Отдых круглый год

Притягательный рекреационный объект можно создать только путем комплексного освоения рекреационных территорий и расширения спектра предложений, считает Александр Гордин

Фото: Александр Крупнов
Александр Гордин

Ленинградская область потенциально может стать сильным конкурентом Карелии, Эстонии и Финляндии в сфере рекреационного туризма. Прекрасная природа, близость к мегаполису, а также климатические особенности позволяют развивать в регионе как летний, так и зимний отдых. Но реально эти возможности остаются не полностью реализованными. В Ленобласти только появляются первые примеры комплексного освоения притягательных для отдыхающих территорий. О причинах медленного развития и перспективах бизнеса «Эксперту С-З» рассказывает председатель совета директоров горнолыжного курорта «Красное озеро» Александр Гордин.

Местный фактор

– Год назад вы открыли на своем курорте клинику восстановительной медицины. Почему принято решение о включении в состав комплекса непрофильного объекта?

– У горнолыжного курорта как бизнеса есть свои плюсы и минусы. К минусам относится ярко выраженная сезонность. Зима – лучшее для нас время. У нас хорошие трассы, есть единственный в регионе стадион лыжной акробатики, система искусственного снегообразования. О качестве объекта говорит то, что на курорте проводятся всероссийские и международные соревнования.

Летом тоже все неплохо – средняя заполняемость номерного фонда превышает 75%. «Красное озеро» используется в качестве базы отдыха. Помимо коттеджей обустроены теннисные корты, площадки для мини-гольфа и пейнтбола, прокат лодок, SPA-центр. Туристам есть чем заняться. А вот весной и осенью возникают проблемы с заполняемостью. Особенно тяжело в октябре-ноябре: если нет снега – просто мертвый сезон. Возникают сложности с кадрами: работы нет, а зарплату платить надо. Поэтому открытие клиники – ответ на проблему всесезонного привлечения клиентов.

С другой стороны, хотелось полнее использовать свое уникальное конкурентное преимущество – это озеро. Таких больше нет. Красное озеро – природный памятник регионального значения, его чистейшая вода уникальна по химическому составу и обладает лечебными свойствами. Мы проводили комплексные исследования воды: на вид она мутная, непрозрачная, но в ней нет никаких болезнетворных бактерий. Она богата ионами марганца и железа, кроме того, в ней есть ионы меди и серебра. Благодаря первым вода имеет красный цвет, отсюда и название озера – Красное. Такая минерализованная вода благотворно сказывается на организме человека.

Чтобы использовать этот дар природы, было принято решение построить клинику. Рассчитываем, что предложение окажется востребованным: люди будут приезжать на неделю-другую, проходить комплекс оздоровительных процедур, гулять по лесу, заниматься спортом. Вопросы поддержания здоровья в неуклонно стареющем обществе, при нашей подверженной стрессам жизни в мегаполисах с каждым годом приобретают все большее значение.

– Как выбирали, какую именно клинику создавать?

– Выбрать было достаточно просто. С точки зрения медицинских методик остановились на эндоэкологической реабилитации по профессору Левину (ЭРЛ). Кстати, я сам поклонник ЭРЛ. Есть немало методов, неплохо решающих частные задачи: очищение крови, печени, кишечника. Но они предназначены для отдельных систем организма – эффективность такого воздействия невелика. Между тем основные загрязнения накапливаются в пространстве, окружающем клетки. ЭРЛ позволяет подготовить все органы к глубокому очищению на межклеточном уровне, а затем по освобожденным от шлаков каналам провести глубокую очистку. Метод ЭРЛ признан в современной медицине, удостоен Государственной премии РФ и международных наград.

Прообразом бизнес-модели стал карельский санаторий «Кивач», который тоже специализируется на ЭРЛ. У них, в отличие от нас, нет ни одного местного фактора: пиявок они привозят из Петербурга, водоросли – из-за рубежа, пищевые добавки – из Москвы. Есть только люди и их умение. Наших специалистов обучали сам Юрий Маркович Левин и его сотрудники. Наши врачи имеют многолетний опыт работы в клинике «Кивач», так что мы максимально используем карельский опыт.

– В чем ваши конкурентные преимущества? Почему должны поехать к вам, а не в соседний «Кивач»?

– Во-первых, локация. Мы расположены рядом с Петербургом, который сам по себе является вторым в стране рынком сбыта. Кроме того, к нам удобнее добираться из других регионов. Во-вторых, ценовая стратегия. «Кивач» выбрал для себя самую высокую ценовую категорию, ориентированную на VIP-сегмент. К ним ездят пациенты в основном из Москвы. Мы же решили выйти в другую ценовую нишу: стоимость лечения у нас примерно в полтора раза ниже, чем в «Киваче». Наша базовая недельная программа очищения стоит около 40 тыс. рублей – это сразу расширяет потенциальную аудиторию. Надеемся перетянуть ценовым фактором часть клиентов у «Кивача». Уже есть такие примеры.

– Окупаемость проекта уже понятна?

– Пока не совсем. Мы работаем меньше года, загрузка не достигла плановых показателей. Но растет. Поработаем пару лет и посмотрим, есть ли смысл развиваться в этом направлении. Если все пойдет хорошо, построим на вершине горы многоэтажный санаторий. Вид оттуда будет открываться просто фантастический.

Склоны для середнячков

– Горнолыжный курорт развивать собираетесь?

– Безусловно. Спорт модный, спрос на услуги горнолыжных курортов растет так быстро, что мы начинаем от него отставать. У нас на сегодня десять трасс различной сложности, но представлено не все возможное многообразие. Есть склоны широкие, пологие и длинные – для начинающих. Есть короткие и крутые, так называемые «черные склоны», для профи. Но нужны также средние трассы – для тех, кто уже научился кататься, но к самым экстремальным спускам не готов. Другая проблема – маловато коттеджей и отелей. Одновременно могут разместиться порядка 150 гостей. В сезон мест не хватает. Человек покатался, в город после этого ему ехать не хочется, но места есть не всегда. Пространства для развития достаточно: у нас в долгосрочной аренде более 100 га территории, почти 80% которой пока не освоено.

– Что именно будете строить?

– Совместно с компанией «Астера» разработана концепция успешного развития курорта. Мы пришли к выводу, что необходимо строительство новых трасс. Что бы там ни говорили, но если человек умеет прилично кататься, то ему скучно раз за разом спускаться по одному и тому же склону, хочется разнообразия. Если сможем его предложить, значит, выиграем у конкурентов. Люди будут не просто чаще к нам ездить, но и задерживаться дольше. Согласно концепции, общее количество склонов на курорте можно довести до 25, а суммарную протяженность трасс – до 15 км. Соответственно, одновременно нужно построить около 200 коттеджей, кафе, рестораны. В более отдаленной перспективе следует запланировать возведение спортивно-оздоровительного комплекса с бассейном, кинозалом, конференц-залом. Возможно, и о создании аквапарка есть смысл подумать.

Но для этого необходимы масштабные инвестиции – не менее 2 млрд рублей на первый этап реализации. Встает вопрос инвестиционного ресурса. Что-то, конечно, построим сами, но весь объем не потянем. Поэтому было принято решение о привлечении партнера, желательно крупного. Не найдем – будем искать мелких или средних инвесторов, которым мы готовы передавать участки в аренду.

– Что это даст?

– Надо понимать, что современный рекреационный бизнес может развиваться только комплексно, чтобы иметь возможность предложить клиентам разнообразные возможности для отдыха. Чем больше выбор, тем привлекательнее место для отдыхающих. Мы стараемся вводить дополнительные услуги, но в одиночку инвестору российский Куршавель не построить.

Если разовьем территорию, то в дальнейшем произойдет объединение по системе ски-пассов «Красного озера» с находящимися рядом курортами «Золотая долина» и «Снежный». Образуется самая большая зона катания на Северо-Западе России – до 50 трасс общей протяженностью 25 км. Это будет громадный горнолыжный кластер под Санкт-Петербургом. Думаю, он будет привлекателен для жителей различных регионов благодаря возможности сочетать активный отдых с посещением достопримечательностей Петербурга и Выборга.

Развитие курорта позволит перенаправить часть туристического потока, следующего в Финляндию, особенно если появится аквапарк. Ежегодно наши туристы тратят в соседней стране до 1 млрд евро. Огромный потенциал. Но оттянуть на себя эти потоки непросто: люди за границу едут не просто отдохнуть, а подышать другим воздухом, отключиться от потоков информации, стрессов. Этого ощущения мы обеспечить не можем. А значит, должны брать другим. Например, наш козырь – доступность: к нам можно приехать в любые выходные.

Незаметная программа

– Есть ли поддержка правительства региона? Например, каков эффект от Программы развития туризма в Ленобласти на 2010-2015 годы?

– Программу, если честно, даже не заметили. Правительство Ленобласти собирало нас, на моей памяти, единственный раз. Я выступал, вносил предложения, а изменений пока не вижу. Если говорить о том, какой поддержки ожидаем от властей, то это прежде всего дороги. За зиму они сильно изнашиваются, а с их ремонтом не торопятся. Но ведь успех рекреационного бизнеса напрямую зависит от доступности мест отдыха. Хотелось бы также содействия в решении вопросов с инженерной инфраструктурой. Когда курорт создавался, мы вложились в «инженерку», но мощности по электроэнергии уже практически исчерпаны. А подключение в России, как известно, стоит немало. Ну и третье – стоимость привлекаемых ресурсов. Здесь без помощи государства не обойтись: брать под 14-15% кредиты на строительство курорта нет смысла. Не тот бизнес.

– Какие сложности рекреационного бизнеса требуют вмешательства на федеральном уровне?

– Рекреация – тяжелый бизнес, особенно у нас в стране. Одна из проблем – непроработанность законодательной базы. Например, для рекреационных целей выделяют в основном лесные земли, которые передаются в аренду на 49 лет с правом многократного продления договора на следующие 49 лет, то есть фактически навсегда. Но банковский кредит привлечь под такой актив трудно: возникают проблемы с залогом. Конечно, это вопрос решаемый, но требует времени.

Или другой пример: Лесной кодекс РФ запрещает возводить капитальные сооружения на лесных землях. А подъемник – это временное или капитальное сооружение? Его же не возьмешь и не перенесешь на другое место. Более того, каждая опора рассчитывается и строится под конкретные место и нагрузку. И дом на 49 лет без фундамента, на временных столбиках не построишь. В результате инвестор несет капитальные затраты, но юридически это не признано. Необходимо что-то менять.         

Санкт-Петербург