Власть должна быть просвещенной

Тема недели
Москва, 02.09.2013
«Эксперт Северо-Запад» №35 (632)
Директор Института химии силикатов имени И. В. Гребенщикова РАН, член президиума СПбНЦ РАН Владимир Шевченко - о причинах реформы академии и о том, каким должен быть академический институт.

- В научном сообществе преобладает мнение, что принятие закона о реформе РАН навредит отечественной науке. Чем именно?

- Слово "реформа" в этом контексте - последнее прибежище негодяев, задумавших ограбить очередную группу населения и пытающихся доказать, что есть огромная разница между членами академии и простыми научными сотрудниками.

Эта реформа - признак наступления тоталитарного режима. Одна из его особенностей - появление личностей, чье мнение считается единственно верным. При сталинском режиме был Лысенко. Сейчас появилась такого же типа личность.

- Ковальчук? (директор НИЦ "Курчатовский институт" Михаил Ковальчук - ред.)

- Вы это сказали. Лысенко тоже умел очаровывать и убеждать. Я студентом физического факультета был на его лекции в 60-х годах, он произвел на меня огромное впечатление. Он был очень убедителен. Этот человек нравился Сталину, потом - Хрущеву. Он говорил простые и понятные им вещи - одно прививаем другому, получаем результат, какие там гены.

Но власть должна быть просвещенной. Она должны понимать, например, зачем нужны эти мешочки с землей, которые всю жизнь собирал Василий Васильевич Докучаев, почвовед. Чиновник, дворянин, зачем, казалось бы, ему это нужно - ездить по всем губерниям и собирать образцы земли? Эта богатейшая коллекция хранится у нас в здании, в соседнем институте, можно прийти и узнать, какая, например, земля в том или ином районе Вологодской области. Если власть не понимает, зачем собирать в коллекцию землю, или минералы, или зерна - это очень плохо.

- Но Лысенко двигала определенная идея, пусть псевдонаучная. А что,по-вашему, движет Ковальчуком?

- Научная тема, которой я занимаюсь, - структурная химия наномира. Появилась она у меня около 30 лет назад.

Я и мои коллеги достигли в этой науке достаточно высокого уровня еще в советское время. Но вот пришел Ковальчук. Сразу стал ворочать: эти делайте то, те - это. "Роснано", программа и прочее. А вот в последние два года вы хоть слово от него про нано- слышали? Нет. Ему казалось, что вот сей момент что-то такое грандиозное он организует и сделает. А наскоком не вышло. А были наняты тысячи людей, истрачены миллиарды рублей, и где это все?

- Почему реформу начали именно сейчас - ни годом раньше, ни годом или позже?

- Ковальчук был директором Института кристаллографии. Коллектив был им очень доволен и поддержал его кандидатуру на эту должность на повторный срок. А отделение физических наук РАН - нет. И в апреле сего года его провалили. Еще раз делают попытку - заставляют отделение голосовать. А у нас академия наук, голосование тайное. Его прокатывают еще раз. Ах так, видимо, подумал он, я вам отомщу.

- Вы согласны, что одна из причин появления законопроекта - нарушение коммуникаций науки и власти, науки и общества?

- А что такое общество? Кто нами интересуется? Те, кого можно назвать просвещенным обществом - студенты, преподаватели, средней руки интеллигенты? Я вас уверяю, клеркам до лампочки, чем занимается академия наук.

- Если резюмировать - законопроект о реформе появился потому, что у власти находится Ковальчук?

- Он повлиял на решение президента страны.

Ковальчук объективно препятствует научной деятельности, пользуясь своим сильным влиянием. Я 25 лет не могу купить в институт электронный микроскоп, а в Курчатовском институте два микроскопа разрешением 0,7 ангстрема. Спрашиваю как-то у заместителя их директора: три года у вас уже приборы -и что? Что открыли-то? А ничего. А мне, говорю, вы оказали неоценимую услугу: заставили напрячь мозги и придумать, как на чужих данных делать работы и открытия. А дали бы микроскоп, я бы только картинки разглядывал - это ведь интереснейший мир.

- Говоря штампами, все же есть неэффективные научные коллективы.

- Мои учителя были выдающиеся ученые и организаторы науки. Один из них - Николай Михайлович Жаворонков, разработавший методы разделения изотопов водорода. Он говорил так: если в институте будут одни гении, они перережут друг друга через месяц. Институт должен быть болотом. Нам нужны и плохие ученые, и средние. Из десяти младших научных сотрудников выйдет один хороший старший научный сотрудник, он же кандидат наук. Из десяти кандидатов наук вырастет один хороший доктор наук. Из десяти докторов наук получится один хороший член-корреспондент, из трех членов-корреспондентов вырастет хороший академик. Вот такой коллектив и надо держать, если вы хотите, чтоб появился ученый, который обогатит мировую науку трудами первостепенного значения. Институт - это социокультурная, соционаучная среда.

- Каковы доли соотношений бюджетного и внебюджетного финансирования вашего института, в том числе от сдачи помещений в аренду за 2012 год?

- Поступления от аренды - менее 5% общего бюджета института. Но они сыграли огромную роль в период, когда науку откровенно игнорировали и не давали денег, в 90-е годы. Тогда ввели налоги на помещения, на землю, резко повысились тарифы на коммунальные услуги. Институт не имел средств на эти услуги, не хватало денег даже на косметический ремонт.

А сейчас арендует у нас помещение фитнес-центр. В каком состоянии были эти подвалы в начале 90-х? На полу полметра стружки, масло, грязь. Рядом размещалась радиационно-физическая лаборатория - пол и стены "фонили" с десятикратным превышением ПДК. Наш партнер компания "Адамант" капитально отремонтировала эти помещения. И внутренний двор, прежде ужасно захламленный, мы привели в порядок благодаря арендатору.

Как только все приводится в приличный вид - тут же появляются люди, желающие это присвоить. И использующие административный ресурс.    

Санкт-Петербург

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№35 (632) 2 сентября 2013
Реформа РАН
Содержание:
Научный отжим

У академического сообщества Петербурга и Ленобласти есть шанс реализовать свой сценарий развития реформы. Удар в виде законопроекта, лишающего академию наук самостоятельности, заставил петербургских ученых критически оценить свою работу и подтолкнул к публичному обсуждению проблем

Реклама