невозможно без мощного законодательного сопровождения

Жить в чистоте и уюте – естественное и понятное желание любого человека. Как показывает опыт развитых стран, цивилизованная система обращения с отходами позволяет создать комфортную и экологически благоприятную среду для жизни. Однако чтобы такая система работала, желания или самосознания отдельного человека недостаточно – необходимы экономические стимулы, чтобы все, кто так или иначе взаимодействует с отходами, были заинтересованы участвовать в их сборе, переработке и утилизации.

Мусорный завал

Следует признать, что в России механизмов для создания такой заинтересованности, по большому счету, нет. Поэтому практически все населенные пункты страны окружены зловонными разрастающимися свалками, что не только мешает развитию городов, но и оказывает негативное воздействие на здоровье населения. В этом смысле Северная столица – не исключение. Как признает губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко, в городе ежегодно образуется до 2 млн тонн твердых бытовых отходов (ТБО), но перерабатывается лишь четверть из них.

В Петербурге работают два мусороперерабатывающих предприятия, входящие в завод «МПБО-2»: на Волхонском шоссе, где ежегодно перерабатывается около 180 тыс. тонн ТБО, и в поселке Янино – 200 тыс. тонн в год (Всеволожский район Ленинградской области). Таким образом, весь остальной мусор складируется на полигонах, которые практически круглый год чадят, выбрасывая огромное количество опасных соединений в воздух и одновременно загрязняя подземные воды.

Такая ситуация не устраивает ни жителей Петербурга и Ленобласти, ни региональные власти. В начале 2011 года Смольному наконец-то удалось провести международный конкурс на право строительства мусороперерабатывающего завода в поселке Янино. Греческий консорциум Helector S.A. – Aktor Concessions S.A. намерен вложить в проект 300 млн евро и возвести к 2015 году завод, который должен перерабатывать более 350 тыс. тонн бытовых отходов в год. Согласно проекту, около 70% мусора будет перерабатываться, пройдя предварительную сортировку непосредственно на предприятии. Далее из него планируется производить материал для дальнейшего использования в качестве топлива. Отбракованные 20-25% отходов после прессования направят на полигоны для захоронения.

«Возведение мусороперерабатывающего завода в Янино – первый шаг, начало большой программы по созданию подобных заводов в нашем городе», – сообщила Матвиенко. В перспективе власти намерены построить еще несколько мусороперерабатывающих мощностей. Однако по какой технологии они будут работать и когда эти планы обретут реальные очертания, пока неизвестно.

В любом случае позитивно то, что вопрос с мусором как-то начинает решаться. Однако главное – не просто сократить количество и объемы свалок, а сделать это с минимальным ущербом для окружающей среды. Так, экологи петербургского отделения Greenpeace считают, что полностью изъять опасные отходы, собираемые совместно с бытовыми, невозможно. Поэтому, как следует из материалов экологической организации, «выбросы от сжигания такого топлива будут мало чем отличаться от выбросов обычного мусоросжигательного завода».

Глава Санкт-Петербургского экологического союза Семен Гордышевский в интервью изданию «Аргументы и факты – Петербург» признал: если вникнуть в суть дела, мусор в Янино планируется сжигать. Европа и США встали на этот путь 30 лет назад, но теперь отказываются от сжигания мусора, так как количество раковых заболеваний за это время значительно увеличилось. В США уже в 1995 году запретили строить новые заводы, а число существующих с того времени сократили вдвое. При сжигании тонны мусора образуется 40-50 кг очень вредных газообразных веществ.

Благодаря новым технологиям 70% мусора можно дать вторую жизнь. Но успешность внедрения таких технологий, в том числе той, которую собираются применять в Петербурге, во многом зависит от качества сырья, то есть степени сортировки отходов. Российский мусор, поступающий на свалки или на завод, иностранные специалисты попросту называют «тяжелым», так как исключить попадание в него опасных элементов (люминесцентные лампы, батарейки и т.д.) очень непросто без создания системы сортировки бытового мусора каждым человеком. И причина халатности по отношению к вредным отходам отнюдь не в менталитете людей, а в отсутствии возможностей.

Без условий

Внедрить систему раздельного сбора мусора реально только на 20% площади Петербурга, уверен руководитель Северо-Западной общественной организации «Зеленый крест» Юрий Шевчук. Действительно, непросто разместить несколько баков во дворах-колодцах, в домах с мусоропроводом, а также в коммунальных квартирах. Это создаст дополнительные неудобства людям, и система не будет работать, поясняет Шевчук. Необходимо возрождать систему приема вторсырья и сделать ее доступной, удобной и выгодной как для населения, так и для переработчиков и производителей упаковки.

По мнению генерального директора компании «Автопарк 6 Спецтранс» Виталия Журковича, ответственность за утилизацию тары должна лежать на производителях. Однако эти очевидные меры можно внедрить лишь посредством закона. «Необходимо внести соответствующие поправки в федеральный закон „Об отходах производства и потребления“. В таком случае производитель должен будет принимать от потребителя вторсырье и утилизировать его за свой счет», – говорит Журкович. Такие поправки стимулируют производителей промышленных и продовольственных товаров заботиться о минимизации собственных затрат, совершенствовать тару и упаковку и создавать экологически чистые материалы. То есть, по сути, создать целую индустрию переработки и оборота сырья и мусора. Чтобы не изобретать велосипед, можно обратиться к опыту стран, которым удалось преобразовать экологические проблемы в экономические возможности.

По-соседски

Основной подход при обращении с ТБО, применяемый во многих государствах ЕС, – это предупреждение их образования, отмечает директор правового департамента Национального агентства Швеции по защите окружающей среды Санна Дуе. Например, в Стокгольме существует около 700 станций (их здесь называют free market), где можно приобрести по доступной цене бывшие в употреблении вещи или предметы. Таким образом, жизнь вещей продлевается, а количество мусора сокращается. Отходы, не получившие вторую жизнь, идут на генерацию (сжигание на специальном заводе с целью получения энергии), утилизацию либо захоронение.

С 1998-го по 2008 год благодаря специальному закону в Швеции удалось значительно – на 86% – снизить долю отправляемой на свалку органики и сжигаемых отходов. Одним из результатов стало сокращение количества полигонов: в 1976 году их насчитывалось 1600, а в 2009-м – всего 80.

Выбрасывать органику нельзя, зато ее можно перерабатывать с пользой для общества и экономики. Предприятия, имеющие отходы подобной категории (сфера общественного питания или пищевая промышленность), делают соответствующие заявки. После чего органику вывозят на биогазовые станции. Что касается населения, то для пищевых отходов есть специально отведенные места. Или канализация. В последнем случае обязательное условие – использование размельчителей, которыми снабжены домашние кухонные мойки. Органические отходы и канализационные стоки поступают на биогазовые установки, производящие шлам, из которого впоследствии получают биогаз. Его можно использовать в качестве топлива как для автотранспорта, так и для обогрева домов.

Стоит признать, что значительную роль в экологической трансформации Швеции сыграл общеевропейский нефтяной кризис 1970-х годов. Он повлек за собой серьезный рост цен на нефтепродукты, а экономика Швеции, как и многих других европейских стран, на тот момент сильно зависела от импорта углеводородов. Поэтому пришлось всерьез задуматься о необходимости поиска новых источников энергии и внедрении принципов энергоэффективности. Если Дания, например, стала двигаться в сторону развития ветроэнергетики, Франция – атомной энергетики, то Швеция сделала ставку на использование в качестве основного энергетического ресурса мусора.

Чтобы использовать мусор как ресурс и зарабатывать на нем, в первую очередь необходимо создать грамотную систему сбора и сортировки. Сегодня 95% шведов соблюдают принципы селективного сбора мусора, рассказывает Санна Дуе. Добиться таких результатов удалось за счет организации гибкой системы сбора отходов, четкого распределения обязанностей, а также применения принципов личностной заинтересованности.

В частности, ответственность за сбор упаковки возложена на производителей. Для этого была внедрена система залоговой стоимости тары. Она позволила включить в «круговорот» производителя, торговую сеть, потребителя и переработчика тары. Многоуровневая система, в работе которой заинтересованы все участники цепочки, при грамотной организации дает потрясающий эффект. Сегодня 90% упаковки (пластиковые и стеклянные бутылки, алюминиевые банки и т.д.) не бездумно отправляется на свалки, а перерабатывается. В настоящее время к этой системе подключены около 10 тыс. производителей упаковки. Один из залогов успеха – организация удобных пунктов приема использованной тары. В частности, ее принимают прямо в торговых точках.

Кстати, попытки внедрить подобную практику в России уже предпринимаются. Например, пивоваренная компания «Балтика» совместно с сетью магазинов «Лента» и «Зеленым крестом» запустила в тестовом режиме программу по приему стеклотары: в пяти гипермаркетах сети на парковках открыты пункты приема стеклотары и алюминиевых банок. Программа стартовала 11 мая и продлится до 30 июня.

В 2008 году в Швеции были определены новые ориентиры – увеличение доли вторичной переработки упаковки. Так, объемы переработки стекла планировалось довести до 94%, пластика – до 63, бумаги – до 74, газетной бумаги – до 80, алюминиевых банок – до 85-88%. Эти показатели скоро будут достигнуты. Например, в настоящее время возвращается на переработку уже 90% стеклотары.

Механизмы влияния

В Швеции мусор, не подлежащий утилизации, сжигается на ТЭЦ в качестве топлива, но чтобы новый ресурс стал интересным, пришлось стимулировать население к переходу на централизованную систему отопления. С этой целью введен налог на выброс СО2, а из государственного бюджета выделены дополнительные субсидии. В результате сегодня, к примеру, в городе Линчепинге 90-95% объектов недвижимости подключено к централизованной системе отопления, в Стокгольме – 80%. Централизация системы отопления, в свою очередь, стала толчком к строительству и модернизации ТЭЦ для работы на мусоре. В Стокгольме 50% жилых домов получают тепло, произведенное на основе сжигания ТБО.

«Мусоросжигательные заводы стали прибыльным делом, и между ними уже началась серьезная конкурентная борьба. В стране работает 31 мусоросжигательная установка, в то время как в 1985 году их было всего лишь пять», – констатирует Санна Дуе. Как правило, выручка «мусорных» ТЭЦ формируется на 20% за счет продажи электроэнергии, на 30% – тепла, на 50% – платы за прием мусора.

В целом достигнуты потрясающие результаты. Так, сегодня, к примеру, житель Стокгольма производит 480 кг бытового мусора в год. Из них сжигается (преобразуется в тепло и электроэнергию) примерно 48%, перерабатывается – чуть более 35, проходит биологическую обработку – порядка 14, а на свалку отправляется около 1,4%.

Но чтобы добиться таких успехов, пришлось серьезно скорректировать законодательную базу страны. Так, повышены налоги на использование углеводородов и тарифы на энергию; введены налоги на выбросы углекислого газа и содержание свалок; внедрена система «зеленых» сертификатов на электроэнергию; установлен запрет на поставку сжигаемых и органических отходов на свалки; приняты меры по стимулированию использования биотоплива. И это далеко не полный перечень пущенных в ход законодательных и экономических инструментов.

Усиление роли экологического законодательства и его трансформация происходили постепенно, в зависимости от изменения ситуации, вспоминает юрист Национального агентства Швеции по охране окружающей среды Хейди Виик. На каждом новом этапе принимаемые меры ужесточались. Такой подход позволил избежать шока и в то же время планомерно внедрить в сознание бизнеса и населения идею о необходимости меняться в «зеленую» сторону.

В начале пути

Россия, по большому счету, только приступает к решению проблем с отходами. Готовятся поправки к федеральному закону «Об отходах производства и потребления». И именно от того, какими будут эти изменения, во многом зависит путь, по которому пойдет страна. Гринпис России уже направил в Минэкономразвития комментарии к разрабатываемому законопроекту. Экологи признают, что основное позитивное новшество – возможность установить ответственность производителей и импортеров отдельных видов продукции за ее утилизацию, то есть за сбор и переработку.

Однако расширенная ответственность производителей за утилизацию их продукции после окончания ее жизненного цикла лишь декларируется. Разработать конкретные требования для выполнения закона поручено правительству России. Как известно, такая разработка может длиться годами.

Кроме того, согласно законопроекту, предприятия не обязаны перерабатывать вернувшуюся к ним продукцию: они могут просто захоронить или сжечь ее. А в этом случае дискредитируется само поручение президента по созданию закона, стимулирующего переработку отходов, говорится в обращении Гринпис. Экологи международной организации отмечают, что как один из способов утилизации отходов снова предлагается их сжигание. Имея такое предложение, можно уверенно утверждать, что для достижения определенных показателей по утилизации отходы будут собирать и сжигать.

Второй серьезный негативный момент в законопроекте – отмена экологических платежей в случае захоронения отходов «в объектах размещения, обеспечивающих исключение негативного воздействия на окружающую среду».

Поправки и другие подзаконные акты еще находятся в разработке, и не исключено, что мнение экологов будет учтено. Но очевидно, что без законодательных корректировок на федеральном уровне изменить ситуацию нереально, так как возможности отдельных регионов остаются все же очень ограниченными.       

Санкт-Петербург – Стокгольм

В Петербурге большая часть мусора отправляется на свалки
В Стокгольме на свалку попадает всего 1,4% отходов

Новости партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №21 (517) 30 мая 2011
    Ценообразование
    Содержание:
    Погладить против шерсти

    Пожертвовав инвестиционными программами энергетического сектора, российские власти стабилизировали цены на электроэнергию. Но от этого перспективы становятся еще более непредсказуемыми

    Реклама