Масштаб человека

7 июня 2007, 00:00

Редакционная статья

За погодой мы порой следим куда более внимательно, чем за перестановками в правительстве или международными скандалами. Оно и понятно. Есть явления, которые неподвластны человеку и его цивилизации со всем ее «прометеевским духом» и претензией на то, что все в наших руках. Современный человек, как и его первобытный предшественник, видя молнию, страдая от жары или холода, осознает свой масштаб на Земле и в мире.

Впрочем, иногда мы склонны ошибаться в масштабе. Например, майскую температурную аномалию многие обсуждали в связи с популярной темой глобального потепления. Понятно, что связи, скорее всего, нет — погодные колебания подчиняются иным законам, чем большие климатические тенденции.

Сейчас большинство исследователей сходятся на том, что вклад промышленной деятельности человека в потепление все-таки есть. Но были на земле и более грандиозные изменения климата. И без вмешательства человека.

Тем не менее мы тоже можем многое сделать. Майский всплеск жары, по некоторым оценкам, только в столице нанес ущерб экономике в 780 млн рублей. Понятно, что прогноз климатических изменений на ближайшие десятилетия имеет для России фантастическую ценность — и для энергетики, и для переустройства территорий, на которых будет разрушаться вечная мерзлота.

Метеорология и климатология критически зависят от объема наблюдений. С 30-х годов ХХ века, с началом использования Северного морского пути, эти наблюдения практически не прерывались ни на один день. Например, на станции «Смоленск» был только один пропуск — в июле 1941 года. Но после 1991 года пропуски появились даже на станции «Санкт-Петербург». За 16 лет у нас «погибло» около трети станций. И изменить эту ситуацию мы вполне в состоянии без вмешательства неведомых сил.

Разумнее подойти к организации науки — также в пределах наших возможностей. Один из специалистов по воздействию Солнца на атмосферу Земли признался нам в частной беседе: «Когда я начинаю говорить о том, что климат скоро будет холоднее, меня тут же обрывает директор нашего института, дескать, нам дают финансирование на глобальное потепление, а не на глобальное похолодание». Конечно, большинство ученых подтверждают тенденцию потепления, но спекулятивный спрос на результат не должен влиять на науку. И добиться этого человечество тоже в силах.

В России есть несколько крупных ученых, специалистов в «погодной области», у них разные методики и результаты (и иногда всего по паре аспирантов), но можно же не выхватывать их по одному из угла, а нормально организовать их работу и критическое общение.

Наконец, простые потребители информации о погоде и климате вполне могут не потреблять туфту, понимая, что очередной прогноз какой-нибудь катастрофы — это всего лишь одна из возможных моделей, часто вообще не связанная с опытом атмосферных наблюдений. Кроме того, в России все-таки лучше ориентироваться на прогнозы Гидрометцентра, чем на популярные в интернете недельные прогнозы, которые даются по данным государственного американского центра, просто не обладающего достаточным объемом измерений по России.