Перевод на местные рельсы

Тема недели
Москва, 21.07.2014
«Эксперт Северо-Запад» №32 (676)
Химическая промышленность России оказалась в зоне особого внимания Минпромторга: при существующих темпах развития и зависимости от импорта поставлена задача создать инновационную конкурентоспособную отрасль с должной степенью экономической безопасности

Химическая промышленность прежде редко становилась центральной темой для правительства и крупных инвесторов, в том числе в СЗФО. Стабильно невысокие темпы роста и некоторая консервативность продуктового ассортимента отрасли на первый взгляд кажутся малопривлекательными. Однако не стоит забывать, что кроме горной (добыча) и основной химии (соли, кислоты, минеральные удобрения) по-настоящему высокой добавленной стоимостью обладают продукты тонкой химии, или химии органического синтеза (производство углеводородного сырья, полуфабрикатов), а также химии полимеров (получение пластмасс, каучука, различных волокон). Эти же направления наиболее востребованы мировым и отечественным рынками и формируют вокруг себя отдельный наукоемкий кластер. Кроме того, о необходимости опережающего развития отрасли говорит и растущая потребность в продуктах химической промышленности во всех секторах экономики, особенно в военно-промышленном комплексе, строительстве, машиностроении, производстве композитных материалов, пищевой промышленности и др.

Впали в зависимость

Сейчас российский рынок на треть совокупного ежегодного потребления продукции химической отрасли зависит от импорта. Ввозится как продукция высоких переделов, так и некоторое сырье для ее изготовления. Основными импортируемыми продуктами являются базовые и высокотехнологичные полимеры, полимерные смолы (1,6%), изделия из пластмасс (20,5%), лакокрасочные материалы (3,5%), химические волокна и нити, специальная химическая продукция и химические реактивы. Вместе они представляют собой заметно диверсифицированную структуру импорта химической продукции. Наконец, удельный вес продукции химической промышленности в товарной структуре импорта в первом квартале 2014 года составил 16%, что на 0,8% меньше, чем за аналогичный период 2013-го. Вместе с тем стоимостный объем ввоза продукции химической промышленности снизился по сравнению с январем-мартом 2013 года на 8,6%, а физический объем – на 17,4%.

Что касается экспорта, то на протяжении 2013-го наблюдалась нисходящая динамика на рынках химического сырья, что непосредственно отразилось на российском торговом балансе. В результате структура российского химического и нефтехимического экспорта, по-прежнему насыщенная товарами сырьевого назначения, оказалась под давлением неблагоприятной мировой конъюнктуры. В частности, из-за снижения цен отмечено сокращение стоимостных объемов поставок минеральных удобрений – главной экспортной статьи химической отрасли, составляющей более 30%. Всего за 2013 год Россия продала за границу продукции химической промышленности на 30,7 млрд долларов.

Согласно данным Российской ассоциации производителей удобрений, потребление минеральных удобрений на внутреннем рынке также сокращается. По словам исполнительного директора ассоциации Игоря Калужского, в 2013 году впервые за несколько лет отмечено снижение закупок в данном товарном сегменте. Динамика сохраняется и в 2014-м. И если два-три года назад объемы приобретения минеральных удобрений сельхозпроизводителями достигали 2,5 млн тонн в пересчете на 100% питательных веществ, то в прошлом году этот показатель снизился до 2,4 млн тонн. Более того, снижение средних цен на минеральные удобрения не помогло повысить потребление российскими сельхозпроизводителями средств химизации.

Также одной из серьезных проблем для российских производителей удобрений, по словам генерального директора ОАО «ФосАгро» Андрея Гурьева, в течение вот уже двух десятков лет являются необоснованные заградительные пошлины на ввоз продукции отечественного производства в ряде зарубежных стран. Сегодня более 20 государств применяют в отношении российских товаров ограничительные меры. Более половины всех антидемпинговых мер введены в отношении российских черных металлов. На втором месте – минеральные удобрения. Так, в Бразилии и Аргентине действуют пошлины на импорт диаммонийфосфата с низким содержанием мышьяка – 6%. Такие пошлины делают качественную и экологичную продукцию российских производителей неконкурентоспособной по сравнению с товарами американских производителей, которые отличаются повышенным содержанием мышьяка. Уже с этого года импортная пошлина для российских экспортеров фосфорсодержащих удобрений в страны ЕС выросла с 3 до 6,5%. Мы ожидаем, что членство в ВТО поможет нам применить механизмы разрешения споров, связанных с дискриминацией в торговле. В настоящее время ассоциация представляет российских химиков в процедуре пересмотра антидемпинговых пошлин на удобрения в Европе.

Свои кадры ближе к делу

В апреле 2014 года в России появилась Стратегия развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2030 года, разработанная Минпромторгом при участии Министерства энергетики РФ. В докладе о стратегии для РСПП химический комплекс представляется как «локомотив мировой экономики и драйвер экономического развития». Определение дано на основе множества статистических сопоставлений и трендов. Например, Германия, где расходы на НИОКР на одного сотрудника в химической отрасли на 10% превышают аналогичные вложения в науку и инновации на рынке телекоммуникаций, на 38% – в автомобилестроении и на 85% – в остальном машиностроении, в совокупности опережает Россию по аналогичным показателям почти в 200 раз. Менее впечатляющее отставание сохраняется и по показателю производительности труда: Россия отстает от США в 6,6 раз, от Германии – в 3,9 раза, и т.д.  

Следует, впрочем, принимать во внимание, что основная доля вложений в НИОКР по европейским «стандартам» предполагает массовую монетизацию и коммерциализацию отдельных инженерных, научных и околонаучных наработок. В то же время статистически учтенная на уровне отдельной корпорации и всего государства структура инвестирования в инновации в отечественной химической промышленности, как и во многих других секторах промышленности, скорее совпадает с планом глубокой модернизации, нежели с вереницей отдельных наукоемких разработок с закрепленными правами интеллектуальной собственности.

Логично предположить, что наибольшую инновационную активность в такой системе проявляют крупные частные компании, имеющие возможность получить более выгодное финансирование либо накопить необходимую сумму собственных средств и по результатам технического переоснащения снизить удельные издержки производства и поддержать конкурентоспособность продукции. При этом около 60% затрат на модернизацию направляется на закупку иностранных технологий и оборудования, а еще около 5% – на адаптацию зарубежных технологий к локальным условиям. Согласно статистике, приведенной в стратегии, доля инвестиционных вложений непосредственно в НИОКР в общей выручке химического комплекса составила в 2012 году всего 0,07%, что соответствует показателям Бразилии (0,1% в 2008-м). В планах министерства целевой показатель должен достигнуть к 2030 году значения 1%.

При этом в среднем в мире предприятия химической промышленности инвестируют в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы 1,2-1,5% своего оборота, в Германии этот показатель составляет около 3%. Более высокими расходами на НИОКР может похвастаться только японская химическая промышленность (4,2% в 2008 году).

Кроме того, в условиях глубокой олигополизации химической отрасли доминирующие вертикально интегрированные корпорации активно развивают собственные направления научно-исследовательских и прикладных разработок и взаимодействуют с ведущими академическими, учебными и отраслевыми научными организациями. Например, корпорация «ФосАгро», ежегодно направляя на НИОКР не менее 600 млн рублей (0,6% выручки по МСФО, которая составила 3,3 млрд долларов в 2013 году), имеет в своем составе единственный в России отраслевой НИИ по удобрениям и инсектофунгицидам имени профессора Я.В. Самойлова (НИУИФ), специализирующийся на фосфорсодержащих удобрениях и ориентированный на разработку экологически чистых и ресурсосберегающих технологий в сфере производства удобрений. Также «ФосАгро» создала проектно-инжиниринговый центр «ГорноХимический инжиниринг», который выполняет проектирование (новое строительство, реконструкция, техническое перевооружение и модернизация) промышленных объектов, конструкторские работы, разрабатывает и внедряет современные технологии в химической и горнодобывающей промышленности, а также выполняет все виды проектных работ по обогащению и переработке минерального сырья, переработке вторичных ресурсов.

Кроме того, участники рынка сходятся во мнении, что залогом успеха на пути к повышению конкурентоспособности химической промышленности и масштабному импортозамещению как составляющей экономической безопасности страны является подготовка инженерных кадров и, как следствие, восстановление компетенций, в том числе в химической промышленности. «Очевидно, что в части повышения конкурентоспособности, а также создания новых современных высокотехнологичных и высокопроизводительных рабочих мест необходимо инвестировать в подготовку профессиональных и квалифицированных кадров. Проблема нехватки профессиональных и квалифицированных кадров все более остро стоит перед российским бизнесом», – комментирует Андрей Гурьев. Согласно статистическим данным, приведенным в материалах доклада для РСПП, с 2007-го по 2010 год количество специалистов химического профиля среднего и начального профессионального образования сократилось с 6,1 тыс. человек до 4,2 тыс.

Предприятия вынуждены самостоятельно готовить кадры. Например, «ФосАгро» проводит серьезную работу в регионах присутствия своих предприятий. Так, в Вологодской, Саратовской, Ленинградской и Мурманской областях при поддержке региональных властей открыты специализированные классы в общеобразовательных школах для углубленного изучения предметов, необходимых для поступления в технические вузы. Компания выстраивает систему подготовки «школа – техникум – институт» и «школа – колледж – институт». Выпускники школ и колледжей получают возможность продолжить образование в Национальном минерально-сырьевом университете «Горный» в Санкт-Петербурге, в его хибинском филиале и в Череповецком государственном университете.

Хотели как лучше…

По итогам 2012 года Россия заняла 13-е место в мире по объемам выпуска продукции химической отрасли с показателем 73 млрд долларов (около 2,3 трлн рублей). Лидером в данном рейтинге стал Китай, где номенклатура выпускаемой продукции немногим отличается от российской, а вот объемы производства превышают отечественные в десять раз. В то же время страна со значительно большей долей продукции с высокой добавленной стоимостью – Германия – занимает четвертое место с показателем 256 млрд долларов (в три половиной раза превышает показатель России), что составляет более 10% всей обрабатывающей промышленности страны. В химической промышленности Германии занято около 436,5 тыс. человек (по данным годового отчета Союза химической промышленности Германии (VCI)), а средние темпы роста отрасли в последние десять лет составили около 3%.

К слову, в России темпы роста химпрома в 2012 году составили всего 1,3%, а в 2013-м – уже 4,5%, заметно превысив индекс промышленного производства в целом по стране, значение которого составило 100,3%. Однако по мнению специалистов Минпромторга, данные показатели не могут обеспечить качественных изменений. Так, в государственной программе «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» указано, что в 2020 году объем выпуска химической продукции должен составлять 285,1% к показателю 2011-го (около 4,3 трлн рублей, или около 130 млрд долларов). Несложно подсчитать, что в таком случае начиная с 2013 года рост в отрасли должен составлять в среднем 7,5%, или 7,1 млрд долларов ежегодно, что уже не выполняется. Кроме того, в программе указано, что производительность труда по данной отрасли к 2020 году должна увеличиться в 1,76 раз.

Тем не менее в вопросе создания высокопроизводительных рабочих мест остается несколько вопросов. В частности, в отличие от госпрограммы, в стратегии указано, что запланированный рост производительности труда к 2020 году составит уже 107,5%, а не 76%, что должно быть обеспечено более крупными капиталовложениями. Однако если в госпрограмме ведомство указало параметры ресурсного обеспечения внебюджетных мер и мероприятий по развитию отрасли в размере 805,3 млрд рублей с 2013-го по 2020 год (объем внебюджетных инвестиций на реализацию инвестиционных проектов и мероприятий по техническому перевооружению в химической отрасли с 2012-го по 2020 год – 1,1 трлн рублей) и бюджетных ассигнований в размере 16,45 млрд рублей, то согласно стратегии должно быть израсходовано совокупно 248,1 млрд рублей по состоянию на 2020 год (в 3,3 раза меньше) и 1,47 трлн рублей к 2030-му. В результате, если следовать расчетам из стратегии, производительность труда в химической промышленности должна увеличиться с сегодняшних 4-4,5 млн рублей на человека (в семь раз меньше, чем у мирового лидера – Японии, и в шесть с половиной раз меньше, чем у США) до 13,6 млн рублей.

Что касается инвестиций, то по СЗФО финансовые вложения предусмотрены только в секторе «Основная химия» (апатитовый концентрат, хлористый калий, аммиачная селитра, карбамид). Общая сумма заявленных инвестиций по предприятиям СЗФО составляет 54,6 млрд рублей с 2014-го по 2020 год. Из шести входящих в стратегию инвестиционных проектов пять представляют собой строительство дополнительных мощностей и модернизацию ранее эксплуатируемых. Лишь один проект, ООО «Неманазот», предполагает строительство в Калининградской области нового предприятия по производству 1,5 тыс. тонн аммиачной селитры и 1,1 тыс. тонн карбамида в год. До 90% продукции нового завода будет экспортироваться. Общая сумма инвестиций оценивается в 13,1 млрд рублей до 2019 года.

Исходя из структуры выпуска химической продукции, приведенной в стратегии, выходит, что из общей инвестируемой до 2030 года суммы (1,47 трлн рублей), предусмотренной «на  конкретные системные  инициативы» согласно «умеренно оптимистическому варианту» развития отрасли, запланированные 300 млрд рублей частных средств уже представлены в виде конкретных программ модернизации и строительства, из которых, в свою очередь, всего 23,3 млрд рублей (7,8%) направлено на развитие именно высокотехнологичной продукции (лакокрасочные материалы, химические волокна, пластмассы, спецхимия и прочее). Практически такая же сумма, а именно – 373,8 млрд рублей, выделяемые непосредственно из бюджета, а также порядка 800 млрд рублей средств из так называемых внебюджетных источников и 373,4 млрд рублей средств на «дополнительные потребности» пока не имеют целевого назначения.

Однако целевое назначение можно проследить с точки зрения различных инициатив повышения эффективности регулирования в химической промышленности и соответствующих мероприятий. В частности, мероприятие по поддержке экспортной деятельности российских производителей предусматривает финансирование в размере 16,3 млрд рублей (1,1%). На повышение доступности финансовых ресурсов на цели создания и модернизации производств планируется выделить 682,5 млрд рублей (46,5%), а на стимулирование кластерного развития и формирование химических индустриальных парков в программе заложено 664,7 млрд рублей (45,3%).

Наиболее многообещающие и долгосрочные меры поддержки химической промышленности, а именно – развитие собственных технологических разработок и кадрового потенциала химической промышленности, получают всего 88,2 млрд рублей (6%) и 16,4 млрд рублей (1,1%) соответственно. В данной инициативе по развитию технологий также предусматривается неоплачиваемое мероприятие под названием «Содействие трансферу технологий»: 1,47 трлн рублей будут направлены в основном на компенсацию процентных ставок по промышленным кредитам и на строительство индустриальных парков химической специализации. А 300 млрд рублей частных инвестиций, вероятно, и пойдут на объявленную модернизацию – во всяком случае, в перечне инициатив отдельной строки про модернизацию нет.

Развивать собственные технологические разработки Минпромторг предлагает через локализацию иностранных производств и создание совместных предприятий с иностранными компаниями с целью трансфера технологий. В прогнозном периоде министерство ожидает значительного увеличения числа таких компаний. Напомним, что на мероприятия по «развитию собственных технологических разработок» отведено всего 88,2 млрд рублей, или 6% общих финансовых потребностей химического производственного комплекса, указанных в стратегии.

Кроме того, по опыту предприятий, уже локализованных на территории России, можно утверждать, что производственные мощности, технологии и компетенции временно переезжают лишь вместе с инженерами-технологами, то есть с человеческим капиталом, но никаких совместных КБ или НИИ с целью воссоздания технологии уже на местном уровне не организуется. Поэтому локализованные производства не могут стать локомотивом роста инновационного производства и импортозамещения, а именно такая стратегия, по мнению вице-президента ТПП РФ Дмитрия Курочкина, сможет вывести российскую химическую промышленность на уровень стран – мировых лидеров.

Невнятные инициативы

Отметим, что массовое капиталовложение в модернизацию вызвано тем, что, как и в других секторах промышленности, тесно связанных с переработкой первичного сырья, удельный вес продукции с высокой добавленной стоимостью в российской химической отрасли мал. «Главным объектом инвестиций в средне- и долгосрочной перспективе должны стать модернизация и строительство новых высокотехнологичных производств, повышающих конкурентоспособность отечественных предприятий через внедрение лучших промышленных технологий и соответствие жестким международным стандартам в области качества, энергоэффективности, промышленной безопасности и охраны окружающей среды. При этом новое строительство и модернизация должны отвечать текущим и прогнозируемым запросам рынка», – отмечает Андрей Гурьев. Действительно, планомерное развитие отрасли, увеличение инвестиционных статей возможны лишь при наличии постоянно действующего спроса на товары и технологии, качество которых лишь спустя несколько лет сможет соответствовать необходимым стандартам.

Более того, в нынешних условиях, при росте глубины переработки химического сырья и повышении качества готового продукта, предприятия наблюдают сокращение рентабельности. Это объясняется в первую очередь высокой степенью олигополизации сырьевых рынков, а также серьезной зависимостью российской экономики от импортируемых базовых и специальных компонентов производства химической промышленности. Кроме того, совершенствование основных фондов связано с необходимостью закупать новое оборудование. По оценке президента Союза химиков Виктора Иванова, уровень износа основных фондов российской химической промышленности крайне велик и опережает показатели, скажем, Китая приблизительно в два раза. В стратегии указано, что уровень износа составляет сегодня примерно 45%, с учетом того что часть основного оборудования предприятий химической промышленности была введена в эксплуатацию в 1930-х – 1940-х годах. При этом зачастую модернизация осуществляется на базе иностранных технологий и оборудования, что, в свою очередь, не дает возможности перенаправить часть капитальных вложений на реиндустриализацию собственного производства средств производства.

Что касается олигополизации сырьевых рынков, то по словам Андрея Гурьева, компании должны инвестировать и в повышение собственной сырьевой безопасности: «Модель вертикальной интеграции по технологическому типу (от добычи апатит-нефелиновой руды, ее обогащения, получения фосфорной и серной кислот, аммиака и переработки фосфатного сырья в сложные минеральные удобрения и кормовые фосфаты до их логистики и сбыта) позволяет компании эффективно управлять затратами по всей цепочке создания стоимости и использовать все преимущества синергии, инвестируя в различные направления своего бизнеса».

Если говорить о системе «спрос – финансирование – производство – потребление» в химической отрасли, то доминирующими игроками неизбежно становятся вертикально интегрированные холдинги как наиболее эффективные структуры. Более того, на них возлагаются надежды по «обеспечению интеграции верхних и нижних переделов химического производства». При этом наблюдается некий технический парадокс в целеполагании приведенных в стратегии инициатив. Так, формирование химических индустриальных парков (вероятно, для увеличения количества действующих предприятий, в том числе среди малого и среднего бизнеса) и поддержка крупнейших национальных проектов признаны приоритетными. Но в следующем рейтинге ключевых проблем лидирует проблема монополизации, а именно – высокие цены и отсутствие необходимого ассортимента сырья, а предпоследнее место, то есть одно из наименее значимых, занимает проблема необходимости самостоятельно развивать инженерную и социальную инфраструктуру при строительстве производственных объектов. Выходит, что необходимость создания дополнительных индустриальных парков химической специализации переоценена.

Таким образом, остаются открытыми вопросы демонополизации сырьевой базы, конкретные инициативы по импортозамещению и, главное, концепция параллельного развития химической отрасли и других отраслей промышленности, которые могли бы начать обеспечивать химиков необходимыми производственными мощностями, оборудованием, технологиями. Это дало бы, в свою очередь, некий мультипликативный эффект как минимум в машиностроении.

Но с одной стороны, отечественная химическая промышленность работает на достаточно высоком уровне рентабельности. Закупает качественное, часто иностранное оборудование и массово модернизирует производство тех продуктовых групп химических товаров, которые пользуются достаточно стабильным и высоким спросом. С другой стороны, государство намерено выстроить глобальную отраслевую стратегию импортозамещения с целью обеспечить экономическую безопасность страны. Для этого необходимо значительно увеличить глубину переработки сырья, создать собственную отрасль и компетенции по производству средств производства, продолжать заботиться о развитии новейших технологий, материалов и прочего, пусть даже путем финансирования ВПК, и в итоге обеспечить стратегические отрасли отечественной продукцией химии и спецхимии при условии растущего внутреннего рынка. Однако проблема заключается в том, что промышленники проявляют недостаточно инициативы и объективно обладают низкой мотивацией для такого масштабного «спасения» отрасли, а государство, похоже, еще не предоставило достаточного количества веских аргументов за аккумулирование усилий.  

Санкт-Петербург

Сопоставление приоритетных инициатив и запланированного финансирования этих инициатив

Сопоставление ключевых проблем химической промышленности и их запланированного финансирования

Целевые показатели реализации Стратегии-2030

Компании – представители химической отрасли в СЗФО

Примеры комплексной и частичной модернизации, а также нового строительства на ведущих химических предприятиях СЗФО в 2012-2014 годах

Структурные особенности химической промышленности РФ
Инновационная активность организаций СЗФО (удельный вес организаций, осуществляющих технологические, организационные, маркетинговые инновации в отчетном году, в общем числе обследованных организаций), %
Расходы на НИОКР химического комплекса, 2011 год, млн долларов

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №32 (676) 21 июля 2014
    Химическая промышленность
    Содержание:
    Перевод на местные рельсы

    Химическая промышленность России оказалась в зоне особого внимания Минпромторга: при существующих темпах развития и зависимости от импорта поставлена задача создать инновационную конкурентоспособную отрасль с должной степенью экономической безопасности

    Реклама