Уходя – гасят

В условиях стремительно растущих тарифов на энергоресурсы частные компании уже научились считать деньги и активно принимают меры по снижению энергопотребления. А вот с государственными дело обстоит хуже

Плакаты «Уходя, гасите свет!» уже не один десяток лет призывают граждан к экономии электроэнергии. Однако справедливости ради признаем: эти напоминания до последнего времени были не слишком актуальны. «Наша экономика, промышленные потребители, да и мы с вами – население – энергорасточительны. Не хочу утомлять цифрами сравнений с развитыми странами в похожих климатических условиях, но поверьте на слово: на те же задачи мы тратим в 3-15 раз больше энергии», – заметил недавно в своем микроблоге идеолог российской реформы электроэнергетики, а ныне глава «Роснано» Анатолий Чубайс.

В последние годы ситуация стала меняться отнюдь не из-за массированной пропаганды, а потому, что оплата счетов за энергоресурсы стала заметной статьей расходов бюджетов компаний, учреждений, семей. В частности, в Петербурге тарифы на электроэнергию для населения, которые жестко контролируются и регулируются государством, за последние десять лет выросли почти в четыре с половиной раза. Не избежали этой участи и промышленные потребители.

Прогнозы энергетиков о том, что энергосбережением начнут заниматься, только когда платежи за электроэнергию станут существенной статьей расходов, начали сбываться. В магазинах бытовой техники уже стали привычными расспросы покупателей при выборе посудомоечной или стиральной машины, к какому классу энергопотребления относится агрегат, есть ли опция «Отложенный старт», чтобы запускать его в работу в ночное время, когда тариф на электроэнергию ниже. Также довольно активно население переходит на энергосберегающие лампочки.

Двинулись сами

В условиях стремительно растущих тарифов на энергоресурсы и услуги водоснабжения расходы на них сегодня составляют, пожалуй, наибольшую долю в ежемесячных платежах россиян. «Каждый из нас получает квитанции на квартплату, где доля энергоресурсов с учетом затрат на воду составляет половину, энергетическая составляющая в себестоимости продукции промышленных предприятий приближается к 30%», – подтверждает директор регионального Центра РАЭЦ Ольга Гольдина. Согласно официальной статистике, энергозатраты отечественных предприятий на единицу ВВП в восемь раз больше европейских, доля затрат в себестоимости продукции достигает 30-40%, продолжает председатель совета директоров завода «Звезда» Павел Плавник. Одна из основных причин такого положения – устаревшие энергорасточительные технологии, оборудование и приборы. Очевидно, что снижение подобных издержек позволяет повысить конкурентоспособность бизнеса, уверен Плавник.

Большинство частных промышленных потребителей уже работают по программам, направленным на сокращение энергопотребления. Правда, в зависимости от размера бизнеса они придерживаются различной тактики при внедрении энергосберегающих технологий. Как признают в Петербургской сбытовой компании (ПСК), потребители с малым и средним потреблением энергоресурсов в основном ограничиваются модернизацией освещения с применением компактных люминесцентных ламп и светодиодных светильников, а также автоматизацией тепловых пунктов.

Более крупные проявляют интерес к затратным, но при этом более эффективным мероприятиям, таким как автоматизация технологических процессов, установка преобразователей частоты на электродвигатели насосов и вентиляторов, внедрение когенерационного оборудования для параллельной выработки тепла и электрической энергии непосредственно на предприятии.

Прощай, радиатор

Но пока промышленникам не до жиру: чтобы выпускать конкурентоспособный продукт, в нынешних нестабильных экономических условиях они могут себе позволить внедрять лишь «те энергосберегающие технологии, которые гарантированно дадут экономический эффект быстрее и реальнее», поясняет главный энергетик ГОЗ «Обуховский завод» Сергей Касьянов.

В частности, на Обуховском заводе проведена замена устаревших систем освещения на светодиодные светильники и энергосберегающие металлогидридные лампы, теплоизоляционных материалов строительных ограждающих конструкций. Также установлено оборудование для автоматизации систем управления вентиляцией и индивидуальных тепловых пунктов, вторичного использования тепла. Помещения оснащены газовыми инфракрасными нагревателями для обогрева производственных помещений. «По каждому из перечисленных энергосберегающих мероприятий завод сможет сэкономить на оплате энергоресурсов в среднем 5-9%», – констатирует Касьянов.

Похожей тактики придерживается и компания «Микрон». При выборе энергоэффективных мероприятий она в первую очередь ориентируется на свои финансовые возможности, поэтому на данном этапе внедряются самые простые и элементарные технологии, рассказывает главный инженер «Микрона» Дмитрий Соколов. По его словам, компания отказалась от традиционных радиаторов и батарей – все отопление в цехах предприятия переведено на инфракрасные газовые излучатели с автоматическим поддержанием заданной температуры в нужных зонах. Только эта процедура позволила уменьшить расходы на отопление на 300%. Аналогичный эффект получен от частичного перевода покрасочного оборудования с электрического на газовый нагрев. На инструментальном участке произвели замену закалочных печей – сократили энергопотребление с 80 до 10 кВт.

«При определении понятия „экономия энергии“ мы исходим из того, что снижение энергопотребления необходимо не любой ценой, а только при условии достижения определенных экономических показателей. Следует принимать лишь такие меры, которые не сказываются отрицательно на конечных результатах, то есть снижение потребления энергоносителей не должно наносить ущерб благосостоянию и интересам предприятия», – убежден Павел Плавник. Первые шаги в этом направлении были сделаны еще в 2000 году, когда на «Звезде» установили когенерационное оборудование, позволяющее вырабатывать собственные электроэнергию и тепло. Себестоимость этих энергоресурсов на 30-35% ниже цены энергоснабжающих организаций, так что эффект очевиден, говорит Плавник. В 2002-2007 годах на заводе внедрили системы газового лучистого отопления в основных производственных цехах, что позволило снизить потребление газа на 28%, электрической энергии – на 136 тыс. кВт·ч в месяц в течение отопительного периода.

В настоящее время на предприятии установлены локальные компрессорные системы общей производительностью 240 кубометров в минуту. Экономия составила 4,7 млн рублей в год. На нынешнем этапе «Звезда» готовится к реализации качественно новых энергоэффективных мероприятий, направленных не только на экономию энергоресурсов, но и на управление ими. Так, разработан и внедрен проект автоматизированной системы управления энергией, который позволит сэкономить около 5-7 млн рублей.

Мало того, отдельные компании взялись и за решение одной из сложнейших задач – смену менталитета менеджмента в вопросах энергосбережения. «Для большинства людей проблемы энергоэффективности имеют низкий приоритет. Лучшее средство мотивации – сделать менеджеров подразделений держателями бюджета, ответственными за контроль энергозатрат», – считает Плавник. Как раз для этих целей на «Звезде» вводится система хозрасчетных отношений между подразделениями.

Примечательно, что к эффективному расходу энергоресурсов многие производственные компании пришли до того, как государство в 2008-2009 годах сделало повышение энергетической эффективности одним из приоритетов внутренней политики России, то есть до вступления в силу ФЗ №261 «Об энергоэффективности».

Как отмечает Дмитрий Соколов, закон «Об энергоэффективности» не предоставляет возможность, а обязывает потребителей регулярно проводить энергоаудит, разрабатывать и осуществлять мероприятия, направленные на энергосбережение. «Это в первую очередь нужно для нерадивых руководителей государственных учреждений, которые тратят бюджетные деньги без счета. Производителю, ощущающему прессинг на рынке со стороны конкурентов и постоянно думающему о снижении затрат на производство и себестоимости, закон параллелен: он и так будет активно работать по снижению энергопотребления», – рассуждает он.

Бюджетная вакханалия

И это суждение обоснованно. По информации Петербургской сбытовой компании, она реализовала ряд проектов энергосервисных договоров в социальной и бюджетной сферах, а также в жилищно-коммунальном хозяйстве и промышленности. Например, в 2011 году в рамках энергосервисного контракта с МУП «Водоканал» Гатчины ПСК провела мероприятия, направленные на повышение эффективности насосной станции «Серебряное озеро». Это позволило сэкономить более 1,2 млн рублей в год. В 2012 году – опять же в рамках энергосервисного договора с «Выборгским водоканалом» – модернизируется оборудование очистных сооружений. Общий экономический эффект от внедрения энергосберегающих технологий превысит 1 млн рублей в год. То есть позитивные подвижки имеют место.

Но это лишь отдельные примеры. Как заметил на IV Международном конгрессе «Энергоэффективность. XXI век» главный государственный инспектор отдела по надзору за тепловыми энергоустановками и энергосбережению Северо-Западного управления Ростехнадзора Михаил Литвинов, основные нарушители режима энергосбережения в Санкт-Петербурге – компании с госучастием и муниципальные предприятия. «На них приходится до 95% штрафных санкций. В целом мы наложили уже 420 тыс. штрафов за отсутствие у собственников нежилых помещений приборов учета», – подчеркнул он. С Литвиновым согласен и президент Национального объединения СРО в области энергетического обследования (НОЭ) Владимир Пехтин: «Частные компании уже научились считать деньги, им не нужно объяснять, зачем нужны мероприятия по снижению энергопотребления. А вот с государственными дела обстоят хуже. Поэтому нужно на законодательном уровне прописать обязанность всех компаний проходить энергоаудит».

Закон «Об энергоэффективности» должен побуждать неинициативных потребителей к действиям. Однако, к сожалению, некоторых из них больше беспокоит получение энергетического паспорта как факт. В этом документе должны быть прописаны мероприятия программы по повышению энергоэффективности отдельного потребителя.

«Приходится признать: несмотря на широкое освещение идеи движения по пути энергоэффективности, действие закона в части основной идеи дискредитировано и сведено к гонке за оформлением энергетических паспортов в срок, предусмотренный законом», – комментирует Ольга Гольдина. Доходит до анекдотических ситуаций. Нередки случаи, когда социальные учреждения целых районов обследовались зачастую вообще без выезда на объект. То есть паспорта получались формально. «Как следствие, наши дети обречены и дальше мерзнуть в школах и детских садах, старики – в больницах и домах престарелых, только еще больше прежнего, поскольку теперь, когда „деятельность по энергосбережению“ на этих объектах закончена, мифические мероприятия по энергоэффективности „энергоаудиторами“ проведены, средств из казны на энергоснабжение будет выдаваться все меньше год от года», – сожалеет Гольдина. Однако есть надежда, что чиновники все же обратят внимание на эту проблему и не только будут формально контролировать этот процесс в подведомственных им учреждениях, а задействуют стимулирующие рычаги воздействия на нерадивых управленцев.

Санкт-Петербург