В ожидании либерализации

Внешнеэкономическая деятельность
Москва, 01.06.2019
«Эксперт Северо-Запад» №4 (769)
Оформление финансовых договоренностей при проведении экспортно-импортных операций – одна из основных проблемных точек для участников ВЭД

Выход компании в сегмент внешнеэкономической деятельности (ВЭД) – один из важных признаков зрелости бизнеса. На этом пути бизнесменов подстерегает несколько подводных камней. Изучение местных рынков, общение с потенциальными покупателями, маркетинг – это основа. Но необходимо уделять внимание и изучению отечественного законодательства, регулирующего ВЭД. Пресловутых «камней» здесь не меньше, и один из самых больших – валютный контроль.

О либерализации этого контроля бизнесмены говорят давно, называя процедуру «рудиментом, негативно влияющим на развитие бизнеса». Власти парируют: «либерализация если и возможна, то только при честных правилах ведения бизнеса», иначе велика вероятность, что средства будут направлены на незаконные цели. В условиях шаткого диалога бизнес выстраивает собственные стратегии работы в сфере ВЭД, в том числе об этом шла речь на состоявшейся в Петербурге конференции «Валютные контракты в существующих экономических реалиях. Последнее обновление», организованной журналом «Эксперт Северо-Запад» совместно с Банком «Санкт-Петербург».

Герои бизнеса

«Для российской экономики участники ВЭД очень важны: они более эффективны в сравнении с компаниями, работающими только на внутреннем рынке. Причин несколько: от необходимости работать в условиях жесткой конкуренции на внешних рынках, где помощь государства практически отсутствует, до владения дополнительными сложными компетенциями по ведению внешнеторговых сделок. Залог эффективности в том, что участники ВЭД развивают вовлеченность страны в мировую экономику, передовые технологии и инновации», – уверен модератор конференции, директор Гильдии «Гермес» Роман Козлов.

Первая компетенция, которой необходимо обладать экспортерам, – понимание общей экономической ситуации в стране и ситуации на валютном рынке. Заместитель директора департамента денежно-кредитной политики Центрального банка России Андрей Липин, рассказывая об основных принципах денежно-кредитной политики ЦБ, делает акцент на основной цели – ценовой стабильности. Публично объявленная количественная цель по уровню годовой инфляции – чтобы она постоянно находилась вблизи 4%. Для обеспечения этого показателя, по мнению Андрея Липина, важно «заякорить» инфляционные ожидания и снизить влияние немонетарных факторов.

Банк России прогнозирует годовую инфляцию в интервале 4,7-5,2% в конце 2019 года с возвращением к 4% в первой половине 2020-го. При развитии ситуации в соответствии с базовым прогнозом Банк России допускает возможность снижения ключевой ставки (еще один очень важный показатель для бизнеса) во втором-третьем кварталах 2019 года. В апреле 2019-го Совет директоров Банка России сохранил ключевую ставку на уровне 7,75% годовых.

Локальный пик годовой инфляции прошел в марте, аннуализированные месячные показатели снизились к уровням вблизи 4%, эффект от повышения налога на добавленную стоимость в основном исчерпан. «Решения о повышении ставки в 2018 году были достаточными для ограничения эффектов разовых проинфляционных факторов», – считает Андрей Липин.

В базовом сценарии мы предполагаем снижение ключевой ставки Банка России к началу 2020 года в пределах 0,25-0,5 процентных пункта, подтверждает генеральный директор компании «БСПБ Капитал» Дмитрий Шагардин. При этом основные угрозы исходят извне: усиление торговых войн, ужесточение санкционной политики приводят к замедлению экономической активности в развитых и развивающихся экономиках.

Если говорить о курсе рубля – участники ВЭД, как известно, очень чувствительны к скачкам валютного курса, – здесь важнейшую роль играет введенное в 2017 году бюджетное правило Минфина. Его суть сводится к тому, что Банк России, выступая агентом для Министерства финансов, на открытом рынке покупает валюту на объем нефтегазовых доходов выше 40 долларов за баррель. Вся купленная валюта далее перечисляется в Фонд национального благосостояния (ФНБ). То есть можно говорить о том, что экономика России уже третий год живет при цене 40 долларов за баррель, а все доходы от превышения от этого уровня уходят в валютные резервы. Например, по итогам 2018 года в рамках бюджетного правила куплено валюты на 66,5 млрд долларов (около 4 трлн рублей), что составляет почти 60% от всего притока валюты в страну. Эксперт отмечает, что этот огромный навес спроса на валюту от Минфина вкупе с оттоком капитала из-за санкционных угроз удерживает курс рубля в диапазоне 65-70 руб./долл. уже более полугода даже в условиях относительно высоких цен на нефть.

«Макростабильность важнее экономического роста: страна находится в условиях двойного профицита (по бюджету и счету текущих операций платежного баланса), валютные резервы полностью покрывают внешний долг, уровень государственного долга остается на низком уровне, цены на нефть держатся выше барьера в 40 долларов за баррель, но мы продолжаем складывать доллары в кубышку, не направляя их в экономику», – объясняет Дмитрий Шагардин.

С прикладными значениями Основные требования в сфере валютного контроля при экспорте общеизвестны. Участникам ВЭД необходимо выполнить два правила: своевременно получить валютную выручку на счет в уполномоченном банке и объяснить банку ее происхождение. Есть и третье правило, которое все надеются избежать: в случае нарушения первых двух правил понести ответственность. Процесс либерализации валютного контроля предусматривает минимизацию угроз для наказания бизнесменов, и директор по вопросам регулирования в сфере ВЭД Российского экспортного центра (РЭЦ) Михаил Антипов рассказывает о том, какие первоочередные действия предпринимаются для решения этой задачи. Прежде всего будут смягчены требования к сроку получения валютной выручки. По действующим правилам она должна быть зачислена на счет в уполномоченном банке в срок, предусмотренный контрактом. Эксперты предлагают разрешить зачисление валютной выручки на счет в срок, не превышающий предусмотренный контрактом, – более чем на 30 дней, для этого подготовлены изменения в статью 15.25 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Также планируется расширить возможности признания исполненной обязанности получения выручки на счет в уполномоченном банке (трансферабельный аккредитив) и разрешить зачисление выручки в российских рублях на счет в зарубежном банке (от 10% в 2020 году до 100% в 2024-м). Предложено смягчить и административную ответственность в случае нарушений правил валютного контроля – сейчас она предусматривает штраф в размере 75-100% от суммы контракта. «Подготовлен законопроект, предусматривающий 30-дневный мораторий на штраф за невозврат валютной выручки сверх установленного контрактом срока и снижение административной ответственности до 5-30% для валютных контрактов и 3-10% для рублевых», – говорит Михаил Антипов.

В законопроект включены и нормы, предусматривающие отмену штрафов, замену их предупреждениями для профессиональных участников внешнеторговой деятельности, установление 90-дневного моратория на штраф за непредставление отчетности о валютных операциях. Что касается уголовного преследования, то по действующим правилам, в соответствии со статьей 193 Уголовного кодекса РФ, ответственность наступает, если сумма незачисленных денежных средств превышает 9 млн рублей. В соответствии с поручением председателя правительства Дмитрия Медведева подготовлен законопроект, исключающий статью 193 из УК РФ. В случае принятия закона невыполнение обязанности по репатриации валютной выручки станет квалифицирующим признаком по составам статьи 159 «Мошенничество», статьи 171 «Незаконное предпринимательство», статьи 174 «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем», статьи 174.1 «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления», статьи 196 «Преднамеренное банкротство».

Начальник отдела валютного контроля службы федеральных таможенных доходов Северо-Западного таможенного управления Ирина Корчагина обращает внимание предпринимателей на типичные ошибки, допускаемые при заполнении деклараций на товар (ДТ). К примеру, код валюты цены договора (первый подраздел гр. 22 ДТ) не соответствует коду валюты контракта в УНК. Среди других ошибок – неправильное заполнение второго подраздела гр. 22 в гр. 42 в случае безвозмездных поставок и неверное указание кода характера сделки «058» (безвозмездная сделка) при наличии сведений об УНК в гр. 44 ДТ.

Правильное заполнение декларации предусматривает, что сведения о валюте цены (валюте платежа (оценки) в ДТ указываются на основании УНК. В случае безвозмездных поставок, а также при поставках товаров без заключения внешнеэкономической сделки графы 22 и 42 ДТ не заполняются. В случае если общая сумма обязательств равна или превышает 3 млн рублей по импортным контрактам и 6 млн рублей по экспортным контрактам, требуется постановка контракта на учет в уполномоченном банке и присвоение ему уникального номера.

Гладко на бумаге

Другая спорная история – классификация товаров в соответствии с ТН ВЭД. На вопрос: «Как избежать доначислений таможенных пошлин и налогов после выпуска товаров», директор по правовым вопросам ГК «Континент», генеральный директор компании «Магистраль» Марианна Чугаева отвечает: быть внимательными при оформлении товаров и уметь отстаивать свои права.

На бумаге все выглядит красиво. «Участники внешнеэкономческой деятельности вправе ожидать, что осуществляемая в соответствии с ТН ВЭД классификация товаров, имеющая значение для определения размера таможенных платежей, будет носить объективный, предсказуемый и прозрачный характер и не будет зависеть от усмотрения таможенных органов», – констатируют в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ.

Однако на местах возникают проблемы, и прежде всего при проведении таможенных экспертиз. «В результатах экспертиз зачастую отсутствует качественная исследовательская часть, выводы не мотивированы, используются ненадлежащие источники, в том числе в сети Интернет», – перечисляет Марианна Чугаева. Среди других нарушений – проведение таможенной экспертизы при явной недостаточности сведений, документов и образцов. А ведь цена ошибки эксперта (случайной или сознательной) очень велика. Для участника ВЭД неверная классификация товара – это дополнительное начисление таможенных пошлин и налогов, привлечение к административной ответственности за недостоверно декларированные товары. В случае если сумма неуплаченных таможенных платежей превышает 2 млн рублей, бизнесмен может быть привлечен к уголовной ответственности.

Практическим подспорьем для валютных операций может стать экспортное страхование, уверен руководитель по региональному развитию Coface Россия Александр Щелканов. Страхование рисков, говорит он, будет востребовано экспортерами для подтверждения срыва сроков оплаты поставки контрагентом (и, как следствие, не репатриации выручки в срок) уже в ближайшем будущем. В правительстве готовят новые поправки к закону «О валютном регулировании и валютном контроле», цель которых – расширение доступа компаний к экспортному страхованию, где страхуются риски банкротства и длительных неплатежей со стороны иностранных покупателей, получающих отсрочку.

Старший юрист, руководитель практики интеллектуальной собственности и информационного права компании Maxima Legal Максим Али акцентирует внимание участников ВЭД еще на одном важном вопросе – защите интеллектуальной собственности. «Стоит задуматься о том, что в вашем продукте является особенным как с точки зрения потребителя (бренд, упаковка и т.п.), так и с точки зрения технических решений. После этого можно разбираться, какими инструментами защищать свой продукт: например, зарегистрировать товарный знак на бренд или линейку продуктов, запатентовать дизайн упаковки засекретить ноу-хау и т.д.», – говорит он. «Грамотная стратегия защиты прав позволяет на всякий случай резервировать за собой будущие патенты или товарные знаки в других странах с минимальными издержками», – констатирует Максим Али.

У партнеров

    Реклама