Надо ли знать врага в лицо?

Тренды
Москва, 13.09.2007
«Русский репортер» №15 (15)
Портреты коллег запоминаются гораздо лучше, чем портреты конкурентов. Таков вывод из остроумного эксперимента американских психологов

Когда-то из кинофильма «Мимино» вырезали один эпизод: азиат, встретившись в гостинице с героями Кикабидзе и Мкртчяна, говорит: «Как эти русские похожи друг на друга!» Не секрет, что русские в свою очередь плохо различают представителей азиатских наций — смот­ришь, бывало, какой-нибудь гонконгский боевик и никак не можешь запомнить, кто герой, а кто злодей.

Психологи утверждают, что в экспериментальных ситуациях при опознании лиц представителей другой расы люди ошибаются в половине случаев. Это помимо прочего приводит к многочисленным судебным ошибкам: число случаев неверного опознания преступников свидетелями возрастает вдвое, если опознавать приходится «инородца». А ведь до 75% осужденных, которые были впоследствии реабилитированы благодаря анализу ДНК, оказались ложно обвиненными как раз в результате ошибочного опознания их свидетелями. Особенно эта проблема актуальна в США, где рядом живут представители множества этносов.

Вообще, узнавать и помнить знакомые лица очень важно для выживания. В коре головного мозга человека существует даже специальная зона, занимающаяся распознаванием и запоминанием лиц. Больные «лицевой агнозией», у которых эта зона повреждена, перестают узнавать близких людей. Кстати, эта же зона за долю секунды распознает выражение эмоций, особенно таких, как гнев или испуг, и подает нам «сигнал тревоги». Правда, скорость этого «узнавания» никак не зависит от расовой принадлежности того, на чье лицо смотрят. Почему же так сложно заметить индивидуальные внешние различия между представителями других рас?

Считается, что это дело привычки: просто мы мало общаемся с людьми с другим типом лица, вот и не научились его распознавать. Но недавний эксперимент психологов из Университета Майами заставил усомниться в правильности подобного объяснения. Студентам показали около сотни фотографий совершенно незнакомых им людей. При этом о каждом сообщалось, учится ли он в том же университете, или — в конкурирующем Университете Маршалла (футбольные команды этих вузов — давние соперники). На самом деле ни на одном из снимков не были изображены студенты этих заведений. Однако проведенный позже опрос показал, что лица мнимых коллег по университету студенты запомнили гораздо лучше.

Вывод, который сделали исследователи, таков: мы склонны неосознанно делить людей на «своих» и «чужих» и относиться к ним совершенно по-разному. «Своих» важно знать индивидуально, поэтому в тот момент, когда незнакомец идентифицируется как «свой», в нашем мозгу запускается программа распознавания мельчайших подробностей его внешности. А о «чужом» важно знать лишь, что он «чужой», так что мы запоминаем лишь общие детали, отличающие его от «наших». Это, кстати, стоит помнить и когда мы судим о национальном характере другого народа: мы видим прежде всего то, что отличает их от нас.

Как видно из эксперимента, принцип деления на «своих» и «чужих» распространяется не только на расы и нации, но на любые социальные группы. Как говорится, «рыбак рыбака видит издалека», а вот людей, далеких от рыбалки, видимо, различает плохо (сразу, впрочем, подмечая, что они — «не рыбаки»).

У партнеров

    «Русский репортер»
    №15 (15) 13 сентября 2007
    Телевидение
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Случаи
    Реклама