От ядер к экосистемам

Алексей Леонтьев
13 июня 2011, 00:00

Понимание, что на первом месте – не само мобильное устройство, а сервисы, которые оно предоставляет, принесло Apple миллионы. Другие компании встраиваются в этот тренд, который, помимо прочего, меняет вектор развития рынка ПК

Иллюстрация: Владимир Басов

Прошедший год стал годом планшетных компьютеров: они «оседлали ретивого коня фортуны рынка персональных компьютеров», как подчеркивают в своем отчете аналитики агентства Canalys. Для такого пафоса есть серьезные основания: благодаря планшетным компьютерам компания Apple увеличила продажи на мировом рынке с 3,4 до 11,5 млн персональных компьютеров (ПК), подняв свою долю на рынке с 3,8 до 10,8%. Рост продаж более чем в три с половиной раза – это не просто успех, а нечто большее. Очевидно, что создатели iPad попали в цель – смогли ответить на невыраженные запросы аудитории.

Меняется сама концепция мобильных компьютеров. Многие пользователи забыли традиционные причины, побуждавшие их приобретать новые ПК. От гонки за компьютерами с двух- и четырехъядерными процессорами, гигабитами оперативной памяти и винчестерами с сотнями гигабит они вдруг перешли к бюджетным решениям. В 2008-2009 годах прорывом на рынке ПК оказался нетбук – упрощенный (по начинке и по стоимости) вариант ноутбука. В настоящее время данная тенденция, которую создатели ПК связывали с кризисом и снижением покупательной способности (акцентируя тем самым неизбежность возвращения рынка на прежний путь развития), усилилась популярностью iPad, еще менее требовательного к начинке, чем последние модели нетбуков.

Впрочем, говорить об изменении вектора развития мобильных компьютеров пока рано, уверен менеджер по маркетингу продукции представительства Fujitsu в России Сергей Грибанов. «Пока существенно расширилась только ниша планшетных ПК. Безусловно, они будут оказывать влияние на рынок ноутбуков, как в свое время произошло с нетбуками, но все-таки на данный момент и планшеты, и нетбуки – это либо игрушка, либо модный аксессуар, либо помощник в экстренных случаях», – объясняет он.

Успех Apple – скорее успех операторов связи, полагает заместитель директора департамента беспроводных технологий регионального отделения Huawei по России, Украине и Белоруссии Дмитрий Конарев. «К росту популярности устройств, подобных iPad, привело развитие 3G-сетей, что совершенно логично, поскольку главное предназначение таких устройств – удобство работы в интернете, общение в социальных сетях и т.д., – размышляет он. – Ноутбуки и нетбуки – многозадачные устройства, ориентированные не только на работу в интернете».

Но наличие 3G-связи подталкивает к развитию не только сегмент планшетных компьютеров. Сотовая связь – дополнительная точка входа в сеть и для ноутбуков: она не требует каких-то доработок существующих моделей. Если попытаться понять причину успеха Apple, становится очевидно, что, развивая направление «легких» (с точки зрения начинки) компьютеров, создатели этих игрушек привносят на рынок новое понимание того, на какую модель развития следует ориентироваться изготовителям ПК.

Много не надо

Эксперты агентства Canalys с пренебрежительным отношением к классу tablet (или pad, то есть планшетных компьютеров) не согласны и в своем исследовании поставили их на одну полку со стационарными ПК и ноутбуками. Это решение они обосновывают просто и логично: в рассуждениях о том, что называть ПК, надо отталкиваться от ожиданий пользователей и их запросов к данному устройству. Если потребители не видят разницы между облегченным вариантом ноутбука и планшетником, ее не надо проводить.

Представители ИТ-отрасли не раз отмечали, что многим людям возможности многоядерного процессора совершенно не нужны, домашний или мобильный компьютер они используют как почтовый офис и точку для выхода в интернет (в первую очередь для общения в социальных сетях). «Два с половиной года назад мы выпустили свой браузер и теперь видим, что есть большое число пользователей, которым ПК нужен только для того, чтобы запустить браузер, а другие возможности компьютера, другие программы ими не востребованы», – рассказывает продакт-менеджер Google Russia Борис Хвостиченко. Лидеры рынка ПК отреагировали на данный тренд, выпустив облегченный мобильный компьютер – нетбук (net, то есть «сеть», в названии указывает, что устройство ориентировано на тех, кому важна возможность находиться в интернете максимальное количество времени).

Но, как продемонстрировала Apple, этой инициативой компании сделали не шаг, а лишь полшага навстречу пользователям, снабдив облегченные компьютеры серьезной операционной системой, серьезными программами, создаваемыми под ПК с большими вычислительными возможностями (точнее, не дав альтернативы). Надо было идти дальше – заменить операционную систему, способную решать сложные задачи, на приближенную к требованиям к данному устройству и предоставить соответствующие приложения. Apple выпустила компьютер без привычных всем Windows и соответствующего набора офисных программ, без клавиатуры, но с сенсорным экраном и набором приложений («большой iPhone» – такова была первая реакция на iPad).

Человек покупает не само устройство, а возможность пользоваться некоторыми сервисами, поясняет Хвостиченко. И если все необходимые сервисы он находит в интернете, если его единственное требование к компьютеру – наличие программы для просмотра web-страниц и браузера, возникает идея оптимизировать все остальное – и компьютер, и операционную систему – под эту потребность. Собственно, Google уже это сделал – создал операционную среду Chrome OC (от имени браузера Chrome), анонсировал выпуск линейки ПК с данной операционной средой. С одной стороны, ход логичный (в рамках парадигмы, что главное – заказ пользователя), с другой – переворачивает с ног на голову принципы работы рынка программного обеспечения, потому что операционные системы определяют требования к приложениям типа браузеров, последние же пишутся и обновляются с учетом изменений операционной среды. А тут происходит наоборот – браузер создает операционную среду под себя.

На самом деле эта революция от Google обусловлена двумя факторами: во-первых, существует большой пул потребителей, которые удовлетворятся браузером, во-вторых, традиционная схема того, как и кем выстраивается программное окружение мобильного компьютера или, возможно, традиционного компьютера, меняется или уже изменилась.

Убийца карманных компьютеров

Если электронное устройство не связано широким набором программ, закрывающих потребности пользователей, у него нет будущего – это, безусловно, один из ключевых законов рынка ИТ. В то же время программное окружение, программная экосистема устройства могут открыть для него новые рынки. За примерами далеко ходить не надо. Еще в 2007 году существовал рынок карманных персональных компьютеров (КПК), анонсировались новые модели, специализированные программы. А теперь его нет – КПК оказались вытеснены своими собратьями. «Фактически бурное развитие функциональных возможностей смартфонов привело к снятию с производства КПК. Современные смартфоны обладают такими возможностями, что с легкостью заменят не только КПК, но и целый ряд других компактных мобильных устройств, например навигаторы», – утверждает Сергей Грибанов. Экосистема смартфонов сделала ненужным существование класса КПК и теперь ставит под вопрос существование класса коммуникаторов.

Пример смартфонов одновременно четко демонстрирует, что понятие экосистемы устройства в последнее время претерпело существенные изменения. В классическом понимании экосистема – это прежде всего операционная система, то есть Windows, замечает Борис Хвостиченко. Однако после успеха iPhone в экосистему включают также само устройство (операционная среда создана под его возможности), набор приложений, которые опять же созданы для устройства и которые пользователь может в любой момент установить. «Apple в понятие экосистемы включает еще и продажу медиаконтента, который пользователь может легко получить на свое устройство, хотя эта идея разделяется не всеми участниками рынка», – уточняет Хвостиченко.

Пусть не все согласны музыку и видео относить к экосистеме, но все признают, что экосистема – это сочетание свойств устройства с платформой и набором приложений. Такое видение подразумевает, что рынки ПК и программного обеспечения, еще недавно существовавшие в значительной степени обособленно, должны взаимодействовать плотнее. А также то, что создание приложений – не некий естественный процесс, который производитель платформы, операционной системы не должен подталкивать. Отправная точка – поиск сервисов, которые могут быть востребованы, а под них выстраивается все остальное.

За приложениями в интернет

Компания Apple убедила всех в эффективности новой экосистемы очень просто – сделала возможной для пользователей установку приложений на устройство лишь из своего магазина приложений. Несмотря на скептицизм многих экспертов ИТ, эта закрытая модель оказалась удобной и для компаний – разработчиков приложений (за процент от продаж они получили прямой выход к постоянно растущей аудитории), и для пользователей (максимально упростилась процедура поиска, установки и обновления приложений). В результате владельцы iPhone приобретают больше приложений, чем обладатели других смартфонов, а Apple стала ключевым игроком на рынке приложений для мобильных устройств (по итогам прошлого года она контролировала почти 90% рынка платных приложений для телефонов).

Экосистема приложений – очень важная составляющая успеха. Это понимают и в компании Google, иначе бы не занялись выпуском компьютеров с операционной системой, доработанной под браузер. Скорее всего, затея сработает. Потому что Google имеет востребованную и развивающуюся экосистему, ориентированную на ПК, компания – один из лидеров на рынке так называемых «облачных» сервисов, работа с которыми осуществляется пользователем через интернет (сами приложения установлены и функционируют на серверах Google). И у нее есть пул клиентов, которые уже «сидят» в экосистеме и которым ее достаточно. Очевидно, что этим пользователям компьютер, созданный для них Google, понравится.

На самом деле аналитики рынка ИТ давно подчеркивали, что и восприятие, и идея ПК должны меняться. Некогда у абсолютного большинства людей был лишь один компьютер, поэтому желание, чтобы он имел возможность решать любые задачи и хранить максимальный набор информации, было естественным. Развитие сегмента мобильных устройств привело к тому, что число ПК у одного пользователя возросло как минимум до двух. Естественно, что требования и ожидания от компьютера номер два должны быть иными – не связанными с вычислительными мощностями. То, что от второго компьютера ожидали в первую очередь легкого доступа к интернету и ориентации на интересные приложения, теперь становится очевидным. То, что лидеры рынка ПК этого долго не осознавали и не понимали, что новые правила могут обеспечить внушительный всплеск продаж, – тоже.

Но вот инициатива Google ставит новый вопрос: не предполагает ли активное развитие «облачных» сервисов, в рамках которых вычислительные задачи и задачи хранения данных становятся проблемой организатора услуги, что вскоре потребителям будет достаточно «легких» компьютеров, pad и нетбука? Некоторые действительно готовы списать сверхмощные персональные компьютеры. Так, эксперт Forrester Френк Джиллет, в 2009 году опубликовавший отчет с говорящим названием «Персональное облако», уверен, что качества ПК уходят на второй план. Множество компьютеров у одного человека, развитие «облачных» приложений ведут к тому, что на первый план выходят сервисы, позволяющие пользоваться данными, созданными на разных устройствах пользователя. От модели, ориентированной на устройства (Device-centric), рынок ПК движется к информационно ориентированной модели (Information-centric).   

Санкт-Петербург