Олжас

Культура
Москва, 25.07.2011
«Эксперт Северо-Запад» №29-31 (527)
Олжас Сулейменов говорил на свою любимую тему – о единстве человеческой культуры

Фото: Сергей Лысов

Можно сказать много плохого и хорошего про 1960-е годы, но одно несомненно: это было время поэтов. Казахский поэт Олжас Сулейменов, великолепно пишущий русские стихи, из этого времени. Той самой поры, о которой точно сказал его друг Евгений Евтушенко: «Когда пусты лагеря, а залы, где люди поэзию слушают, переполнены».

Поэт

Бывший геолог, основатель движения «Невада – Семипалатинск», представитель Казахстана в ЮНЕСКО, Олжас Омарович Сулейменов недавно приезжал в Петербург. Здесь режиссер Роза Аринбасарова будет снимать фильм по его сценарию про первого европеизатора Казахстана хана Джангира. Центр фильма – 14 декабря 1825 года. Хан Джангир прибывает в Петербург с женой, дочкой уфимского муфтия. Хан готов принести присягу на верность России, надеясь с помощью этой державы цивилизовать кочевников, приучить к землепашеству, городской жизни. Начинается декабристский переворот. Джангир пытается разобраться в происходящем: кто здесь – Европа, а кто – племенные султаны... Жена тем временем сидит дома. К концу дня Джангир проталкивается к совершенно невменяемому Николаю, который ждет пушек и картечи, и предлагает свои услуги: дескать, у меня тут джигиты, нукеры, поможем... Николай, ничего не понимая, смотрит на казаха: а это кто? Разгром декабристов. Джангир присягает на верность императору Николаю, уезжает... В дороге жена говорит ему: «Петербург – красивый город. Но в нем мне было скучно...» Последний кадр – зимняя дорога и кавалькада, увозящая Джангира и его жену.

Сулейменов – поэт. Этим все сказано. Поэт своеобразный, соединяющий пафос и иронию. У него есть удивительная баллада о старом богатом и молодом нищем поэтах. Молодой крадет у старика жену. За любовниками гонятся. Ловят. Привозят к богачу. Бросают связанного наглеца к ногам старца. Тот говорит: «Раз ты поэт – пой!» Молодой поет о своей любви и ненависти. Старик слушает, потом коротко бросает: «Развяжите. Женщин много, а поэт у народа – один». И жене: «Мясо готово?» Раз Олжас – поэт, то по приезде в Петербург не мог не устроить свой творческий вечер. Он состоялся в бывшем особняке князя Кочубея на Конногвардейском бульваре.

Вечер

Сначала под струнный квартет показывали фильм про Олжаса Сулейменова. Митинг в Алма-Ате, на котором было создано движение «Невада – Семипалатинск», выступающее за полный запрет ядерных испытаний. Последнее интервью с Андреем Сахаровым, которое взял Сулейменов. Сахаров там доказывал необходимость запрета испытаний. Спустя час после этого интервью создатель водородной бомбы, самый знаменитый правозащитник СССР умер.

После фильма и квартета вышли Олжас Сулейменов и замечательный питерский филолог Борис Аверин. Аверин заговорил о том, что Сулейменов его учитель. Не потому, что старше на шесть лет, а потому, что все его сборники покупались, расхватывались, читались, обсуждались. Аверин вынул сборник 1969 года, в самом деле зачитанный и залистанный. Прочел стихотворение «Рассуждение кандидата технических наук о красоте после посещения костела в Каунасе» и сказал, что прежде, в юности, его восхищали в Олжасе парадоксальность, сложность, а теперь – простота и мудрость. Потому что быть намеренно сложным легко, а быть простым и мудрым куда как трудно. Он извлек из необъятного своего портфеля «Лексикон русской литературы ХХ века» немецкого слависта Вольфганга Казака, прочел оттуда о Сулейменове: «Своеобразие его русской поэтики, вероятно, объясняется тюркской голосовой гармонией» и спросил у Олжаса, так ли это.

Олжас поднялся: «Я не привык выступать сидя. Я привык выступать в огромных залах перед тысячной аудиторией... Да, насчет тюркской голосовой гармонии. Однажды меня спросили: „Вы пишете по-русски, а думаете на казахском?“ Я опешил, стал думать, как ответить, и вот что придумал... Вы, говорю, неграмотно поставили вопрос. Язык – это же не мысль. Это выражение мысли. Я что-то придумал и это придуманное уже излагаю, высказываю. Если бы я был композитором, то излагал бы придуманное звуками, художник делает это красками, поэт – словами».

Олжас заговорил на свою любимую больную тему – о единстве человеческого мира, человеческой культуры, многоязыковой, многонациональной. «Вот про это, – сказал он, – я и написал книгу „Аз и Я“ о тюркском влиянии на „Слово о полку Игореве“. Меня обвиняли в пантюркизме, в национализме, а я писал о взаимопроникновении культур, даже если они противостоят друг другу в войне. Вот потому-то я евразиец – человек, стоящий за соединение европейского и азиатского». Кто-то с места выкрикнул, что эта точка зрения имеет мало общего с классическим евразийством Льва Гумилева. Он-то как раз провозглашал принципиальную раздробленность мира: мол, все эти западные ценности нам, евразийцам, ни к чему. У нас – коллективизм, соборность, державность. У нас – путь Чингисхана.

Олжас призадумался, вспомнил, что его отец казахский кавалерийский офицер Омар Сулейменов сидел в Джезказганском лагере со Львом Гумилевым. Они были соседями по нарам, и сам Гумилев ему об этом рассказывал, говорил про то, каким был хорошим парнем Омар, поэтому, хоть Олжас и написал полную ерунду с точки зрения лингвистики и истории в «Аз и Я», но он, Лев Гумилев, ничего про это писать не будет, потому что помнит лагерь и Омара Сулейменова. И сын Омара Сулейменова, соседа по нарам сына Николая Гумилева, прочел стихи: «Я хотел бы родиться в горах / и не зваться казахом, / или жить в белой хатке, / коров по оврагам пасти. / Все равно – привезли бы меня в Джезказган / вагонзаком. / Украина, прости, о ингуш, мою землю прости! / Казахстан, ты огромен – / пять Франций – / без Лувров, Монмартров – / уместились в тебе все Бастилии / грешных столиц. / Ты огромной каторгой / плавал на маленькой карте. / Мы, казахи, на этой каторге родились».

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №29-31 (527) 25 июля 2011
    Инвестиционный обзор
    Содержание:
    Поделиться рисками

    Владислав Трофимов: «Банк всегда хочет минимизировать свои риски. Если речь идет о модернизации предприятий, значимых для экономики, то почему бы государству активнее в таких проектах не участвовать?»

    Реклама